5 апреля, воскресенье

На III конгрессе РАПК эксперты поссорились из-за праймериз

18 марта 2016 / 18:53

На проходящем сегодня III конгрессе РАПК, политологи и эксперты поделились своим мнением о возможностях партий после праймериз.

На панельной дискуссии «ЕДГ 2016. Общеполитические и электоральные тенденции», модератором которой был глава РАПК Игорь Минтусов, выступили президент Института Региональных Проектов и Законодательства Борис Надеждин; культуролог, глава ИЦ «Московский регион» Алексей Чадаев, директор Института избирательных технологий Евгений Сучков, политтехнолог Андрей Колядин и директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов.

Первым взял слово Борис Надеждин. Он рассказал об использовании социологии в предвыборной гонке: «Я 20 лет пользуюсь методикой Левада-Центра. И могу сказать, что, в целом, к сентябрю 2016 года ситуация не изменится. Ничего эпохального на выборах в Госдуму не случится. Выборы будут не такие однозначные, как в 2007-м, но и не такие, как в 2011-м».

Надеждин рассказал об исследовании, которое он провел на своем одномандатном округе в подмосковном Долгопрудном: «В моём одномандатном округе мы обзвонили 50 тысяч человек. Практически никто на вопрос, чем должен заняться Надеждин, когда станет депутатом ГД, не говорит что-то вроде „Удержать Крым“, „победить Америку“ и пр. Люди не ждут ничего от депутата в смысле идеологии и большой политики. Равно как никого не волнуют темы мигрантов и коррупции (привет Навальному!)».

Также Надеждин привел цифры опроса: «По социологии — 35% ЕР, 12% — КПРФ. Количество определившихся превышает 50%. ЛДПР — 3%, СР — 1,9%., Яблоко — 0,5%. ПАРНАС — примерно 100 упоминаний на десятки тысяч ответивших! И это от МКАДа всего каких-то 25 километров! Важно, что больше половины избирателей уже сегодня знают, за кого они идут голосовать. Это очень много. Основные перетоки идут между ЕР и КПРФ — в головах людей есть всего две серьёзные партии, остальных нет».

Ведущий секции Игорь Минтусов поинтересовался, как политтехнологии повлияли на политическую карьеру Надеждина, на что тот с поразительной откровенностью заметил: «Они отняли у меня несколько миллионов долларов и заставили залезть в долги».

Следующим выступил Алексей Чадаев: «ЕР все свои предыдущие кампании делала на „раздаче пряников“. В этом году людям вместо пряников несут свободу. Теперь предлагается в массовом порядке решить самостоятельно, кто от Партии пойдёт в Госдуму. Поэтому праймериз становятся по-настоящему большим и массовым событием.

Главная неожиданность — ситуация в Рыбинске. Явка на праймериз — 25%. Праймериз носили характер полноценной выборной кампанией с мобилизацией, агитацией и всеми остальными признаками настоящих конкурентных выборов. И эта ситуация сплошь и рядом повторяется на ряде выборов муниципального уровня, например, в Томске. Никаких механизмов для отсечения таких людей нет. И предварительное голосование — замечательная площадка для тех, кто хочет как можно раньше заявить о себе».

«ЕР в невероятно сложной для себя ситуации. Во-первых, голосование за ЕР становится не голосованием „за“ или против Президента, а референдумом по доверию Правительства. Праймериз не защищены законными механизмами, они не подпадают под действие предвыборного законодательству. Мало того, что нужно выстроить машину, аналогичную Центризбиркому, нужно ещё обеспечить легитимность результата. Плюс к этому, есть ряд специфических территорий», — добавил политолог.

«Резюме: в условиях, когда пряников нет, нести вместо пряников свободу было очень хорошей задумкой и, во многом, такой и остаётся. Но механизмов для обеспечения чистоты процедуры крайне недостаточно и сейчас есть высокий риск того, что эта идея ударит бумерангом по Партии», — таким выводом завершил свое выступление Чадаев.

Евгений Сучков, директор Института избирательных технологий, начал свой спич с шутки: «Политолог от политтехнолога отличается тем же, чем учёный-биолог отличается от охотника. Наша задача, как политтехнологов, — охота за голосами. И смотреть на ситуацию нужно с этой точки зрения».

У избирательной кампании в Госдуму, с точки зрения Сучкова, есть «два сценария — инерционный (примерно так же, как и сейчас) и динамический (экстремальные события). Вероятнее всего до дня голосования — инерционный сценарий. И ошибиться не хотелось бы». И добавил: «Никакая революционная ситуация или её подобие ничего хорошего никому не принесёт».

«Партия, избегающая серьёзных технологических ошибок на выборах, всегда добивается более серьёзных результатов, чем партия, обладающая ресурсами, но проводящая аморфную избирательную кампанию. Основа в работе — доминирующие стереотипы массового сознания и психотипы избирателей. И если мы не учитываем это, то ничего хорошего нас не ожидает», — полагает Сучков.

«Российский электорат с технологической точки зрения разделяется на три группы: личностно ориентированные избиратели, политически ориентированные избиратели и „подвижные“ избиратели, которые склонны менять свои предпочтения от выборов к выборам. „Правые“, которые сейчас есть, не удосужились сформировать никакой внятной позиции для общества, вместо этого наскакивая на президента, которого массовое сознание считает своим. „Партии лидерского типа“ — это партия ЛДПР Жириновского. И это партия „Яблоко“. „Бюрократические партии“ — партии власти. Изначально ЕР была создана как бюрократическая, сейчас же — однозначно ассоциируется с положительным образом Путина. В массовом сознании ЕР — партия лидерского типа», — отметил Сучков.

«Задача партии для максимально эффективного проведения кампании в этом цикле — это осуществление т.н. технологической „сшивки“ — приёма, благодаря которому агитация одномандатных кандидатов работает на партийный список, а партийный список работает на кампанию кандидатов. А в 38 субъектов к ним добавляются ещё и выборы в Законодательные собрания», — подытожил директор Института избирательных технологий Евгений Сучков.

Политтехнолог Андрей Колядин выступил с откровенно алармистской позицией, предсказав, что политсистема РФ находится в кризисном состоянии и «все скоро рухнет»

Директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов, рассказал о стратегии «Единой России» на выборах в Госдуму. «Партия власти использует комбинированную стратегию: доминирование, маневрирование, малые и широкие коалиции. По сравнению с предыдущими годами, расширились горизонты технологического маневрирования», — полагает Орлов.

«Одна из основных задач — ясно, не размывая, сформулировать послание избирателям по примеру КПРФ, которые уже сформулировали свои 10 тезисов», — считает Орлов.

С точки зрения Орлова, грядущая кампания в Госдуму имеет три интриги. Это: «Насколько значительным будет доминирование ЕР в одномандатных округах; преодолеет ли 5-процентный барьер партий «Справедливая Россия»; преодолеют ли 3-процентный барьер, необходимый для получения госфинансирования партии «Яблоко», «Родина» и «Патриоты России».

С точки зрения Орлова, результат ЕР будет несколько более благоприятным, чем в 2011 г.; дестабилизация системы маловероятна; легитимность результата можно считать обеспеченной — особенно в свете вновь поднятого вопроса о видеокамерах наблюдения на участках.

Источники: 1, 2, 3, 4, 5


тэги
читайте также