20 апреля, суббота

Евромайдан в сердце Евросоюза

11 ноября 2014 / 22:50

Вспышки насилия в ходе массовых демонстраций — это тоже одна из европейских традиций. Но ни массовость, ни агрессивность не помогут среднему классу Европы добиться своих целей в условиях господства неолиберальной идеологии и кризиса демократических институтов. Нынешние правительства просто не обращают внимания на акции протеста.

На прошлой неделе около 100 полицейских получили травмы различной тяжести в ходе столкновений с участниками массовой профсоюзной манифестации против политики жесткой экономии, которая состоялась в Брюсселе.

За нанесение ранений полицейским в бельгийской столице сегодня были арестованы двое членов фламандской крайне правой молодежной организации. В районе Южного вокзала Брюсселя демонстранты забрасывали полицейских камнями, переворачивали и поджигали машины, разбивали витрины магазинов и зданий. Против разбушевавшихся молодых людей, большинство из которых были докерами из Антверпена, полиция применила дубинки, слезоточивый газ и водометы.

По подсчетам полиции, манифестация собрала в общей сложности более 100 тысяч человек. Акция проводилась в рамках всеобщей забастовки работников госсектора против политики жесткой экономии, объявленной новым правительством Бельгии. По информации организаторов манифестации, в ней участвовали около 120 тысяч человек.

Бельгийские трудящиеся недовольны тем, что в результате урезания новыми властями бюджетных расходов и коррекции налоговой политики покупательная способность сократится у двух третей экономически активного населения королевства. Участники акции протестовали также против повышения возраста выхода на пенсию.

Директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий отмечает, что подобные столкновения для Европы — норма.

«Европейцы просто так живут. Они и в древнее время так жили. В этом нет ничего нового. Для них это норма. Граждане недовольны — они выходят на улицу. Если правительство делает что-то незаконное, его начинают бить. Право на насилие является исходным гражданским правом. Это одна из основ демократии. Это нормальное поведение демократически воспитанного европейского гражданина», — убежден он.

При этом, по словам эксперта, в современной Европе проведение массовой акции протеста вовсе не является гарантией выполнения требований. «В Париже были полумиллионные демонстрации. В Лондоне демонстрации на миллион с лишним человек. Другое дело, что правительство не обращает на это ни малейшего внимания. В этом принципиальное отличие современной ситуации от того, что было двадцать лет назад. Тогда если вы вывели на улицу миллион человек, то правительство подавало в отставку. Сейчас в Европе выведи хоть всю страну, никаких последствий не будет», — сетует он.

Кагарлицкий отмечает, что в условиях неолиберального режима демократические институты перестали действовать. «Кроме процедуры выборов, которая предполагает, что вы выбираете одного из кандидатов, каждый из которых стоит на одной и той же позиции без малейших нюансов, ничего не осталось. Граждане-то привыкли к другой демократии и отвечают на это агрессивно, но в рамках демократических традиций», — говорит он. Эксперт: Кагарлицкий Борис Юльевич

Эксперт еще в 2000 году писал о том, что насилие является пиаром бедных. «Это прекрасно известно по опыту антиглобалистских выступлений. Вы можете вывести сто тысяч человек, но пока вы будете мирно маршировать и писать петиции — ноль реакции. А если будет разбито окно в Макдональдсе, то публикации в прессе вам обеспечены», — указывает он.

Руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН Владислав Белов отмечает, что протест бельгийцев касался отсутствия индексации зарплат, сокращения государственных расходов на социальные цели и возможного повышения пенсионного возраста. «Все это сочетается с межпартийными противоречиями. Бельгия временами жила без правительства долгие месяцы. Это вылилось в невиданный для страны протест», — говорит он.

Эксперт также считает уличные столкновения европейской традицией. «Я не припомню массовых демонстраций, которые обошлись бы без них. Всегда есть маргиналы, радикалы справа и слева. В конце октября в германском Кельне четыре с половиной тысячи правых радикалов, соединившись с футбольными фанатами, устроили столкновения», — говорит он.

По словам Белова, Бельгия — одна из тех стран, в которых правительство не нашло консенсуса с гражданами. И предлагаемые правительством меры налагаются на недовольство Евросоюзом в целом. «Не удивлюсь, если среди демонстрантов были жители других стран ЕС», — добавляет он. Эксперт: Белов Владислав Борисович

По мнению эксперта, правительство пойдет на уступки и отложит свои реформы в долгий ящик, либо уйдет в отставку.

Белов отмечает, что у каждого народа свои ментальные традиции. Всоседней с Бельгией Францией поджоги автомобилей за протесты не считаются. «Это у молодежи такой вид спорта», — объясняют французы.

Заведующий Центрадокументации Евросоюза Института Европы РАН Юрий Борко не считает бельгийские протесты чем-то из ряда вон выходящим. «Это обычное явление. Вышел народ протестовать. Может быть, добьется своего. В этом нет ничего необычного», — сказал он.

Андрей Тихонов

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

мнения
11 ноября / 22:51
Насилие – это пиар бедных
В Европе выведи на улицы хоть всю страну, никаких последствий не будет {Читайте далее}
Кагарлицкий Борис Юльевич, директор Института Глобализации и социальных движений
11 ноября / 22:52
Уличные столкновения – европейская традиция
Бельгия – одна из тех стран, в которых правительство не нашло консенсуса с гражданами {Читайте далее}
Белов Владислав Борисович, руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН
тэги
читайте также