1 ноября, воскресенье

Заигранная пластинка Обамы

04 апреля 2016 / 16:11
военный обозреватель ТАСС

В Вашингтоне завершился четвертый и, как поговаривают, последний в этом формате саммит по ядерной безопасности. Самой яркой деталью этого мероприятия стало отсутствие на нем представителей России. Как из руководства страны, так и из среды ведущих экспертов в этой области.

Объяснения причин неучастия Москвы в саммите прозвучали разные. В Кремле утверждали, что политическая повестка дня данного мероприятия исчерпала себя уже на трех предыдущих подобных встречах руководителей государств. Тем более что нынешнее состояние российско-американских отношений не предполагает достижений каких-либо прорывов в данной сфере. Звучали и более резкие мнения. Например, один из видных российских американистов назвал выступление президента Обамы на вашингтонском форуме, как и предшествующую саммиту статью в The Washington Post, «старой заезженной пластинкой», за которой нет никаких действий, а только слова, слова, слова, которые уже никто не воспринимает всерьез.

И дело тут совсем не в том, что Обама превратился в «хромую утку» американской администрации, что называется, доживает свои последние месяцы в Белом доме и вскоре его сменит там другой человек — представитель республиканской или демократической партии. Проблема в другом — в нежелании США следовать своим же иногда вполне прогрессивным идеям в области ядерной безопасности. Простой пример.

Президент Обама в своей колонке в газете призвал международное сообщество добиваться, чтобы все страны, включая США, ратифицировали Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), а также заключили новый договор о прекращении раз и навсегда производства делимых материалов для ядерного оружия. Спрашивается, что мешает показать здесь пример именно Вашингтону, ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний? Россия, Франция и Великобритания уже сделали это. А США с 2007 года никак не могут провести этот законопроект через конгресс и сенат. Оглядываясь на Соединенные Штаты, не делает это и Пекин. А Пхеньян вообще вышел из этого договора, так как считает, что создание ядерного оружия, для чего и проводятся испытания, для него приоритет номер один — единственная гарантия от агрессии со стороны тех же Соединенных Штатов. Что мешает Вашингтону взять на себя письменные обязательства, о которых неоднократно говорит Пхеньян, не применять силу против Северной Кореи, не устраивать там цветных революций по смене правящего режима.

Не дает таких гарантий Вашингтон. И призыв о ратификации ДВЗЯИ остается только ничем не подкрепленным лозунгом. То есть пустыми словами.

Не собирается достраивать Вашингтон и завод по утилизации оружейного плутония. Он заморожен уже десять лет. И как после этого воспринимать слова Обамы о прекращении раз и навсегда производство делящихся веществ?!

А как можно без возмущения слушать упреки Обамы в адрес Москвы о нарушении Россией Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности? Причем, президент США тут далеко не первый, кто произносит такие пустопорожние слова. На простой вопрос, когда и где наша страна нарушила Договор о РСМД, американцы ответить не могут. Самый «веселый» ответ звучит примерно так: «вы сами об этом знаете». Подобным образом отбивается, в частности, от журналистов заместитель Государственного секретаря США Роуз Геттемюллер, которую сейчас администрация Обамы сватает на пост заместителя Генерального секретаря НАТО.

А ларчик открывается просто. Видимо, Вашингтон не хочет открывать имя своего информатора, который сообщил им о таком нарушении, чтобы его потом не привлекли за клевету. А, с другой стороны, подобным заявлением они хотят уравновесить свои бесчисленные нарушения этого договора. Первая ступень ракеты-мишени, на которой происходит отработка американской системы ПРО, является ни чем иным, как маршевым двигателем ракеты «Першинг-2», которые по условиям РСМД должны быть полностью уничтожены еще в 1989 году. Получается, что США обманули тут Россию, припрятали двигатели от контроля отечественных специалистов. Есть и еще одно серьезное подозрение в добросовестности партнеров из США в честном выполнении Договора о РСМД. Пусковая установка системы ПРО Aegis, которую Вашингтон сегодня размещает в Румынии, а к 2018 году собирается поставить в Польше, Мк-41 может использоваться не только для запуска противоракет SM-3, но и для запуска крылатых ракет большой дальности «Томагавк», что тоже категорически запрещено РСМД.

Россия давно предлагает США сесть за стол переговоров и, как это предусмотрено договором, обсудить взаимные претензии на уровне государственных инспекторов. Но Вашингтон не соглашается. Причина тоже очевидна — сказать там ему будет нечего. А вот объявлять на весь мир, что Москва нарушает свои обязательства, — это пожалуйста, язык от вранья не отсохнет.

Скучно и грустно опровергать и другие упреки США в адрес России. Мол, Москва не хочет идти на дальнейшие сокращения стратегических ядерных арсеналов. В 2018 году заканчивается выполнение Договора СНВ-3, стороны сократят свои арсеналы до 700 развернутых носителей плюс сто на складах и до 1 550 развернутых ядерных боеголовок. И, по мнению Обамы, надо идти дальше — сокращать количество носителей до 500 единиц, а количество боеголовок до 1 000. Красивая идея, ничего не скажешь. Но предназначена для дилетантов.

Если Вашингтон так озабочен проблемой сокращения ядерных арсеналов, ссылаясь на то, что на Россию и США приходится 90 процентов всех мировых запасов, то нет ничего проще, как начать с себя — показать пример Москве, в одностороннем порядке сократить свои арсеналы до заявленных уровней. Но нет, Обама этого не делает, хотя и заявляет в своей газетной колонке: «я, наряду с командованием наших вооруженных сил, продолжаю считать, что наш массивный ядерный арсенал времен холодной войны плохо отвечает сегодняшним угрозам». Более того, он подписывает бюджетное послание, которое предусматривает направить на модернизацию американского стратегического ядерного вооружения, начиная с 2020 года, 900 миллиардов долларов. Для сравнения — вся государственная программа вооружений России 2010–2020 равна в переводе на доллары — 350 миллиардам. А тут только на ракеты и боеголовки к ним — 900! Вот он, оказывается, какой настоящий миротворец, лауреат Нобелевской премии мира за идею «ядерного ноля» Барак Обама!

При этом, что любопытно, предлагая России дальнейшее сокращение ядерных арсеналов, Соединенные Штаты держат в Европе, в пяти странах — Италии, Германии, Бельгии, Нидерландах и в Турции 200 атомным бомб свободного падения В-61. Ведут модернизацию этого вооружения. Недавно в Неваде провели испытания нового варианта этой бомбы В-61-12. Будут в ближайшие годы менять на нее свой европейский арсенал. При этом на двух аэродромах у границ России — в Зокняй (Шауляй, Литва) и Эмери (Таллин, Эстония) несут постоянное дежурство несколько звеньев истребителей F-15 и Tornado, способные применять эти бомбы. Самолеты не только американские, но и из других стран НАТО, где нет своего ядерного оружия и, согласно Договору о нераспространении ядерного оружия, там не имеют права даже знакомиться с методами применения этих бомб. Но США обучают этому их летчиков.

И тот, кто читал колонку Обамы в Washington Post, не мог не обратить внимание на его заявление: «Мы укрепляем глобальный режим — в том числе Договор о нераспространении ядерного оружия — который препятствует распространению ядерных вооружений». Спрашивается, как же вы укрепляете «режим нераспространения», если нарушаете его уже тем, что в Комитете по ядерному планированию НАТО присутствуют представители 27 государств альянса, за исключением Франции, которая не входит в этот комитет, а 25 государствам, что не должны иметь доступа к ядерным вооружениям, вы рассказываете, как его применять?!

Вот так слова Обамы соотносятся с реальной политикой США по ядерной безопасности. Говорить о двойных стандартах, о лицемерии и фарисействе президента США уже не хочется. Тут, как в той пословице, плюй в глаза — все божья роса.

Есть еще одна очень важная деталь, связанная с американским ядерным оружием в Европе. Атомные бомбы В-61 относятся к классу тактического вооружения. Но, размещенные на европейском континенте, для России они становятся стратегическим вооружением. Расстояние от Шауляя до Смоленска, от Таллина до Санкт-Петербурга для сверхзвуковых истребителей измеряется десятками минут. И когда в Вашингтоне заговаривают о дальнейшем сокращении стратегических ядерных арсеналов, мы предлагаем им договориться об арсеналах, расположенных на чужих территориях. Давайте, говорим, сначала выведем все ядерное оружие на свою территорию, как это сделала Россия, а потом будем дискутировать о дальнейших шагах в этом направлении. Но у американских партнеров тут же сразу пропадает интерес к таким разговорам.

Бывший начальник главного штаба Ракетных войск стратегического назначения, ныне консультант командующего РВСН генерал-полковник Виктор Ерин в интервью ТАСС заявил: «необходимость сокращать ядерные вооружения должна накладывать ограничения на развертывание других систем вооружений — стратегических систем противоракетной обороны (ПРО), дальнобойных высокоточных средств нападения, так называемых систем быстрого глобального удара. Вызывает озабоченность и нежелание США отказаться от программы развертывания ударных систем в космосе». А без этого, добавим от себя, все разговоры, сконцентрированные только на сокращении ядерных вооружений, — попытка США размыть проблему, получить односторонние военные преимущества, резко сократив стратегические силы сдерживания своего, не будем говорить, вероятного противника, скажем мягче, конкурента на мировой геополитической арене.

Понятно, почему наши лидеры не поехали в Вашингтон на саммит по ядерной безопасности. В очередной раз слушать пустопорожние заявления Барака Обамы, за которыми только пропагандистская риторика и больше ничего? Это все равно, что воду в ступе месить — малопочтенное занятие. На него тратить время — нерационально, просто нет смысла.

Мнение военного обозревателя ТАСС Виктора Литовкина
не всегда совпадает с официальной позицией агентства ТАСС.


тэги
читайте также