19 июля, пятница

Я русский бы выучил...

07 июня 2014 / 14:51
кандидат исторических наук, публицист

Мединский, который на совещании у президента говорил о том, что «вместо фэншуя нужно в ДК учить народным промыслам», отчасти прав.

На недавнем заседании президентского совета по межнациональным отношениям Владимир Путин выразил свое недовольство результатами последнего ЕГЭ по русскому языку. Недовольство понятно: результаты более чем скромные.

Стоит напомнить, что последний единый госэкзамен прошел наиболее «чисто»: научились эффективно пресекать возможности для списывания, использование готовых ответов и прочие нехорошие вещи, ставшие для ЕГЭ уже практически традиционными. Эта негативная традиция была прервана, что сказалось на результатах. По некоторым данным, в ряде регионов РФ до трети выпускников не смогли сдать экзамен даже на «тройку». Именно поэтому уже через несколько дней после злополучного экзамена Рособрнадзор снизил проходной порог по русскому с 36 до 24 баллов.

По мнению ректора МГУ, это решение спасло аттестат каждого пятого выпускника этого года.

В общем, недовольство результатами вполне понятно. Президент, надо сказать, не только критиковал, но и предлагал. В частности, «еще раз вернуться к программе преподавания русского языка, требованиям качества работы преподавателей». При этом Путин отметил, что «в последние годы государство сделало многое для того, чтобы повысить статус учителя, обеспечить достойные условия для работы». Это, кстати, правда: как минимум, по словам моих знакомых школьных учителей, зарплата учителя выросла, статус профессии стал несколько выше. И это хорошо и правильно, но есть ряд нюансов, о которых в Кремле, видимо, не догадываются.

Несколько лет назад, когда реформы системы образования уже шли полным ходом, один мой знакомы педагог, школьная учительница физкультуры, описала ситуацию так: «в целом всё прекрасно, на жизнь денег теперь вполне хватает, школа регулярно получает необходимы инвентарь, но есть одна проблема. Нам бы второй штат нанять. Ну, чтобы мы учили, а второй штат все эти бумажки необходимые для отчетности рисовал. Потому что бумажки заполнять — это очень нужно, нужно настолько, что на преподавание времени остается немного».

Нынешняя беда школ, да и вузов — это бесконечное бумагомарательство.

Всё это ежегодное переписывание ФГОСов, УМК, рабочих программ и учебных планов. Переписывание не в части содержания или методического подхода, а в части «преамбулы» и распределения часов по четвертям или семестрам. То есть, мутной воды, от которой не только педагога, а любого нормального человека слегка подташнивает. Более того: стандарты всех этих «планов» составлены таким образом, что до последнего момента, до самой крайней возможности педагог не использует эти стандарты на практике. Есть ощущение, что их придумывали явно не преподаватели и явно не для преподавателей, а для отчётности по реформам. Чиновники для чиновников.

Наблюдая всю эту систему, хотелось бы предложить: а пускай все эти планы по всем дисциплинам пишут в Минобре. Да, это будет выглядеть совсем чудовищно и оторванно от реальности. Но мы, педагоги, всё равно пользуемся этой бумажной массой на практике крайне редко. А уж отчитаться о проделанной работе мы как-нибудь сможем. Такой подход обеспечит большее количество времени на преподавание, в том числе и русского языка. Потому что иной подход, когда педагог станет обладать реальным правом голоса, а то и получит статус государственного чиновника — не будет реализован, видимо, никогда.

Что касается самого предмета, русский язык — он сложный. Я бы даже сказал, очень сложный. Все эти правила в голове не то что ребенку, но и взрослому бывает удержать проблематично. Это подтверждает и тот факт, что у нас с трепетом относятся к людям с «врожденным чувством русского языка». Само словосочетание говорит о многом.

Вы когда-нибудь слышали о людях с «врожденным чувством математики» или географии, или органической химии, или правоведения?

Это, конечно, не повод опускать руки и наплевательски относится к русскому языку. Это, скорее, повод сделать русский язык престижным.

Сделать литературную грамотную речь модной. В нашем школьном учебном процессе педагог всегда ориентируется на самого слабого ученика. Он его «подтягивает», в то время как более сильные школьники скучают на уроках. Им вся эта информация уже понятна. Поэтому можно и нужно делать факультативы и кружки «русской словесности и письменности» на базе школ. Не смейтесь: я сам ходил на такой факультатив в школьные годы. Это дало некоторый эффект. Но факультатив, поскольку он был почти неофициальным, очень скоро закрылся. При наличии же системности и устойчивой моды, социального запроса на русский язык, подобные секции углубленного изучения дадут свои положительные результаты очень скоро. Поэтому министр культуры Мединский, который на том же совещании у президента говорил о том, что «вместо фэншуя нужно в ДК учить народным промыслам», отчасти прав. Только не народные промыслы нужно давать, а русскую культуру. Но для того, чтобы все эти кружки стали востребованными и посещаемыми, наша культура должна стать престижной. Чтобы, говоря о русской культуре, мы вспоминали не об условном ансамбле «Золотое Кольцо» и песне «За мои огромные глаза называешь ты меня глазуньей», а идентифицировали современную русскую культуру, как минимум, с Пелагеей и Игорем Растеряевым.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также