18 октября, пятница

Венедиктов против Лесина: свобода слова тут ни при чем

17 ноября 2014 / 21:55
публицист, историк

Такая встреча состоится во вторник. Чем закончится – вскоре увидим. Но несомненно одно: речь не идет о "разрушении последнего оплота либеральных масс-медиа".

Есть тема, на которую медиа-сообщество реагирует традиционно бурно. Эта тема — судьба СМИ, которые в России принято называть либеральными. Медиа-тусовка и просто сочувствующие граждане в основном из числа тех, кого в тусовке считают «рукопожатными», бурно обсуждают любое событие в этом сегменте медиа-сферы, причем практически все разговоры ведутся в наклонении «кровавый режим убивает последнее свободное СМИ». Последними рупорами свободы в разное время назывались УЖК имени Евгения Киселева с НТВ, телеканал «Дождь», издательский дом «КоммерсантЪ», газета «Ведомости», интернет-издание «Лента.ру». «Последних бастионов свободы», таким образом, за последние почти 15 лет насчитывается уже с десяток. И все они в глазах либеральной общественности уже пали или вот-вот падут. Хотя, честности ради, следует отметить, что все данные медиа продолжают функционировать, пусть и с другими командами.

Теперь звание последнего рупора, который «кровавый режим» пытается задушить, гордо носит радио «Эхо Москвы».

История с конфликтом главного редактора радиостанции Алексея Венедиктова и председателя правления ОАО «Газпром-медиа холдинг» Михаила Лесина, меж тем, куда как прозаичнее. Журналист «Эха» Александр Плющев оставил в своем блоге запись, мягко говоря, некрасивую. Неважно о ком, главное — очевидно некрасивую. И Михаил Лесин указал на это Алексею Венедиктову. Наверняка в довольно резкой форме, но история и впрямь вышла с чисто человеческой точки зрения паскудная. И Лесин потребовал журналиста уволить. Неправомерно потребовал, что сам потом и признал, но тут эмоции, штука такая.

Главный редактор радиостанции указал сотруднику на некорректный твит, тот твит убрал, но не извинился. Вообще, тут имеется нюанс и довольно давняя общественная дискуссия: считать ли высказывание в личном блоге таким высказыванием, за которое публичный человек (а журналист, без сомнений, таковым человеком является) поводом для неких последствий на рабочем месте. Вроде бы блог частный, но с другой стороны — ведет его вполне конкретный журналист. Об этой коллизии спорят давно, но единого мнения так и нет. И мнение Венедиктова тут с мнением Лесина также не совпало.

По уставу «Эха Москвы» последствий для Плющева быть не должно, более того — по уставу уволить его может только генеральный директор по представлению главного редактора. Иными словами: без такого представления журналист не может быть уволен. Алексей Венедиктов давно и хорошо подстраховался от возможных споров с мажоритариями «Эха Москвы». Устав радиостанции написан «под Венедиктова», делая его фактически бессменным главным редактором. При этом изменить устав можно только при голосовании 75-ю процентами акций. У «Газпром-медиа» только 66 процентов, остальные распределены между миноритариями, среди которых опальный олигарх Владимир Гусинский, сам Алексей Венедиктов и ряд журналистов радиостанции. Таким образом, ситуация становится тупиковой: вряд ли миноритарии проголосуют за изменение устава, а без их голосов поменять устав не получится. Представители «Газпром-медиа» в совете директоров могут уволить самого Венедиктова, но он останется политическим обозревателем на «Эхе», а на его место автоматически попадает один из его замов. Более того, Венедиктов сможет вновь выставить свою кандидатуру на голосование, и трудовой коллектив его, с большой вероятностью, поддержит. По крайней мере, все опыты предыдущих голосований на «Эхе» давали почти стопроцентный результат за Венедиктова.

И вот эта ситуация у прогрессивной общественности получает однозначную интерпретацию: «кровавый режим» руками Михаила Лесина решил покончить с последним оплотом свободы в российских медиа.

Меж тем, однозначно роль «режима» в истории никак не прояснена никем из комментаторов, а сам Михаил Лесин на днях высказался вполне конкретно: уничтожать «Эхо Москвы» в его планы никак не входит. Более того, согласно реакции Лесина, опубликованной в «Новой газете», он готов к диалогу, готов объяснить свою позицию. «Венедиктов поставил меня в неловкое положение. Я должен довершить начатое дело. Мы же не можем так наплевательски относиться к акционерам. Конфликт не носит существенного политического характера. Я очень аккуратно с этим активом в течение года обращался. Все претензии политического характера или вопросы, которые у меня возникали, я решал достаточно человеческим путем — выслушивал позицию Венедиктова и обозначал свою», — пишет Лесин. И добавляет: «С моей стороны был послан сигнал, дана возможность исправить ситуацию. Я и с сотрудниками „Эха“ готов говорить — приехать к ним и объяснить свою позицию. Не посадить их за свой стол и с грозным видом прочитать лекцию о морали, сидя во главе стола, а приехать к ним в редакцию».

Такая встреча состоится во вторник. Чем закончится — вскоре увидим. Но несомненно одно: речь не идет о «разрушении последнего оплота либеральных масс-медиа». Там и с либерализмом-то не совсем понятно. Тот же Михаил Лесин так характеризует Алексея Венедиктова: «Венедиктов всегда был для меня умным и талантливым политиком, много лет лавирующим между всеми акционерами, политическими силами. Он был для всех удобным. Все эти мифы, что он супердемократичный и либеральный, оставьте себе». С этой характеристикой, пожалуй, стоит согласиться: Венедиктову, скажем, долго припоминали штатные оппозиционеры «вискарик», который главный редактор «Эха» распивал с первым замглавы президентской администрации Алексеем Громовым и столичным вице-мэром Александром Горбенко на фоне бурного декабря 2011 года и переговоров оппозиции со столичной мэрией по поводу проведения митинга на Болотной площади.

Так что Венедиктов не раз показывал себя переговороспособным медиаменеджером.

В отличие от некоторых своих подчиненных, которые зачастую склонны к показной эпатажной позиции почти радикального толка.

Венедиктов не раз публично выражал уверенность в своем будущем в кресле главного редактора. Дескать, если меня уберут, вместо меня будет Бунтман или Варфаломеев, а это куда более резкие ребята.

Иное дело, что персональный конфликт между двумя медиаменеджерами, работающими в одном холдинге — штука слабопрогнозируемая. Это же личное, и тут возможны варианты. Тем более, что уволить Венедиктова с поста главного редактора Лесину, как представителю мажоритарного акционера и своего рода начальнику Венедиктова, похоже, не составит особого труда. Но это не вопрос свободы слова, а вопрос того, как случилось так, что конфликт, в сущности никому не нужный, был раздут до такой степени. Но мужики, надо думать, как-то разберутся. Может, просто сядут и «вискарика» выпьют.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также