14 октября, понедельник

Украинская историческая ретроспектива

20 марта 2014 / 12:29
Член Общественной палаты города Москвы

Судьбу Украины решат не Галиция, и не Донбасс, ее решат Киев, Одесса, Харьков и центр Украины, которые и есть коренная основа страны.

История нашей страны, которая после событий в Абхазии и Южной Осетией в 2008 году медленно и тяжело тащилась по ухабам мирового кризиса, в феврале 2014 года снова помчалась вскачь.

Всего месяц назад в Киеве еще правил законный президент, а оппозиция металась по площади и жгла покрышки, а сегодня ее вожди с помощью напуганной Верховной Рады уже создали свое «временное правительство». Что-то похожее было, помнится, и в Петрограде в весенние дни в 1917 году.

Все так похоже: есть теперь в Киеве и свой вариант Петросовета в лице «Совета майдана», и установилось двоевластие: умеренные национал-либералы верховодят в правительстве и парламенте, а национал-радикалы царят на майдане, и их представители («министры-националисты», если брать по аналогии с «министрами-социалистами» образца 1917 года), якобы направлены «народом» в правительство, их депутаты крайних взглядов и разные «комиссары» постоянно давят на исполнительную и законодательную власть. А где-то, может быть, мрачные ультрарадикальные группы, готовят свой «октябрьский переворот», и тайно собираются армейские и полицейские офицеры и думают, что же им делать с этим всем вопиющим безобразием.

Вошел в состав России Крым, вернуть его назад у Украины нет шансов, бунтует русский юго-восток, угрожая федерализацией, легко перерастающей в сецессию, на территории центральной Украины идет клановая борьба разных клик, напряжение слишком часто приобретает черты национального противостояния.

В Западной Украине тупо и мрачно утверждают свою власть национал-радикалы, уже слышится писк придавливаемых ими либералов.

Подкарпатская же Русь, вдохновленная примером Крыма и не любящая в массе своей «западенских» националистов, сегодня с надеждой смотрит на Россию, как она смотрела на нее еще во времена Ивана Франко в середине позапрошлого столетия, и обращается в лице объединения прикарпатских русинов к президенту России с просьбой о защите от «галицкого фашизма», призывает народ подняться на защиту от «галицких банд».

Ведь в глазах русинов Подкарпатья жители Галиции не только не являются такими же русинами, но они даже вообще не украинцы (украинцы для них — жители центральной части Украины с Киевом), их воспринимают отдельной этнической общностью, руководимой «галицкими нацистами».

А ведь было время, то самое, когда творил Иван Франко, когда многие галичане и русины вместе с надеждой смотрели на Россию, вместе не любили немцев, австрийцев, венгров и поляков. Среди галичан и русинов было много таких, которые хотели бы поражения Австро-Венгрии в войне с Россией и ее распада с тем, чтобы войти в состав Российской Империи и соединить всех восточных и западных славян под скипетром Императора Всероссийского.

Но разные судьбы оказались у русинов и галичан. И здесь надо вспомнить известный пакт Молотова-Риббентропа и секретный протокол к нему о разделе сфер влияния.

Не хочется в эти дни всеобщего ликования вспоминать мрачные страницы нашей истории, но надо, потому что это важный и нужный для нас урок на будущее.

Говорят, что нет морали в политике. Врут, негодяи!

Есть правда, и есть ложь, есть честь, и подлость, и нельзя ради минутных выгод идти на сделку с дьяволом! Аморальным был мюнхенский сговор, аморальным был и секретный протокол к пакту Молотова-Риббентропа, по которому к СССР отошли ранее признанные им Прибалтийские республики, румынская Бессарабия и значительная часть Польши, в том числе, Галиция, которая, в отличие от прочих предвоенных наших приобретений, ранее никогда в истории не принадлежала Российской Империи.

Королевство Галиция и Ладомерия (Владомерия, Галицко-Владимирская (Волынская) Русь) была в составе Австро-Венгрии до 1918 года, а после ее развала стала зоной социальных и национальных конфликтов. Многие галичане участвовали в Гражданской войне на Украине на стороне Петлюры, а после оказались в «панской Польше». На объединении в единой Украине для них был поставлен крест, от Гражданской войны осталась ненависть к большевикам и большевистской России, к русским вообще. Но настоящий подъем русофобии случился после занятия в 1939 году Галиции советскими войсками и тех «чудес» которые сотворили там коммунисты и чекисты.

Русины тогда не попали под власть советов, они продолжали смотреть с надеждой на далекую Россию, ждали советскую армию во время войны, там росло движение сопротивления, многие русины погибли в концентрационном лагере смерти Думен близь Рахова. Впрочем, и многие честные галичане в то время тоже пострадали от рук немецких фашистов и их приспешников из УНА-УНСО, так что друзей СССР в Галиции в живых почти не оставалось.

Советские войска освободили Галицию и Подкарпатскую Русь, но если подавляющее большинство русинов встретили с радостью советскую армию и практически добровольно вошли в состав советской Украины, то в Галиции было и осталось множества смертельных врагов России, которые ждали своего часа, передавая ненависть в поколениях, и дождались его сегодня.

Надо отметить, что интеллигентский и умеренно националистический «киевский майдан» сегодня уже перестал бы существовать, если бы там не было боевых отрядов из Галиции, которые захватили контроль над майданом и превратили его в центр радикализма, шовинизма, галицийского неофашизма, прикрывающегося общеукраинскими лозунгами. И они же сейчас начали новое наступление на Подкарпатскую Русь, чтобы выбить, вытравить из сознания русинов Подкарпатья любовь к России. Не выйдет!

Референдум в Крыму всколыхнул всю Украину.

Но речь уже не о Крыме, он уже в составе России. (В свое время Андрей Сахаров сказал, что «надо разъединиться, чтобы потом объединиться». Вот процесс и пошел, но не так, как думали демократы в те далекие дни, если вообще об этом думали).

Граждане же Украины на ее Востоке в большинстве видят свое будущее в составе некой украинской федерации, сторонники объединения с Россией не так там и много. Но там сравнительно много сторонников коммунистов (в отличие от того же Крыма), это «красный пояс» Украины. Галицийских националистов они считают фашистами и в этом на удивление солидарны со скорее «белыми» по духу русинами, которые любят Россию, но не советских коммунистов, от которых осталась не слишком добрая память в Подкарпатье.

Но судьбу Украины решат не Галиция, и не Донбасс, ее решат Киев, Одесса, Харьков и центр Украины, которые и есть коренная основа страны.

Решить же судьбу Украины в принципе можно только вне национальной повестки, в условиях провозглашения равноправия народов, входящих в состав Украины, по образцу соседней Российской Федерации. Националисты, лживые политики, жадные временщики, разные мечтатели и хулиганы в любом другом случае разорвут и уничтожат украинскую государственность.

Надежда на олигархов и буржуазию плохая, городской средний класс разобщен и искусственно втянут в национальные дрязги, что объективно бьет по коренным интересам горожан, сельское население пассивно.

Остается надежда на профессиональных чиновников и армию. Пусть слабая, но она есть. Нельзя дать ее заменить полуфашистской национальной гвардией, тогда распад Украины неизбежен, и может опять пролиться кровь.

Украинская армия может сыграть свою позитивную роль, как она сыграла недавно в Египте. Украинские военные сегодня демонстрируют высокое чувство ответственности перед народом, к ним с благодарностью за выдержку обратился президент Путин. Украинцы и русские — братья по оружию: не мы ли вместе в 1944 году в составе Первого украинского фронта наголову разгромили дивизию ваффен-СС «Галичина»? Что, украинские военные не справятся с кучкой фашиствующих хулиганов с нашивками? Справятся, и, надеюсь, без крови, те сами как тараканы разбегутся по щелям.

Необходимо восстановить власть на Украине, причем на новой основе национального и этнического равноправия с элементами федерализма.

Есть проблема у юго-востока, пусть будет Донецкая и Днепропетровская автономные республики в составе Украины, проблемы на Западе — Галицко-Волынская и Подкарпатская, там, где компактно проживают этнические меньшинства — автономные округа. Придать статус городов федерального (национального) значения Киеву, Одессе, Харькову тоже было бы неплохо. Вернуться к дружбе и союзу с Россией, стать нейтральной страной, мостом между Востоком и Западом. К такой подлинно демократической Украине с радостью может присоединиться и Приднестровье, которое сегодня боится как румынских националистов, так и галицких неофашистов.

История учит, что не надо совершать бесчестные поступки, надо извлечь из нашего опыта всем урок: СССР присвоил чужие земли в 1939 году, и это отзывается болью русского и украинского народов через 75 лет.

Есть мораль в политике, и горе тем, кто этого не понимает, тем же США, Германии и Польше. Вернется и к ним «политический бумеранг», не сегодня, так завтра.

Крым уже в России, это российская земля, Украине надо будет с этим согласиться, и это будет прямая, честная и ответственная политика. Россия уже вернула народам в Европе все, что ей не должно было принадлежать: Галиция и Подкарпатье находятся в составе Украины, западные польско-белорусские земли — в Белоруссии, Прибалтийские республики и Молдова — свободны. Приднестровье мы пока охраняем, но это, полагаю, временно.

Мы уже отдали все чужое, но вернули и наше, наш Крым: это морально, справедливо, и мы верим, что это станет примером и для братской Украины.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также