17 июля, среда

Украина продает «Украину»

09 октября 2015 / 20:22
военный обозреватель ТАСС

Военный обозреватель ТАСС Виктор Литовкин рассказывает, почему Украина продает на лом недостроенный ракетный крейсер.

Украина — родина мазохистов. Не только потому, что там родился и жил знаменитый исследователь этого неоднозначного явления писатель Леопольд фон Захер-Мазох (во Львове на его доме есть даже мемориальная доска, а в нем — маленький музей), красочно описавший все это непотребство во множестве своих произведений, в том числе и в романе «Венера в мехах». Но еще и потому, что редко где найдется так много государственных деятелей — политиков и военачальников, которые умеют и любят сладострастно расковыривать старые державные раны, испытывать особое удовольствие от побоев своей несчастной страны тяжелыми плетьми и без какой-то личной выгоды нелепо выставлять ее перед мировой общественностью в неприглядном, если не сказать более резко, свете. А случилось вот что.

Командующий Военно-морскими силами страны вице-адмирал Сергей Гайдук рассказал корреспонденту газеты «Флот Украины», что Киев собирается продать недостроенный ракетный крейсер «Украина», который подпирает причальную стенку Николаевского судостроительного завода имени 61 коммунара. Адмирал так и сказал: «крейсер „Україна“ — це відламаний від держави кусень, його буде реалізовано, а кошти з реалізації підуть на будівництво нових кораблів і катерів». В переводе на-русский это звучит так: «крейсер „Украина“ — это отломленный от государства кусок, он будет продан, а средства от его реализации пойдут на строительство новых кораблей и катеров».

Назвать ракетный крейсер «отломанным от государства куском» для адмирала — дорогого стоит. Но не будем придираться к своеобразной лексике зарубежного «морского волка». В конце концов, он говорит, как думает. А думает, как говорит.

Но что из себя представляет этот «отломанный кусок» — крейсер «Украина»? Для тех, кто не в теме, объясню. Вышеназванный корабль, который носил «в девичестве» имя «Адмирал флота Лобов», принадлежит к серии своих, как говорят на Западе sistership, — крейсеров проекта 1164 класса «Атлант». Головным среди них стал флагман Черноморского флота ракетный крейсер «Москва» (первое имя «Слава»). В ВМФ России есть еще два таких корабля — флагман Тихоокеанского флота ракетный крейсер «Варяг» и ракетный крейсер Северного флота «Маршал Устинов».

«Лобов», как и его собратья, должен был нести на своем борту 16 противокорабельных сверхзвуковых крылатых ракет П-500 «Базальт» с дальностью действия — 550 километров и возможностью оснащаться ядерной боевой частью (поэтому эти корабли часто называли «убийцами авианосцев»). А еще на нем планировалось разместить 64 зенитные ракеты комплекса дальнего радиуса действия «Форт» (аналог сухопутной С-300), два зенитно-ракетных комплекса среднего радиуса действия «Оса-М», 144 ракеты двух комплексов ракетно-бомбового устройства РБУ-6000, торпедное и артиллерийское вооружение (два пятитрубных торпедных аппарата, одна 130 мм пушка и шесть 30 мм пушек АК-630 М). Ничего из этого вооружения на «Украину», готовую по разным оценкам и заявлениям официальных украинских лиц на 75-80-96 процентов, установить не удалось.

Вообще-то судьба крейсера «Украина» в каких-то своих подробностях напоминает историю с заказанными Россией у Франции вертолетоносцев-доков «Мистраль». Но, если счастливой судьбе «Мистралей» помешало желание французского президента Франсуа Оланда угодить своим заокеанским партнерам и союзникам по НАТО, то в истории с крейсером «Украина» отразилось столь характерное для недолгой истории нового государства на западной границе нашей страны державное недомыслие ее политиков и их откровенное жлобство и непомерная жадность.

«Адмирал флота Лобов» стоял на достройке Николаевского завода в те печальные дни, когда развалился Советский Союз. По соглашению между тремя руководителями России, Украины и Белоруссии все, что оставалось на территории их стран после развода с СССР, должно было принадлежать тому государству, где оно в этот момент находилось. Судьбу Черноморского флота в Крыму решено было решить позднее. И последний в серии недостроенный ракетный крейсер проекта 1164 вдруг стал украинским. Киеву он, по большому счету, не был нужен ни при какой погоде.

Во-первых, у Украины не существовало достаточного количества специалистов, готовых управлять таким кораблем и эксплуатировать его. Во-вторых, для него не было причальной инфраструктуры и необходимого числа кораблей сопровождения — 3–4 фрегатов и корветов. И, в-третьих, а это решающий фактор, практически все вооружение, предназначенное для этого крейсера, делалось на российских оборонных предприятиях. Главная ударная сила «Лобова» — противокорабельный ракетный комплекс «Базальт», под который были установлены ракетные шахты и прочее оборудование, стреляет, как мы уже знаем, на 550 километров. А по международным правилам поставлять за рубеж (Украина после 1991 года стала для России — заграницей) можно только ракеты с дальностью полета не больше 300 километров. Без «Базальта» крейсер, как мужчина без… — безнадежный инвалид, неспособный к применению, что называется, по прямому предназначению.

Продать такой корабль в какую-либо страну — в Китай или Индию, готовые, по идее, купить подобный крейсер, тоже невозможно. Без «Базальта» он никому не нужен. А создавать под существующие шахты новую ракету с дальностью до 300 км, как, например, сделали Москва и Дели с ПКР «Оникс», который в совместном исполнении стал называться «БраМос», никто не собирался. Наверное, потому, что овчинка не стоила выделки — было слишком дорого.

Купить недостроенный «Лобов» в начале 90-х годов прошлого века была готова Россия. Поскольку денег в это время не было ни у нее, ни у Киева, предложение Москвы звучало так — вы достраиваете крейсер, мы у вас его берем в счет долга, который накопился за поставленный державе газ. Но Украину такой вариант не устроил. За поставленный газ она, в конце концов, согласилась отдать стоявший на ремонте в Николаевском заводе 61 коммунара флагман Черноморского флота «Москва», а за «Лобова» потребовала валюту. И стоимость заявила такую, что разговаривать сразу стало не о чем. К тому же в то время в главном штабе ВМФ, как и в Министерстве обороны России, тоже не очень хорошо представляли, зачем им этот корабль. На Тихом океане такой есть, на Северном флоте — тоже. Есть и на Черном море, на Балтику его отправлять — практического смысла нет. К тому же задачи у флота сильно изменились по сравнению с задачами во времена СССР — гоняться за авианосцами Россия отказалась. В средствах стратегического сдерживания ставка была сделана на другие виды вооружения — в первую очередь на РВСН.

А в Киеве так и не смогли решить, что им делать с недостроенным ракетным крейсером. Сначала его быстренько переименовали в «Украину», как символ и гордость новой морской державы. Но символ и гордость не мог отойти от заводской стенки, разве только на буксире. Два газотурбинных двигателя сжигали столько топлива, что им можно было обогреть замерзающий зимой город кораблестроителей Николаев. Да и самого этого топлива тоже недоставало. В середине девяностых годов прошлого века автор этих строк побывал на заводе имени 61 коммунара, предприятие представляло жалкое зрелище — заказов нет, отапливать цеха нечем, рабочие, месяцами не получающие зарплаты, разбегаются. В том числе, и на российские заводы — в Северодвинск, Калининград, Комсомольск-на-Амуре… И у причальной стенки сиротливо стоит и ржавеет «беззубый» ракетный крейсер «Украина».

Переговоры о продаже его России возникали за последние двадцать лет не раз и не два. Верховная Рада для того, чтобы продать корабль кому-нибудь, даже постановила снять с корпуса крейсера название «Украина» — продавать символ и гордость державы негоже. Постановила называть его просто «проект 1164». В Киев и Николаев приезжали комиссии Главного штаба ВМФ и Минобороны, вели переговоры, даже о чем-то договаривались. Но все заканчивалось, как только подготовленные документы попадали в администрацию президентов — что Кравчука, что Кучмы, что Ющенко. И там, если не погибали, то пропадали неизвестно где. Кому-то что-то не нравилось. Может, цена вопроса. Может то, что корабль предназначался России. А ей ничего отдавать (продавать) в Киеве не хотели. Действовали по принципу: «выколю себе глаз, чтобы у моей тещи был зять кривой». И такой подход был не только по отношению к ненужному Украине ракетному крейсеру. Примеры могу приводить долго.

При Януковиче переговоры по проекту 1164 уже не велись. Москва потеряла к нему всяческий интерес. Помню, как в ходе поездки двух министров обороны Анатолия Сердюкова и адмирала Михаила Ежеля на Камчатку и во Владивосток на пресс-конференции, в которой довелось участвовать и мне, руководителям военных ведомств кто-то из коллег задал вопрос о судьбе крейсера «Украина». Ежель заявил, что Киев с радостью готов продать его Москве, а Сердюков ответил, то ли в шутку, то ли в серьез, что «мы готовы его взять, но только даром».

Ни даром, ни за деньги недостроенная и ржавеющая у стенки завода 61 коммунар «Украина» России не понадобилась. Не нужна и теперь, тем более что Киев в законодательном порядке разорвал все военно-техническое сотрудничество с Москвой. Не поставляет ни комплектующих, ни запасных частей к ранее проданной боевой технике. И кому теперь сможет сплавить несчастный корабль вице-адмирал Гайдук и его начальники в администрации пана Порошенко, одному богу известно. Хотя и ему вряд ли.

Переделывать его, к примеру, под ракету «БраМос» для Индии — морока та еще, легче построить новый корабль. К тому же возникнет вопрос о цене. Помнится, последний раз, лет десять назад, когда на Украине побывала очередная российская военная делегация, проводившая переговоры с украинскими коллегами, ей предложили заплатить не только за крейсер, но оплатить и все расходы, которые понес завод 61 коммунара за два десятка лет, пока корабль стоял у стенки, на израсходованную им электроэнергию, тепло и водоснабжение. К тому же оказалось, что гребные валы корабля из-за ненадлежащего ухода за ними пришли в непоправимую негодность. А сделать и установить новые — проблема еще та — почти неподъемная. Предлагать начальству удовлетворить непомерную жадность украинских коллег, заплатить огромные деньги за ржавый неликвид в российском военном ведомстве смелых не нашлось.

Кому теперь потребуется крейсер, для которого, по словам командующего ВМС Украины вице-адмирала Гайдука, порядка 80 процентов вооружения, навигационного оборудования и стрелкового вооружения производятся только в России, вопрос открытый. Ни одна западная судостроительная фирма, даже под политическим нажимом собственного правительства, за эту работу не возьмется — затрат куча, а риск невозврата потраченных средств слишком велик.

Переделать ракетный корабль под казино, а потом и под авианосец, как сделали китайцы с корпусом строящегося в Николаеве авианесущего крейсера «Варяг», тоже невозможно. Разве что продать его «на иголки». Тонна корабельного металла на международном рынке, если с медными проводами и другой начинкой, стоит порядка двухсот-двухсот пятидесяти долларов. Как сторгуешься. А полное водоизмещение «Украины» 11500 тонн. Простые арифметические действия подскажут вам истинную цену этого корабля, и это не считая расходов на буксировку к предприятию на разделку. Куда-нибудь в Индию или в Южную Корею, где специализируются на такой работе.

Хотя это все же будет приличнее, чем еще дольше заниматься военно-экономическим мазохизмом — держать бестолку ржавеющий былой символ и гордость ВМС державы, прикованным буксирными концами к причальной стенке судостроительного завода. Конечно, новые корабли и катера на вырученные деньги не построить. Но, по крайней мере, за тепло и свет для неликвидной «Украины» больше платить не придется.

Мнение автора не всегда и не обязательно совпадает
с официальной позицией агентства.


тэги
читайте также