17 сентября, вторник

Центробанк России и проблема экономического роста

12 ноября 2015 / 01:27
экономический аналитик

В последние недели в Москве состоялось несколько форумов и круглых столов, посвящённых экономическим проблемам России, в которых приняли участие министр финансов А.Силуанов, советник Президента РФ С.Глазьев, первый зампред Банка России А.Симановский, А.Шохин, лауреат Нобелевской премии по экономике Элвин Элиот Рот и др.

В ходе всех этих заседаний основной темой обсуждения стала денежно-кредитная политика Центрального Банка России, а, точнее, единодушная и аргументированная ее критика. Мнение и предложения Сергея Глазьева достаточно широко известны, и потому я их не буду здесь приводить. Хотелось бы поделиться своими впечатлениями об основных обсуждавшихся проблемах, а также высказать своё мнение, которое состоит в том, что тема необходимости экономического подъёма в России всё же не должна сводиться только к финансовой её стороне — снижению ключевой ставки, монетизации экономики и расширению для предприятий возможности получения дешёвых кредитов.

В настоящее время в России сформировались и существуют только два по-настоящему очевидных экономических центра, собравших гигантские денежные средства, и потому обладающих реальным финансовым могуществом. Это — Минфин и Центробанк. Поэтому так важно всё то, что говорят и делают руководители именно этих организаций.

Ведь сегодня именно они и только они единственные в России могут выдвигать жизнеспособные инициативы и проводить реальную экономическую политику. Все остальные институты и участники экономической деятельности в России, включая даже крупный бизнес, не обладают не только сопоставимыми, но даже просто значительными собственными финансовыми ресурсами, административными возможностями, поддержкой и защитой со стороны государства и т. д. Мнения и оценки их руководителей часто бывают очень интересными и компетентными, но директивного характера они пока не имеют.

Однако следует отметить, что авторитет Банка России у специалистов стремительно падает. Всё меньше остаётся аргументов в пользу того, что политика, которую он проводит, правильна. А сами представители руководства ЦБ прячутся от критики. Так, первый заместитель руководителя Банка России К. Юдаева выступила в Финансовом университете в рамках форума «В поисках утраченного роста». Однако её лекция состоялась только 27 ноября, то есть на…следующий день после окончания (!) форума, когда его участники уже лишились возможности попасть в здание Финансового университета, чтобы выслушать Юдаеву и, разумеется, задать ей вопросы. Единственными слушателями Юдаевой были студенты, которые, разумеется, не способны вести с ней полномасштабную и квалифицированную дискуссию.

Концентрация финансовых ресурсов в руках одного только государства экономически неправильна, неэффективна и никак не отвечает интересам России и нашей экономики. Но такова сегодняшняя экономическая реальность, которая определяет возможность и рамки экономической деятельности в России. Сегодня все остальные субъекты экономики и граждане России живут в основном на выплатах из бюджета в виде бюджетных трансфертов, бюджетного финансирования, бюджетных контрактов и заказов, пенсий и пособий. Поэтому основным источником дохода для большинства граждан России являются бюджетные расходы, которые достигают населения, пройдя несколько этапов их распределения и перераспределения. Если финансирование из федерального бюджета прекратится, то следом остановятся практически все предприятия, банки, компании, фирмы, органы власти и государственные структуры.

Поэтому было странно выслушивать жалобы министра финансов Антона Силуанова на то, что через федеральный бюджет перераспределяется 40% ВВП страны и что по этой причине именно федеральному бюджету приходится нести на себе все социальные расходы населения.

Сегодня симпатии научного сообщества находятся на стороне Глазьева. Его критика ЦБ неоднократно сопровождалась аплодисментами. В ходе небольшой дискуссии с Глазьевым на форуме первый зампред ЦБР Симановский был лаконичен, но неубедителен. В частности, он сказал, что если снизить ключевую ставку, то тогда банки снизят ставки по депозитам физических лиц. В таком случае, по словам Симановского, население кинется в магазины тратить дешевеющие деньги, что вызовет рост цен и, соответственно, создаст скачок инфляции. Понятно, что это не так. Во-первых, население скорее конвертирует средства в иностранную валюту, а не в покупку для семьи пятого телевизора или четвёртой стиральной машины. Во-вторых, даже если население потратит свои сбережения на покупку товаров, то это будет благо для экономики, потому что высокий потребительский спрос всегда является стимулом для экономического роста. В-третьих, чтобы население не спешило расставаться с деньгами, для этого населению надо предлагать новые финансовые инструменты, включая долгосрочные. Но как раз этого Банк России не делает, хотя заявляет, что его важнейшая функция — это мегарегулятор финансового рынка.

Хочется высказать некоторую критику и в адрес самих критиков Центрального банка — за то, что вся критика действий Банка России сосредоточена только вокруг уровня ключевой ставки и чисто финансовых мер. Это ещё не все проблемы экономики России.

Отсутствие реальных имущественных прав (права собственности) у практически всего населения России на национальные природные ископаемые, заводы, имущество, здания и сооружения резко сокращает экономическую инициативу, которая существует в экономически высокоразвитых странах.

Очевидно также непонимание со стороны руководства Банка России того, что инфляция является неизбежной. Ведь что такое инфляция? Как формулируется во всех учебниках экономики, инфляция — это превышение денежной массы над общей стоимостью товаров и услуг. В условиях России с её огромной географической протяжённостью и многочисленными направлениями экономической деятельности инфляция возникает постоянно и неизбежно. Инфляция бывает всегда — локальная, региональная, отраслевая, эпизодическая. Но инфляция имеет также и положительные черты, потому что порождает избыток предложения финансовых средств, включая заёмные, над их спросом со стороны реальной экономики. Это создаёт кредитные ресурсы в экономике.

К слову, европейская экономика сегодня страдает от дефляции — отсутствия инфляции и падения цен. Поэтому с инфляцией, как экономическим явлением, не имеет никакого смысла бороться.

Опасна только гиперинфляция, потому что она неуправляемая. Но тогда уровень инфляции традиционно регулируется нейтрализацией (абсорбированием) избыточной, по мнению регулятора, денежной массы с помощью различных финансовых инструментов, которые в изобилии представлены на любом высокоразвитом финансовом рынке. В России такого развитого рынка нет, поэтому нет и подобных инструментов. Нет рынка длинных денег, который предоставлял бы правительству и Центральному банку возможность долгосрочного экономического планирования, включая инфляцию. Испытывает серьезное напряжение пенсионная система России, которая могла бы создать рынок длинных денег и ослабить, тем самым, негативный эффект западных санкций.

Без понимания со стороны руководства Банка России этих проблем, дискуссия с его представителями не выглядит потенциально плодотворной.


тэги
читайте также