30 сентября, среда

Троянские консерваторы против экспансионизма Париса

22 июля 2020 / 09:38
политолог, генеральный директор Центра политического анализа

Царь Трои – Приам - имел целых 100 детей. По 50 мальчиков и девочек. Парис, которого еще звали Александром – тот самый царевич, что станет причиной гибели Трои – являлся родным братом Гектора, любимого сына Приама и первенца его второй жены - Гекубы.

История детства и юности Париса пока нас интересует мало – просто следует зафиксировать, что рос он не во дворце, и был признан сыном Приама только после того, как привел в Трою своего любимого быка.

Инициатором его приближения к царской семье стала пророчица Кассандра, которая заявила о том, что Парис – ее родной брат. Ей, как ни странно, тут же все поверили.

Интересный факт – ни одно пророчество Кассандры не вызывало доверия у троянцев – так как она была проклята Аполлоном, которому отказала в интимной близости. Ни одно, кроме сообщения о Парисе. Правда, троянцы услышали только одну его часть, ту, где говорилось о родстве Париса. Ту же, где Кассандра предсказала гибель Трои – они решили «не замечать». И даже заключили Кассандру под стражу за такие вот слова:

А ныне вновь тебя, многострадальная,
Сожгут, я знаю, руки Эакидовы…
Тебя оплачу дважды, трижды, родина:
Увидишь ты опять копья владычество
Дома свои, огнем опустошенные[1].

Отмечу, что первая жена Париса, наяда Энона, также была прорицательницей. Аполлодор пишет: «Энона научилась у Реи искусству прорицания и предсказала Александру, чтобы тот не отправлялся в плавание за Еленой».[2]

Есть еще одно пророчество Кассандры, которое она сделала в беседе с Эноной. Дочь царя была однозначна:

Телка из Спарты идет на погибель тебе и отчизне.
Боже, беду отврати! Телка из Спарты идет!
Море, корабль потопи непристойный, покуда не поздно!
Сколько крови на нем, крови фригийской, увы![3]

Помимо Кассандры предостерегал от путешествия в Спарту Париса и его брат Гелен.

Таким образом, если отбросить в сторону собственно пророческий дар, получается, что минимум два пропагандиста из правящей семьи царя Трои и одна пророчица из числа простолюдинов – Энона - выступают против плавания Париса. Но почему? Почему они были так категоричны?

Дело в том, что сегодня мы рассматриваем поездку Париса в Спарту как какой-то дружеский визит. Однако это не совсем так. Ликофрон говорит, что это было плавание на суднах с 9 парусами. То есть, на 9 кораблях! О том же говорят и Киприи: «Парис, носивший второе имя — Александр, вернулся в Трою и начал строить большие корабли, на которых отправился в далекое плавание. Его брат Гелен и сестра Кассандра, обладавшие даром провидения, с самого начала предсказывали, что этот поход принесет Трое неисчислимые бедствия. Однако Александр остался непреклонен».

Ненадолго обратимся к юности Париса и к тому, каким образом он обрел имя Александр. По преданию, мать его Гекуба, увидев страшный сон после рождения Париса, поделилась информацией с мужем, Приамом, и они решили избавиться от ребенка, несущего беду. Отдав его слуге Агелаю, Приам потребовал ребенка ликвидировать. Однако Агелай воспитал Париса среди пастухов. Вскоре гены дали о себе знать, и молодой Парис совершил ряд подвигов, за которые получил прозвище «Александр» - «отражающий мужей», «спасающей от мужей», «защитник». Речь идет о его победах над разбойниками.

Пока же обратимся к действиям молодого пастушка после его «признания» царской семьей. Когда Кассандра узнала в нем своего родственника, Парис попал в царский дворец, где стал всего лишь одним из 50 сыновей Приама. Он порвал отношения с прошлым, в частности, бросил наяду, с которой жил, будучи пастухом. Но сидеть во дворце и пить вино Парис не собирается. Напротив, он тут же нашел себе занятие – строительство нескольких больших кораблей для дальнего плавания. Учитывая уточнение Ликафрона, мы знаем и число этих кораблей – 9 штук. Напомню, что с 18 кораблями Геракл за несколько лет до того брал саму Трою.

Корабли по тем временам не приводились в движение рабами – за веслами, как и впоследствии у викингов, сидели сами воины. Общее число перевозимых таким кораблем – униремой - людей составляло от 25 до 50 человек. Аргонавтов было, кстати, по данным Аполлодора – 45 человек. Состав гребцов современной реплики униремы, созданной при помощи компьютерной обработки изображений кораблей минойского периода, составляет 22 человека. Так что можно предположить, что малые корабли перевозили около 25 человек, а большие – 50.

Соответственно, Парис отправляется в путешествие на 9 больших кораблях и ведет за собой целое войско из почти 500 воинов. Этого числа хватает для взятия среднего по размерам города того времени. И вот такое число «путешественников» плывет с дружеским визитом в Спарту…

Обратимся к первоисточнику. Киприи сообщают нам следующее: «Троянский царевич высадился на побережье Лаконии и был дружелюбно принят царем Менелаем в его столице Спарте. Но когда Менелай отбыл на остров Крит, Парис с помощью Афродиты соблазнил и увлек за собой прекрасную Елену. Кроме того, он погрузил на свои корабли и сокровища, похищенные им в гостеприимном доме спартанского царя».

Вот этот отрывок является наиболее полным описанием того, что мы знаем о похищении Елены.

Теперь давайте зададимся целым рядом вопросом. Каким образом, необразованный молоденький пастух получил под свою руку 9 больших военных кораблей и 500 отборных воинов? Как он смог убедить Приама, что есть необходимость в организации военной экспедиции или пиратского набега? Тем более, что мы видим серьезнейшее противодействие, которое оказывалось этому походу как в среде аристократии (пророчества Кассандры и Гелена), так и среди обычного народа (пророчество Эноны).

Следует признать, что Парис не был, очевидно, обычным принцем, а претендовал на первые роли. Или и вовсе не был принцем, ведь военный поход такого уровня мог бы организовать только и исключительно сам Приам (этимология имени – первый или лучший). Также отмечу, что имя Парис – это вариант имени Приам. И еще один факт – в конце XIV века до нашей эры хеттский царь Муватталис заключает договор с царем Вилусы (Илиона) по имени Алаксандус. То есть, Александр.

Никакой пастушок, пусть даже сто раз признанный родственником не мог бы претендовать на лидерство в походе с воинством в 500 человек и 9 больших парусных кораблей. А вот царь Трои Алаксандус, он же Приам – лучший и первый, он же Парис – вполне мог стать организатором подобного похода.

В этой связи как раз и нет никаких вопросов, почему внутритроянская оппозиция этому походу в элитных кругах была разгромлена, Кассандра помещена под стражу, а на пророчества, ходившие среди народа, наплевали с высокой колокольни.

Еще один момент. Не хочется уподобляться искателям сенсаций, но все же нельзя не отметить, что смысл имени Александр – защитник. При этом Гектор также означает «защитник» и «держатель». Нет ли здесь большего, чем простое совпадение? Ведь, Парис был умелым воином, сильным лучником, убившим трех греческих героев, среди которых был и самый сильный воин - Ахилл[4]. Больше него на свои панцири нарисовали звездочек только сами Гектор, Панфой, Главк и Деифоб. Именно Парис-Александр стал душой сопротивления грекам после гибели Гектора на поле брани от рук Ахилла. И возникает вопрос: а нельзя ли объединить двух персонажей – Париса и Гектора в одного – Александра - защитника Трои? Или даже трех персонажей – Париса, Гектора и Приама. А как же Андромаха и Гекуба, спросит читатель? Учитывая, что в Трое было широко распространено многоженство, вполне можно считать Елену третьей женой Александра вместе с Андромахой и Гекубой. В конце концов, мы знаем о том, что у Приама была жена Арисба, а помимо Гекубы детей ему рожали еще многочисленные безымянные женщины.

Это, конечно, вольное допущение. Хотя и имеющее право на жизнь.

Вернемся к факту похищения Елены. О чем говорят Киприи? О том, что троянцы высадились на побережье около Спарты. Слово высадились существенно отличается по смыслу от «прибыли с дружеским визитом». Высадились – это сугубо военный термин, означающий в данном случае морской десант. 500 человек десантируются на берег Лаконии в тот момент, когда главные спартанские воины – Диоскуры совершали вместе с Афаретидами набег на Аркадию.

Царь Спарты Менелай вроде бы собирался уплыть на Крит, что и сделал, предварительно «дружелюбно приняв Париса». Вряд ли ошибусь, если скажу, что Менелай находился на самом деле не в Спарте, а как раз на Крите. И о «дружеском визите» троянцев узнал постфактум. Парис же с 500 воинами захватил город, собрал все сокровища, которые мог, взял рабов и пленных, в том числе и жену Менелая, и отплыл после удачного грабежа обратно в Трою.

По пути домой Парис заглянул в Сидон, по мнению Гомера – главный город Финикии. Там он расторговался, приобретя ткани и одежды. Средства для торговли, понятное дело, были добыты в Спарте.

Там у нее сохранялися пышноузорные ризы,
Жен сидонских работы, которых Парис боговидный
Сам из Сидона привез, проплывая пространное море.
Сим он путем увозил знаменитую родом Елену[5].

Интересно также, что пишет Геродот о странствиях Париса и Елены. По его словам, непогода заставила троянские корабли причалить к египетской земле, где какие-то «слуги» Александра, то есть, Париса, бежали в храм Геракла. Цитирую Геродота: «В Тарихеи на берегу стоял (да и поныне еще стоит) храм Геракла — убежище для всех рабов, которые бежали от своих господ. Если раб, чей бы то ни было, убежит сюда и посвятит себя богу наложением священных знаков, то становится неприкосновенным. Обычай этот существует издревле до нашего времени. Так вот, несколько слуг Александра, услышав об обычае в этом храме, бежали туда. Сидя там как молящие бога о защите, они стали обвинять Александра»[6].

Зададимся вопросом – какие именно «слуги» могли бежать от Париса в храм Геракла? Очевидно, что это были рабы, захваченные в Спарте и еще не смирившиеся с рабским положением. Дальнейшая их судьба, равно как и версия о том, что египетский фараон удержал Елену, отпустив только троянцев, не представляется исторически достоверной. Но вот факт бегства рабов – вполне укладывается в картину набега троянцев на Спарту – ведь, больше нигде взять рабов троянцы не могли – не везли же они их с собой из самого Илиона?

Итак, мы дошли в нашем историческом расследовании до «казус белли» - повода объявления войны. И решили, что поводом стал набег троянцев на Спарту, грабеж и пленение в рабство спартанцев в тот момент, когда защитники города находились вдалеке от Лаконии.

Часть 1: Микенские ужасы: ахейский меч ковался в Дельфах {Читайте далее}
Часть 2: 
Путем пиратства: как Греция готовилась к войне с Троей {Читайте далее}

Продолжение следует.

 

[1]Ликофрон. Александра. (50, 69)

[2]Аполлодор. Мифологическая библиотека XII (6).

[3]Публий Овидий Назон. Героиды. Письмо V, Энона Парису, в Элегии и малые поэмы. - М.: Художественная литература, 1973.

[4]Гигин. Мифы. 115.

[5] Гомер, Илиада, VI, 291

[6]Геродот, История II, 113


тэги
читайте также