21 июля, воскресенье

Тезисы о глобализме – 26. Роль России в успехе глобальной капиталистической системы

23 марта 2024 / 17:47
историк, политолог, генеральный директор Центра политического анализа, доцент Финансового университета при Правительстве России

Вторая половина 80-х годов характеризовалась постепенной сдачей руководством СССР своих позиций на внешнеполитической арене.

По сути, «новое политическое мышление», которое авторы перестройки и лично М.С. Горбачев провозгласили своей официальной доктриной, означало, что СССР больше не претендует на исключительную роль в решении вопросов на территории Восточной Европы. Горбачев и его соратники довольно легко признали результаты прокатившейся по советскому блоку волны «бархатных революций». Падение Берлинской стены стало символическим актом, который засвидетельствовал, что СССР отказался от влияния за пределами своих границ. А затем произошло событие, которое Владимир Путин охарактеризовал как «крупнейшую геополитическую катастрофу ХХ века» - распался и сам СССР.

Параллельно Советский Союз на финальной стадии своего существования активно набирал кредиты у недавних стратегических противников. В результате экономического коллапса страна оказалась должна сотни миллиардов долларов — немыслимые по тем меркам деньги.

Руководство новой России в принципе отказалось от любых внешнеполитических претензий. Курс сводился к тому, что никакой особой роли у России в мире быть не должно. Россия стремилась встроиться мировую капиталистическую систему в качестве младшего партнера или даже сателлита. Верхом мечтаний было включение России в «клуб мировых держав» - Большую семерку. А также вступление в качестве рядового члена в ряд наднациональных институтов, таких как Всемирная торговая организация. Еще одна заветная цель — регулярное получение кредитов от МВФ и других финансовых институтов для ликвидации хронического бюджетного дефицита. Отдавать эти средства и ранее набранные долги было нечем. Потому приходилось и дальше влезать в долги в обмен на проведение навязанных МВФ реформ.

И конечно, Россия исправно поставляла недорогие ресурсы и активно распродавала имеющиеся у нее активы западным партнерам. Тогда и появился образ страны, как огромной бензоколонки, все будущее которой в мировом хозяйстве и политике и заключается в регулярных поставках полезных ископаемых. И никаких амбиций у такой страны быть не должно.

Перелом отчасти наступил во время бомбежек странами НАТО во главе с США Югославии в 1999-м году. Тогда премьер Евгений Примаков осуществил свой знаменитый «разворот над Атлантикой» - до российского руководства постепенно дошло, что игра в поддавки с «другом Биллом» и прочими новыми «друзьями» приводит лишь к потере лица и ресурсов. А взамен России никто ничего не гарантировал. Подтверждая данный тезис, «партнеры» развернули эсктраординарную активность по приему новых членов в НАТО на территории бывшего советского блока в Европе - причем, часто вопреки прямому желанию граждан этих стран. Апофеозом стало решение американской администрации о размещении системы ПРО в Румынии и Польше вразрез с советско-американским договорам 70-х годов прошлого века.

Это в конечном счете и обусловило объективный отказ России от односторонней дружбы с западными партнерами. В 2007 году Владимир Путин произнес историческую Мюнхенскую речь, которая обозначила новый вектор во внешней политике России. Москва более не хотела быть сырьевым придатком Запада без права голоса при принятии ключевых решений. «Россия встает с колен» - так обозначили этот вектор многие наблюдатели. Допустим, глобальный капитализм победил, как бы говорила Москва, но мир не может быть однополярным — голос каждого игрока должен быть слышен и учитываться при решении вопросов мироустройства.


тэги
читайте также