24 мая, пятница

Свобода без справедливости

10 октября 2023 / 20:23
философ

Книга Леи Юпи «Свобода. Молодость в эпоху конца истории» была враждебно встречена на ее родине в Албании, и легко понять почему.

Ее автоквалификация как «профессора-марксиста политической теории в Лондонской школе экономики родом из Албании» говорит сама за себя.

Читая книгу Юпи, я поразился параллелями между ее жизнью и жизнью Виктора Кравченко, советского чиновника, дезертировавшего в 1944 году во время визита в Нью-Йорк. Его знаменитый бестселлер «Я выбрал свободу» стал первым содержательным рассказом очевидца об ужасах сталинизма, начиная с подробного описания Голодомора на Украине в начале 1930-х годов. В то время Кравченко, будучи еще верующим человеком, участвовал в проведении коллективизации и поэтому знал, о чем говорит.

Публичная история Кравченко заканчивается в 1949 г., когда он с триумфом выиграл крупный иск о клевете против французской коммунистической газеты. На судебный процесс в Париже советские власти прислали его бывшую жену, чтобы она дала показания о его коррупции, алкоголизме и бытовом насилии. Суд не поколебался, но то, что произошло дальше, люди, как правило, забывают. Сразу же после суда, когда его во всем мире называли героем холодной войны, Кравченко стал сильно переживать из-за развернувшейся в США антикоммунистической охоты на ведьм. Бороться со сталинизмом с помощью маккартизма, предупреждал он, значит опускаться до уровня сталинистов.

По мере пребывания на Западе Кравченко все больше осознавал несправедливость этого мира и становился одержим идеей реформирования западных демократических обществ изнутри. Написав малоизвестное продолжение книги «Я выбрал свободу» под названием «Я выбрал справедливость», он отправился в крестовый поход с целью найти новый, менее эксплуататорский способ экономического производства. Эти поиски привели его в Боливию, где он вложил деньги в безуспешную попытку организовать бедных фермеров в новые коллективы.

Подавленный неудачей, он ушел в частную жизнь и в конце концов застрелился в своем доме в Нью-Йорке. И нет, его самоубийство не было вызвано какой-то гнусной операцией по шантажу со стороны КГБ. Это было выражение отчаяния и еще одно доказательство того, что его первоначальный выбор осудить Советский Союз был искренним протестом против несправедливости.

В своей книге Юпи в одном томе сделала то, что Кравченко сделал в двух. Когда в 1997 г. в Албании началась гражданская война, весь ее мир рухнул. Пришлось прятаться в своей квартире и писать дневник, пока за окном грохотали выстрелы из автомата Калашникова, и она приняла необычное решение: она станет изучать философию.

Но еще более необычным является то, что занятия философией вернули ее к марксизму. Ее история свидетельствует о том, что самыми глубокими критиками коммунизма часто становились бывшие коммунисты, для которых критика «реального социализма» была единственным способом сохранить верность своим политическим пристрастиям.

Книга «Свобода» выросла из ранее подготовленного трактата о взаимосвязи социалистического и либерального представлений о свободе, и именно эта точка зрения лежит в основе работы. Первая часть, посвященная тому, как албанцы «выбрали свободу», представляет собой хорошо написанные мемуары о детстве Юпи в последнее десятилетие коммунистического правления в Албании. Несмотря на все ужасы повседневной жизни - дефицит продовольствия, политические доносы, контроль и подозрительность, пытки и жестокие наказания, - в ней встречаются и комичные моменты. Даже в таких суровых и безвыходных условиях люди находили способы сохранять толику достоинства и честности.

Во второй части, рассказывающей о посткоммунистических потрясениях в Албании после 1990 года. Юпи рассказывает о том, как свобода, выбранная самими албанцами, а точнее, навязанная им, не смогла обеспечить справедливость. Кульминацией книги является глава о гражданской войне 1997 г., после чего повествование обрывается и сменяется фрагментами из дневника Юпи. Сила книги Юпи в том, что даже здесь она затрагивает серьезные вопросы, исследуя, как амбициозные идеологические проекты обычно заканчиваются не триумфом, а катастрофой и разочарованием.

В 1990-е годы один такой проект сменился другим. После свержения коммунизма простые албанцы пережили «демократические преобразования» и «структурные реформы», направленные на то, чтобы сделать их более «похожими на Европу» с ее «свободным рынком». Горький вывод Юпи, сделанный в последнем абзаце книги, стоит привести полностью: «Мой мир так же далек от свободы, как и тот, из которого пытались вырваться мои родители. Оба не дотягивают до этого идеала. Но их неудачи приняли разные формы, и, не сумев понять их, мы навсегда останемся разделенными. Я написала свою историю, чтобы объяснить произошедшее, примирить поколения и продолжить борьбу».

Здесь мы имеем ироническое опровержение 11-го тезиса Маркса о Фейербахе, в котором, как известно, говорится: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его». Контраргумент состоит в том, что нельзя изменить мир к лучшему, не поняв его. Именно в этом и заключалась ошибка великих инициаторов как коммунистического, так и либерального проектов.

Однако вывод, который Юпи предлагает сделать отсюда, не является циничной позицией, согласно которой серьезные изменения либо невозможны, либо неизбежны. Скорее, борьба (за свободу) продолжается и будет продолжаться всегда. Таким образом, Юпи чувствует, что она в долгу перед «всеми людьми из прошлого, которые пожертвовали всем, потому что они не были апатичными, они не были циничными, они не верили, что все встанет на свои места, если просто подождать».

В этом и заключается наша глобальная проблема. Если мы верим, что все рано или поздно встанет на свои места, если все будет идти своим чередом, мы в конечном итоге столкнемся с массой катастроф: от экологического кризиса и укрепления авторитаризма до социального хаоса и дезинтеграции. Юпи передает то, что философ Джорджо Агамбен назвал «мужеством безнадежности», признание того факта, что пассивный оптимизм — это рецепт самоуспокоенности и, следовательно, препятствие для осмысленных предложений и действий.

В конце эры коммунизма широко распространилась эйфорическая надежда на то, что свобода и демократия принесут лучшую жизнь; однако со временем многие потеряли эту надежду. Это тот момент, когда начинается настоящая работа. В конце концов, Юпи не предлагает простого выхода, и в этом сила ее книги. Такое воздержание делает ее философской. Дело не в том, чтобы слепо менять мир; прежде всего, мир нужно увидеть и понять.

Lea Ypi Free: Coming of Age at the End of History, W.W. Norton & Company, 2022

PS


тэги
читайте также