24 мая, пятница

Социальные сети как инструмент западной пропаганды в контексте СВО

17 апреля 2024 / 15:15
историк, политолог, генеральный директор Центра политического анализа, доцент Финансового университета при Правительстве России

Использование соцсетей в конфликтах любого уровня сегодня – это обязательной условие достижения цели. Невозможно без соцсетей понимать своего противника и своих сторонников.

Невозможно без соцсетей находить болевые точки. Все это – понятные общие слова. Но соцсети могут и убивать. В прямом смысле этого слова.

Центр политического анализа и социальных исследований продолжает публикацию просветительского курса лекций политолога, доцента Финансового Университета при Правительстве России Павла Данилина.

Курс разработан в рамках реализации проекта «Противодействие деструктивным информационным воздействиям на сознание современной молодежи», признанного победителем конкурса грантов Мэра Москвы для социально ориентированных некоммерческих организаций в 2023 году.

Днем 14 марта 2022 года украинская ракета Точка-У взорвалась в небе над Донецком. Начиненная кассетными боеприпасами, она убила 22 человека. Это – самое массовое одномоментное убийство мирных жителей Донецка за все время. За несколько дней до этого удара в соцсетях и пабликах Донбасса украинские пропагандисты из ЦИПСО разгоняли информацию с призывами к матерям и женам донецких мобилизованных собраться рядом с Донецкой ОГА, чтобы выступить против мобилизации. Как раз там, куда пришелся удар Точки-У. На митинг люди не пошли, а ведь, украинские террористы рассчитывали на куда большие жертвы.

Соцсети – это оружие. Очень опасное. И, что самое страшное – такое, от которого практически невозможно отказаться. Государство не может себе позволить лишить своих граждан доступа к соцсетям. Именно поэтому крайне важно иметь собственные соцсети, находящиеся в национальном законодательстве и контролируемые юстицией и правоохранительными органами собственной страны. К сожалению, далеко не все страны могут себе этого позволить. Да что там – общенациональные соцсети имеют лишь несколько крупных стран.

Что такое соцсеть? Это онлайн-платформа, используемая для общения, знакомств, работы, развития отношений между людьми со схожими интересами. Массовое развитие соцсетей приходится на 2003 год, когда в США появляются LinkedIn, MySpace и Facebook[1]. В России наиболее посещаемыми были местные соцсети типа Одноклассников и ВКонтакте. Еще один популярный формат социальной сети – Livejournal (он же Живой журнал, ЖЖ) изначально принадлежал американцам, а затем был выкуплен российскими бизнесменами. Чуть позже появился Twitter, очень быстро набравший огромную популярность, а после конфликта основателя ВКонтакте с собственниками – был создан Telegram. Китайцы создали свой TikTok. Общее количество соцсетей не поддается исчислению, но наиболее значимыми для распространения новостной информации и, соответственно, для пропаганды, являются соцсети, чья посещаемость превышает 100 миллионов пользователей: Facebook, Twitter, Telegram, WeChat, ShareChat, Instagram[2], QZone, Weibo, VK, Tumblr, BaiduTieba, LinkedIn, YouTube, Letterboxd, QQ, Quora, Signal, LINE, Snapchat, Pinterest, Viber, Reddit, Discord, TikTok и др.

Значение соцсетей стало очень быстро понятно политиками и журналистами.

Еще на заре эпохи соцсетей, когда московская политизированная тусовка и журналисты сидели в ЖЖ, о его возможностях так высказался известный интернет-гуру Михаил Вербицкий: «Информационная среда, пожирающая масс-медиа, явление которой было предсказано мудрыми, явилась; и немедленно пожрала масс-медиа. За те 4 года, что прошли с переселения на Livejournal, я перестал читать новости. Я не смотрю телевизор и не покупаю газет. А зачем? Каждая новость политики, науки и чего угодно окажется у вас в ленте, в десятке экстравагантных интерпретаций; а в большинстве случаев – со ссылкой на запись очевидца событий. Важно только правильно подбирать ленту… Лайвджорнал использовали все мало-мальски заметные журналисты, все редакторы интернет-журналов, почти все писатели научной фантастики, сотни широкоизвестных музыкантов, поэтов, лит-критиков и прочая и прочая. В LJ зародились несколько политических движений… Блогосфера оказалась идеальным субстратом для создания гражданского общества и переустройства жизни на истинно демократических началах».

Немного наивное, это мнение вскоре станет дополнено практикой – во время Оранжевой революции на Украине в 2004 году важнейшим инструментом влияния на политически активных россиян со стороны «оранжевых» стали блоги. В ЖЖ Украина занимала 9 место с 21 тыс. пользователей (очень неплохой результат – у России и Британии было около 200 тыс. пользователей). Значительная их часть пришла в ЖЖ как раз во время избирательной кампании на Украине. Они создали довольно агрессивную среду, в спорах с которой невозможно было употреблять логические доводы, потому что всякая логика им была чжда. Эти ребята грамотно организовали сообщество «Выборы-2004» (давно исчезнувшее коммьюнити 2004_vybory_ua), столь же грамотно провели набор в это сообщество, заинтересовали русских журналистов тем, что и как в нем публикуется, а затем путем успешной модерации сделали так, что в участниках остались только проющенковские авторы. Читать это коммьюнити было интересно, тем более, что обновлялось оно постоянно – практически каждые полчаса (очень значительная частота обновления для 2004 года). Соответственно, небольшая, но значительная часть российских журналистов узнавала о происходящем именно из этого сообщества. Не говоря уж о том, что каждый пиарщик, хоть как-то связанный с украинской компанией или интересующийся кампаниями, регулярно читал этот блог.

Но все же, влияние соцсетей на большую политику стало очевидным для всего мира чуть позже, чем на Майдане в 2004 году, коогда раздавали «надколотые апельсины». Общим мнением является то, что Барак Обама победил на выборах президента США в 2008 году благодаря таким соцсетям, как Facebook, Twitter, Flickr, Digg, BlackPlanet, LinkedIn, AsianAve, MiGente, Glee. Через соцсети собирались деньги, через них общались со сторонниками, в них обсуждали дебаты. И как результат, добившись тотального доминирования в соцсетях, Барак Обама получил подавляющее большинство голосов молодежи.

Вскоре соцсети станут главным инструментом общения актива при организации цветных революций. Более того, появится термин «твиттер-революция», что подчеркивает, насколько большое значение придавали соцсетям организаторы этих переворотов. Твиттер-революциями называют массовые беспорядки в Молдавии в 2009 году, акции протеста в Иране в 2009 году, революцию в Тунисе (2010-2011 гг) и Египте (2011 г.), а также Евромайдан (2013-2014 гг). Хотя украинский кровавый переворот все же больше делался с помощью Facebook.

Социальные сети стали мощнейшим фактором успеха наступления оппозиции и Запада на режим Януковича. Именно в соцсети Facebook осуществлялась коммуникация и агитация. И тут, конечно, не обошлось без профессиональных технологов, которые вовсю отрабатывали западные деньги.

Так, Сообщество «ЄвроМайдан – EuroMaydan» было организовано 21 ноября 2013 года на средства общественной организации «Центр UA». Финансовыми донорами «Центра UA» в 2013 году выступали: международный фонд «Возрождение» (462 155 грн), американский частный некоммерческий венчурный инвестиционный фонд «Сеть Омидьяра» (1 638 016 грн), международная организация «Пакт» (1 181 627 грн), «Шведское агентство по вопросам международного сотрудничества и развития» («SIDA») (1 450 942 грн), «Интерньюз» (319 257 грн), «Национальный фонд содействия демократии» (234 427 грн) и др.[3]

По состоянию на 3 декабря 2013 года уже 126 тыс. пользователей подписались на сообщество «ЄвроМайдан – EuroMaydan» в фейсбуке. Его же использовали для управления легальной активностью Евромайдана. Призывы, сбор и управление группами протестующих – многое делалось через соцсети. Подписчикам предоставлялись карты расположения в Киеве мобильных пунктов обогрева, советы, как выявлять «провокаторов», загружались шаблоны для печати листовок.

С 23 ноября по 3 декабря 2013 года на странице было опубликовано 2 тыс. сообщений, которые собрали более 1 млн. лайков, а их содержанием поделилось более 230 тыс. пользователей. Всплеск активности пользователей пришелся на 30 ноября и на 1 декабря. То есть, на день разгона Майдана и на день после. Чаще всего распространялись видео с разгоном молодежи.

С помощью социальных сетей на начальном этапе оппозиционеры пытались решить вопрос мобилизации протестного населения страны на Майдан. Для этого использовался специально разработанный функционал сети фейсбук под названием «мероприятие». C помощью его рекрутировали добровольцев. Эффективность этих мер оффлайн была, может быть и не столь высокой, как ожидалось. Зато онлайн создавалось впечатление, что не только Запад, но и весь центр страны поднялся против Януковича.

На странице Арсения Яценюка было анонсировано мероприятие «Народневiче за европейську Украшу» на него было приглашено 75 тыс. пользователей. Из них 11 тыс. отметили, что посетили митинг. 10 декабря 2013 года в фейсбуке была создана группа «До1'хати на Майдан». Ее цель - координация подвоза протестующих из регионов в Киев. Страница набрала более 10 тыс. подписчиков. Считается, что именно через эту группу в Киев свозили радикалов с Западной Украины.

Но не фейсбуком единым была сильна оппозиция. В ходе Евромайдана твиттер активно использовали для информационного воздействия на мировые СМИ и общественное мнение стран Запада. Использовалась технология, известная как твиттер-шторм. Речь идет о волне, когда одновременно публикуются десятки и сотни тысяч однотипных сообщений под одним хэштегом. Задача организаторов медийной кампании — вывести этот хэштег в тренды твиттера. Первый твиттер-шторм в поддержку антиправительственных выступлений на Украине был запущен в Киеве 27 января 2014 г. в 17:00. Инициатором мероприятия выступило сообщество в сети Facebook «Digital Maidan».

После 2014 года игнорировать роль соцсетей было уже нельзя. И принимаются различные меры – Россия старается «приземлить» у себя соцсети, обеспечив хранение данных на российских серверах, делает шаги в сторону большего контроля над соцсетями типа ВКонтакте, Одноклассники и ЖЖ, развивает аналог видео-хостинга Ютуб (Рутуб). Все это делается с пониманием того, что главные хозяева IT-корпораций типа Марка Цукерберга (Facebook), Google и т.д. в любой момент могут повернуть свои соцсети против нашей страны. Что вскоре и происходит. Цукерберг нанимает модераторов кириллического сегмента соцсетей из радикальных украинцев, открывает для модераторов офис в Варшаве и дает им все полномочия для максимально жесткого ведения дел с русскими блогерами. Так начинается практика банов за политический контент.

В 2015 году с запретом сталкивается известный российский журналист и гендиректор МИА «Россия сегодня» Дмитрий Киселев. Страница в Facebook у Киселева появилась 17 июля. Первый и последний пост, который он написал, звучал так: «Сразу предупреждаю, что за нецензурщину, включая модифицированные словечки, баню сразу и без предупреждения. Желающие барахтаться в грязи могут делать это в другом месте. И точно без меня. Поехали!» За сутки на блог Киселева подписалось 1100 человек. Но на следующий день без объяснения причин странички Дмитрия Киселева на Facebook и в Instagram были удалены.

Киселев бы не первой ласточкой – баны к тому времени стали правилом для российских блогеров. Баны следовали за малейшие нарушения и шли очередями вслед за жалобами, которыми украинских модераторов заваливали специально подобранные украинские же блогеры, которые получали деньги за мониторинг российского политического сегмента Facebook. Особенно курьезно было, когда украинские модераторы заблокировали российского футболиста по фамилии Хохлов. Впрочем, смешного тут мало.

Если в 2008 году соцсети помогли кандидату в президенты США от демократов Бараку Обаме, то в 2016 году социальные сети стали причиной победы кандидата в президенты США от республиканцев Дональда Трампа. Это очень не понравилось истеблишменту, и в течение 2016-2020 годов было сделано все, чтобы поставить соцсети под контроль глобалистских структур. Представители социальных сетей согласились с этим контролем.

И в это же время стала очевидной проблема соцсетей, о которой в далеком 2004 году прямо заявлял Вербицкий. Повторю эту мысль: «За те 4 года, что прошли с переселения на Livejournal, я перестал читать новости. Я не смотрю телевизор и не покупаю газет. А зачем? Каждая новость политики, науки и чего угодно окажется у вас в ленте, в десятке экстравагантных интерпретаций». И эта позиция была характерна не только для Вербицкого, но и для миллионов других пользователей соцсетями. Зачем смотреть ТВ, покупать газеты, и даже заходить по ссылкам на новостные ресурсы, если всю необходимую информацию на блюдечке представят соцсети?

Но сообщающиеся сосуды работают так, что если где-то прибыло, то где-то убыло. И убывать начало у масс-медиа. Проще говоря, соцсети начали убивать национальные СМИ по всему миру. Что делать с этим было решительно непонятно.

В начале февраля 2021 года «австралийский случай» всколыхнул медиаиндустрию. Австралия разработала законопроект, обязывающий социальные сети и поисковые сервисы платить СМИ за показ местных новостей. Документ под названием Кодекс ведения переговоров с новостными медиа и цифровыми платформами призывал Facebook и Google (т. н. большая двойка) заключать с австралийскими СМИ контракты и выплачивать авторские гонорары. Facebook и Google сперва возмутились и обвинили австралийские власти в лоббировании интересов медиамагната Руперта Мердока, который владеет ведущими СМИ в Америке и Европе, притом, что наиболее весомые активы у него в Австралии. Австралийские власти пояснили: разработку закона ведут с подачи комитета по надзору за конкуренцией и потребительскими правами. Этот орган много лет наблюдает и оценивает, как Google и Facebook действуют на местном онлайн-рынке. В 2019 году его сотрудники представили доклад о том, что интернет-гиганты отбирают прибыль у локальных СМИ. Больше всего австралийских журналистов возмущает то, что рекламодатели отказываются от сотрудничества с медиа в пользу соцсетей и поисковиков, говорилось в документе.

В итоге Facebook и Instagram заблокировали на территории Австралии «новостной» контент. Были отключены новости и отдельные сообщения государственных организаций. В частности, заблокировали сообщения в аккаунтах министерства здравоохранения Квинсленда, метеорологического бюро Австралии, департамента пожарной и аварийно-спасательной служб Западной Австралии, которые должны оповещать граждан о возникновении опасных ситуаций, угрожающих их жизни или здоровью.

Через какое-то время Facebook разблокировал весь контент для Австралии. Примерно такая же ситуация сложилась в Канаде. И там после конфликта Facebook сделал вид, что идет на уступки. И якобы даже выделяет деньги для местных СМИ и в Канаде и в Австралии. Но в результате эта гигантская соцсеть просто продавила власти и Австралии и Канады. Канадцев так еще и извиняться заставили. Правительство Канады публично признало, что канадцы, мол, «не до конца понимают сложности Интернета или то, какую выгоду канадские медиакомпании получают от размещения своего контента в Facebook и Instagram».

Facebook, впрочем, был вынужден в 2020-2021 году подписать целый ряд трехлетних контрактов, по которым он обещает выплачивать местным СМИ «роялти» за то, что пользователи соцсетей видят новостную вкладку своего региона на странице соцсети. Но как только трехлетние контракты истекли, Facebook тут же убрал новостную вкладку в принципе. Так было с Великобританией в 2023 году, с Австралией в 2024 году, а вскоре новостные вкладки пропадут во Франции и Германии. Можно не сомневаться, что соцсеть победила, а локальные СМИ будут и дальше терять трафик и рекламодателей. Что приведет к уничтожению национальных СМИ. А взамен Facebook предложит свои собственные новости правительствам стран, которые так ничего и не смогли сделать для защиты собственного информационного суверенитета.

Сегодня мы знаем точно, что соцсети работают в унисон с глобалистами. Хозяева мира задают повестку для соцсетей. И если кто-то не согласен, то его довольно быстро уничтожают. Так, например, крупнейшие IT-корпорации потребовали после поражения Трампа на выборах президента 2020 года усилить модерацию в соцсети Parler, популярной у сторонников Трампа. Соцсеть отказалась. Тогда Apple удалила приложение Parler из App Store, а Google из Play Store. В свою очередь Amazon прекратила услуги хостинга этому сервису, из-за чего он стал недоступным для пользователей. Так завершила свое существование довольно крупная, но не подконтрольная глобалистам соцсеть.

Известно также, что американская разведка успешно управляет соцсетями. Управление осуществляется иногда директивами, иногда долларами. ФБР, например, платило Twitter миллионы долларов, и, в свою очередь, требовала минимизировать выдачу информации о сыне Байдена – алкоголике, наркомане и плейбое Хантере Байдене. После публикации статьи о Хантере в газете New York Post, соцсети несколько часов закрывали выдачу этой информации, а затем пессимизировали ее. Причина? ФБР предложило деньги и рекомендовало считать информацию про Байдена «российской пропагандой».

Помимо этого, ФБР постоянно требовало от Twitter делиться данными о пользователях, а также инфильтровало Twitter своими сотрудниками. А в марте 2022 году ФБР отправила в Twitter список учетных записей от имени Службы безопасности Украины. Эти учетные записи, как сообщили в ФБР, «подозреваются СБУ в распространении дезинформации». ФБР попросила Twitter удалить эти аккаунты и передать пользовательские данные СБУ. Среди аккаунтов были учетные записи не только из России, но и из Британии, Германии, а также из Украины. На сегодня точно известно об одном списке из 175 аккаунтов, из которых 54 были заблокированы. Но таких списков было куда больше.

Так же как сотрудники ЦИПСО, распространяя информацию о якобы организованном митинге около Донецкой администрации, убили 22 жителей Донецка. Так же и Twitter, когда передавал персональные данные в ФБР и СБУ, вполне возможно, в итоге несет ответственность за жизни тех пользователей из Украины, которые впоследствии были арестованы или ликвидированы СБУ.

Соцсети сегодня используются хозяевами мира «золотого миллиарда» не только для того, чтобы заставить замолчать или для устранения неугодных. Но еще и для того, чтобы держать руку на пульсе у общества. Вот, например, интересное исследование, которое провели немцы Харальд Вельцер и Лео Келлер, подвергнув анализу СМИ и соцсети Германии на предмет того, что именно они пишут о поставках немецких танков «Леопард» на Украину. Всего в анализе участвовали 19,3 млн текстов. В результате было учтено 107 000 текстов из центральных СМИ ФРГ. Еще 1,1 миллиона статей из 140 региональных газет. А также 13,5 млн постов в Twitter за тот же период. Поводом для исследований стал звонок одному из авторов от провластной Die Welt с просьбой прокомментировать такое же провластное СМИ Германии ARD, которое опубликовало опрос о поставке танков Украине. В ходе опроса 52% молодых немцев выступили против этих поставок. И вот, одного из авторов спросили: «Должны ли политики и СМИ просто «лучше объяснить» молодому поколению, почему поставки танков «Леопард» необходимы?». То есть, для журналиста не стояло вопроса о том, что эти поставки необходимы. Стоял вопрос, как же лучше объяснить молодежи значение поставок военной техники Украине.

Всего за год с марта 2022 по март 2023 года в Твиттере было опубликовано 1,1 млн постов на тему поставки тяжелого вооружения на Украину у 120 000 различных авторов. Если в 2022 году в Твиттере ежемесячно появлялось около 67 000 твитов о поставках тяжелого вооружения, то в январе 2023 года было 346 тысяч твитов по теме. Отрицательно к этой идее относились авторы 64% публикаций. Положительно – лишь 35%. При этом, в январе доля постов в Твиттер, посвященных эскалации, рискам Третьей мировой и ядерной войны из-за поставок тяжелой техники выросла более чем вдвое (с 20 тыс. до 48 тыс. твитов). То есть, Твиттер четко показывает, что поставки тяжелой техники не вызывают одобрения у немцев, что они видят серьезные риски эскалации конфликта.

А что же немецкие СМИ? В апреле-мае 2022 года доля статей, в которых обсуждались не только поставки тяжелых вооружений, но и возможные риски эскалации, а именно риски Третьей мировой войны или ядерной войны, составляла 12 процентов (303 из 2500 документов). В январе существенно (в 2,5 раза) возросло обсуждение вопроса о поставках тяжелых вооружений (ноябрь/декабрь 1200 документов/месяц, январь 2800 документов), но доля статей, в которых эти поставки связывались с эскалацией конфликта, уменьшились вдвое (до 5%). Если посмотреть на содержание статей, то в 60% случаев мы видим апологетику поставок, и лишь в 34% случаев – критиков поставок.

То есть, СМИ обеспечили видимость резкого роста требований немецкого общества к Шольцу принять решение об отправке танков. Почему так? Потому, что СМИ Германии не просто не отражают мнения немецкого общества, но всячески стараются на это мнение повлиять, чтобы сделать более пластичным в контексте поддержки войны со стороны руководства Германии. Неудивительно – практически все СМИ Германии принадлежат т.н. клубу «Атлантистский мост», который составляют не просто лояльные США немцы, но немцы, которые больше американцы, чем сами американцы. А соцсети использовались этим атлантистским клубом, чтобы «померить температуру» и знать, как действовать, чтобы поменять мнение общества. Такая вот демократия в действии.

К чему все идет? Есть вполне обоснованные опасения, что Западный мир выбрал путь к полноценной цензуре соцсетей и СМИ. Тотальная цензура предполагается как ответ на «риски дезинформации» - об этом говорили в Давосе авторы «Давосского отчета о глобальных рисках в 2024 году» (Davos Global Risks Report 2024). Отчет был подготовлен специалистами ВЭФ (Всемирного экономического форума). И тогда же руководство ЕС в лице председателя Европейской комиссии Урсулы фон дер Ляйен объявило о намерении принять новый цифровой закон, регламентирующий деятельность всех соцсетей и обеспечивающий ограничение доступа граждан ЕС к той информации, которая будет признана евробюрократами «неправильной». Так что, до дивного нового мира остался буквально один шаг.

 

[1] принадлежит Meta, запрещенной в РФ экстремистской организации.

[2] принадлежит Meta, запрещенной в РФ экстремистской организации.

[3] Нагорняк К. И. Социальные медиа как технология мобилизации протестующих во время «евромайдана» на Украине в 2013–2014 гг. // Известия Тульского государственного университета. Гуманитарные науки, 2017.


тэги
читайте также