16 июня, воскресенье

Сирия напряглась в перемирии

15 сентября 2016 / 10:28
политический обозреватель «Царьград ТВ»

Очередное перемирие в Сирии принято дипломатами, но вызывает опасения людей перед новым взрывом насилия. Так полагает политический обозреватель Александр Цыганов.

Новое перемирие в Сирии даже дипломаты не решаются объявить окончательным. Их заявления лишь полны того, что положено называть «осторожным оптимизмом». При этом одновременно в менее официальных комментариях они выражают сомнения в том, что перемирие продержится достаточно долго, и обвиняют «партнёров» в двойной игре и потакании подконтрольным группировкам.

Если быть не столь дипломатичным, как дипломаты, то можно сказать прямо: этими заявлениями обмениваются прежде всего Россия и США. Именно в их договорённостях от 9 сентября проглядывает то, что постоянно осуждалось в прошлом: келейные договорённости империалистических держав, решающих судьбы народов за их спинами.

На самом деле это не так или не совсем так. В сирийском конфликте участвуют не народы, а различные группировки различных этноконфессиональных принадлежностей. «Империалистическим» державам решать за народы просто невозможно: история перманентного хаоса на Ближнем Востоке показывает, что народы с готовностью разбиваются и раздёргиваются как раз на группировки. Которые затем борются друг с другом до полного истощения.

Побед тут не бывает
Именно до истощения, потому что о победах речи не идёт. Кроме одного варианта. Когда резню жёстко прекращает армия или светский диктатор. Опирающийся на армию. Так было в Алжире, так было в Египте, так было в лёгкой степени в Тунисе. Даже в Турции президент Эрдоган опирался на армию, чтобы подавить мятеж другой её части.

Во всех остальных случаях можно наблюдать общую резню до истощения. Сомали, Ирак, Ливия, Йемен. Сирия. Со временем она не то что заканчивается миром, но — переходит в некую стадию тлеющего конфликта, где закрепившиеся в своих регионах группировки пощипывают друг друга уже не от великой ненависти и не менее великих политических амбиций, а в силу ведущей идеологии, которую почему-то принято связывать со средневековьем. На самом деле это самая что ни на есть вечная историческая линия в регионе. В Ираке и при жёсткой власти Саддама Хусейна одним из ценимых развлечений бедуинских племён были наезды друг на друга. В прямом смысле слова: прямо на верблюдах, да с пулемётами на горбу…

Сегодня на подобные племенные княжества уже разбились Ливия, Сомали, в значительной степени — Ирак. Под вопросом — Сирия. Сложились суннитская зона вдоль долины Евфрата, контролируемая ИГ (запрещена в России). На севере курды объявили о создании собственного федеративного квазигосударственного субъекта. Самую развитую и плодородную зону к западу от Сирийской пустыни оспаривают другие, тяготеющие к более цивилизованному, нежели ИГ, образу жизни сунниты, из «городских», и многонациональный и многоконфессиональный конгломерат под светским руководством алавита Башара Асада.

Решает ли нынешнее перемирие эту проблему?

Нет, убеждён один из виднейших отечественных востоковедов старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов. «В основе конфликта лежат факторы, которые не изменились от введения очередного перемирия, — пояснил он. — Есть две группы государств, которые участвуют в сирийском конфликте. Это Россия и её союзники с одной стороны, и Соединённые Штата, монархии Персидского залива — с другой стороны. И у этих групп государств различные цели в конфликте».

Для России и её союзников Ирана, Сирии как таковой, Ирака это стабилизация ситуации, прекращение военных действий, подавление террористических группировок — и всё на фоне сохранения Сирии как государства, рассказал учёный, подчеркнув: «Не сохранения именно руководства Башара Асада, а сохранение Сирии как государства, сохранение сирийских государственных институтов, территориальной целостности страны».

И речь не о некоем государственном идеализме со стороны Москвы. «Для России сохранение сирийской государственности как барьера против радикального исламизма, как минимум, и подавления здесь экстремизма, как максимум, — в её национальных интересах. Это — её цель, — отметил Долгов. — А для Соединённых Штатов и их союзников цель совершенно другая — устранение руководства Башара Асада любым способом».

Вопрос, по убеждению востоковеда, стоит таким образом потому, что Башар Асад — союзник Ирана. А для США и для Израиля Иран если не противник, то оппонент. Для монархий же Персидского залива распад Сирии предполагает возникновение на её обломках суннитских государств, чего, собственно, они и добиваются.

«И пока консенсуса между этими группами государств не достигнуто, — подчеркнул Борис Долгов. — Слишком несовпадающие у них цели. Поэтому возможны два варианта: либо одна из сторон соглашается на условия другой стороны, либо всё же находится компромисс на базе сохранения Сирии как государства. Пока такого компромисса не наблюдается»…

И значит, перемирие опять временное, остаётся сделать логический вывод из слов учёного.

В перемирии есть свой позитив
При этом, однако, необходимо отметить, что само по себе заключение перемирия может считаться довольно перспективным успехом российской дипломатии. Не случайно министр иностранных дел России Сергей Лавров поддел американских «партнёров», заметив во время пресс-конференции в Москве с главой МИД Люксембурга Жаном Ассельборном, что Москва предложила опубликовать пакет документов по перемирию, а «не сохранять в секрете, как это хотели бы наши американские партнёры».

«Нам скрывать нечего», — добил американцев Лавров. А что есть скрывать тем? Об этом можно догадаться по такому, например, эпизоду, когда не названный американскими СМИ представитель администрации США заявил, что «если какая-то оппозиционная группировка… осуществляет атаки против режима, то тогда она выводит себя из режима прекращения враждебных действий».

По совести, это означает, что Вашингтон пригрозил собственно клиентеле отдать её на растерзание русской авиации, если та нападёт на ненавистного и ему, и им Башара Асада. Более того, было добавлено: «Мы говорили с оппозиционными группировками. Все крупные оппозиционные группировки заявили нам, что хотят дать шанс этому перемирию, и это мы довели до сведения русских». Это тоже означает на простом бытовом языке, что США попросту докладываются Москве, как они нагибают подконтрольные группировки к примирению с Асадом.

Наконец, тот же представитель Вашингтона вынужден был отмести все надежды запрещённой в РФ террористической Джебхат ан-Нусры уйти от возмездия простым ребрендингом через смену названия на Джебхат Фатх аш-Шам. «Трудно принять продолжение смешивания и сотрудничества оппозиции и организации, которая является ответвлением «Аль-Каиды» в Сирии, — заявил он, заверив одновременно, что госсекретарь США Джон Керри в понедельник «вновь ясно дал понять» сирийской оппозиции: Вашингтон настаивает на том, чтобы «она отдалилась от Джебхат ан-Нусры».

Тем не менее, Москва добавляет давление на Вашингтон в этом вопросе. Тот же Сергей Лавров заявил на днях, что отношение США к Джебхат ан-Нусре- «предмет для очень серьёзного разговора с нашими американскими партнёрами, потому что то, что происходит на земле, мы видим, как коалиция очень неохотно, наверное, работает по позициям Джебхат ан-Нусры».

Это прозвучало на фоне решительных призывов России ко «всем тем, кто имеет влияние на отказников, прежде всего американскую сторону, разобраться, наконец, со своими клиентами». Указав, что 21 группировка отказалась соблюдать режим перемирия российский МИД потребовал: «Нельзя допустить, чтобы их ожидаемые провокационные действия перечеркнули возможность поворота к политическому урегулированию сирийского кризиса».

«В любом случае нынешнее перемирие — безусловно, позитивный момент», — полагает профессор Долгов. Тем не менее, по его мнению, подобная «угроза своим» — это, скорее, дипломатическая поза со стороны Вашингтона, нежели серьёзное предостережение своим клиентам в Сирии. «Говорить о том, что это будет какой-то кардинальный прелом в сирийском конфликте, конечно, не стоит, — убеждён учёный. — Перемирие будет использоваться всеми сторонами для укрепления своих, в том числе и вооружённых, формирований».

«Те соглашения, которые заключены между Штатами и Россией, на самом деле более всего представляют собою призыв к прекращению боевых действий, к примирению, к началу политического процесса, — считает Борис Долгов. — Вопрос в том, насколько будет услышан этот призыв».

Напомним: 9 сентября глава МИД РФ Сергей Лавров и госсекретарь США Джон Керри согласовали в Женеве пакет из пяти документов, призванных установить режим прекращения боевых действий в Сирии и заложить основу для возобновления политического процесса. Эти документы включают в себя разграничение оппозиции и террористов и нанесение по последним совместных ударов авиации США и РФ, процедуры реагирования на нарушения перемирия, вопросы доставки гуманитарной помощи и другое.

Режим прекращения боевых действий начал действовать 12 сентября.


тэги
читайте также