23 октября, среда

Проекция текущей войны

20 июня 2016 / 15:28
политический обозреватель «Царьград ТВ»

Обостряющие геополитическую ситуацию заявления и действия Запада, — проекция скрытой войны, которая уже идёт, — считает политический обозреватель Александр Цыганов.

С военной точки зрения генерал ВВС США Дэвид Голдфин ответил так, как ответил бы любой солдат, отправляемый на сомнительное дело: дайте письменный приказ. Выступая на слушаниях в комитете сената США по вооружённым силам, где его должны утвердить на должность начальника штаба ВВС, он выставил три условия для введения бесполётной зоны над Сирией, чего упорно добиваются некоторые американские политики. Для понимания ситуации достаточно одного: «Поскольку ИГ не имеет самолётов, то это означает, что у меня должно быть разрешение сбивать российские и сирийские самолёты», — заявил Голдфин. По факту это означает то, о чём сказано: военный затребовал от политиков подписаться под заведомо ведущим к войне приказом, чтобы когда-нибудь потом ответ не заставили держать его одного.

Сенат США ищет «последний довод королей»?
Эта позиция, кстати, тем более верна, что как раз военные чётко улавливают лукавость слов политиков. Сам возврат к идее того, чтобы ввести над Сирией бесполётную зону, вызван сообщениями о том, что правительственная авиация якобы бомбит госпитали и дома мирных граждан. Но, во-первых, информация об этом исходит от явно заинтересованных антиправительственных источников. Во-вторых, это — Восток, где всякую информацию надо делить как минимум на три, потом разворачивать на противоположное значение и только после этого надеяться, что процентов десять правды ты всё же узнал. А в-третьих и главных — и это то, что чётко знают военные всех армий, вовлечённых в сирийские события, — в местах наземных боёв в этой стране «мирных» строений не бывает в принципе. Террористы с равным безразличием к людям оборудуют свои позиции и в жилых домах мирного населения, и в школах, и в больницах, и вообще везде, где им это покажется необходимым.

Так что с точки зрения военного ответ генерала был чёток и однозначен: прикажете — и я буду сбивать хотя бы и русских. Но когда от них придёт «обратка» — отвечать будете вы…

Но вот с точки зрения политической эти слова означают окончательную фиксацию нового состояния всей геополитической ситуации. А именно: задача уничтожения военной силы великой и к тому же ядерной державы уже обозначена в повестке дня. И решатся ли политики ответить генералу положительно или нет — теперь неважно: сама постановка подобного вопроса уже означает рассмотрение такого инструмента как война в качестве «последнего довода королей». И мы видим сегодня в сенате ни что иное, как проекцию войны на данные конкретные слушания.

Такого не было со времён «разрядки» начала 1970-х годов, когда между СССР и США было подписано соглашение о предотвращении инцидентов над морем и в воздушном пространстве над ним. Если говорить без дипломатических экивоков, это было соглашение о запрете практики негласно разрешённой практики охоты воздушных и морских судов двух стран друг на друга, если это не вело к риску глобального конфликта.

Об этом же — осознании глобальной войны как следующего шага в развернувшейся между Россией и Западом полемике — говорит в издании «The Week» аналитик Кайл Мизоками. Смысл его статьи сводится в целом к набору разных свидетельств о том, что «Москва может нанести молниеносное поражение НАТО и захватить страны Балтии в течение нескольких суток», и её 46 батальонам в регионе всего 11 балтийских противостоять не могут. Отсюда, рассуждает аналитик, необходимо поддерживать балтийских союзников «коренными» войсками НАТО, а это означает, что «конфликт может вылиться в полномасштабную ядерную войну». Если вспомнить, что в Прибалтике уже идут масштабные учения НАТО, в ходе которых, кстати, отрабатывается такой сугубо предвоенный агрессивный элемент как минирование портов назначенного врага, — данное рассуждение переходит из разряда теоретических в область сугубо практическую. В подобного рода учениях у самых границ вероятного противника одно неосторожное движение — и… Как отмечает эксперт по военно-морским вопросам, главный военный советник Минобороны РФ адмирал Иван Васильев, «море, в отличие от суши, где есть границы между странами, — это зона непосредственного соприкосновения с вероятным противником. Буквально в пределах видимости. Поэтому возникновение конфликтной ситуации становится более вероятным, а главное — более опасным, ибо может сразу перейти в „горячую“ фазу».

Наблюдатели отмечают при этом, что все действия НАТО в Прибалтике укладываются в схему, отражённую в недавно опубликованном отчёте известного американского центра стратегических исследований RAND. Авторы доклада под названием «Укрепление сдерживания на восточных границах НАТО» Дэвид А. Шлапак и Майкл Джонсон предлагают, в частности «для уверенного сдерживания российской агрессии» дополнительно разместить в Восточной Европе семь сухопутных бригад, включая три тяжёлые бронетанковые, которым необходимо обеспечить поддержку с воздуха ряд других военных мер.

Давление как «предпоследний довод королей»
Очень провокационно, по мнению политологов, прозвучала и утечка из недр госдепартамента США о том, что в одном из его документов для внутреннего пользования обозначен призыв 50 дипломатов к президенту Бараку Обаме нанести удары по правительственным войскам в Сирии. По их мнению, только начало боевых действий против Дамаска поможет победить запрещенную в РФ группировку Исламское государство. При этом официальный представитель госдепа Джон Кирби отказался комментировать данную информацию американских СМИ, что, в общем, можно понять: дипломаты, призывающие главнокомандующего вооружёнными силами начать боевые действия, — явно нетривиальное историческое явление.

Директор Российского института стратегических исследований Леонид Решетников объясняет это явление цугцвангом, в котором оказалась американская политика в Сирии. «Письмо служащих госдепа — это специальная утечка с тем, чтобы оказать на нас давление ещё и с этой стороны, — уверен он. — Ведь в Сирии американцам приходится очень тяжело, их интересы не реализуются, и надо что-то с этим делать. Поскольку уступать не хочется, они пытаются показать, что готовы идти ва-банк, то есть пытаются запугать и тем остановить Россию».

Об этом же, скорее всего, говорит ещё одно нетривиальное выступление — на сей раз уже главного американского дипломата, главы Госдепа Джона Керри. «России необходимо понимать, что наше терпение не безгранично. Собственно, оно сейчас весьма ограничено в плане того, будет или нет Асад привлечен к ответственности», — заявил госсекретарь США. А тот же Джон Кирби усилил это выступление официальными разъяснениями в таком роде: «Мы не выступаем с пустыми угрозами. Это не была пустая угроза».

«Это тоже попытки оказать на нас давление, — прокомментировал эти „не пустые угрозы“ директор РИСИ. — Более мощное, чем прежде, но с той же целью — чтобы мы сократили свою активность или вовсе прекратили её. Думаю, однако, что им крайне сложно будет этого добиться».

Да, давление, соглашается один из информированных российских политологов. Но в то же время и настоящие удары по России, собственно говоря, уже наносятся. Пусть пока, слава Богу, с гуманитарных направлений, но это именно удары: по спорту инструментами истеричных антидопинговых кампаний, по российским активам за рубежом, как показали недавняя кампания от имени акционеров ЮКОСа и так называемые периодические оффшорные скандалы, по национальной репутации, когда против неё односторонне выпячиваются действительно не самые благородные выходки футбольных фанатов. «Давление идёт не только по Сирии, не только по периметру всех наших границ, особенно европейских. Идёт давление по всем линиям», — констатирует и Леонид Решетников.

Более того, среди политологов распространилось в последние дни мнение, что и якобы миротворческое заявление экс-президента Франции Николя Саркози, предложившего России, как истинно сильной стране, сделать шаг навстречу Европе и первой отменить свои контрсанкции против её санкций, было фактически ультиматумом.

«Саркози приехал не от себя, он приехал с неким посланием, которое по сути является открытым ультиматумом, — отметил один из них. — Это не абстрактные рассуждения про какие-то права человека, про демократию, это вполне прагматичная формулировка того, чего европейские страны ждут от России. Очень чётко сформулирована позиция, что обсуждение возможности снятия санкций будет только после того, как мы снимем свои. В ином случае глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер пригрозил сохранить санкции и чётко обозначил вероятность их ужесточения».

«Последний довод королей» уже наготове
Судя по контексту того, что происходит в мире, нам нужно готовиться к новой волне обострения в отношениях с Западом, считают эксперты. «Против России сначала ввели санкции, исключили нас из своих организаций, оказали мощное, как тогда казалось, давление по другим направлениям, — поясняет это соображение Леонид Решетников. — Но оказалось, что это не даёт результатов. Ведь откуда нынешняя истерика на Западе? От того, что все предыдущие попытки давления не дали никакого результата! Ни политические методы давления, ни экономические — ничего не получается, результат близок к нулю. Говорят о продлении санкций — но мы спокойно и это переносим. Отсюда злоба и поиски новых средств давления».

Но их, по большому счёту, не осталось — из того арсенала, который, по крайней мере, не приводит к глобальной вооружённой конфронтации, указывает директор РИСИ. «Остаётся что? Остаётся только размахивать оружием. Им ничего не остаётся делать, кроме как запугивать нас таким образом», — резюмирует он.

Что мы видим в итоге, если взять каждое из этих явлений из конкретной ситуации и поместить в общий контекст? А видим мы, считают эксперты, отблески, проявления, отражения расширяющегося геополитического конфликта. По сути — войны. Пока подспудной. Но то, что мы наблюдаем сегодня — это её проекция не только на конкретные слушания в конкретном американском сенате, а на всю пока ещё мирную, но уже изрядно взволнованную поверхность глобальной геополитики. Тем более что согласно любимой аналитиками США теории управляемого хаоса, любые не связанные между собой события являются в итоге звеньями одной цепи.

Но тем самым в мире создаётся очень опасная ситуация, предостерегает Леонид Решетников: «Она может привести к вооружённым столкновениям, а то и к самому печальному — к войне»…


тэги
читайте также