21 апреля, воскресенье

Предательство англо-американских левых

24 мая 2023 / 19:32
публицист

Англо-американские левые утратили все свои наиболее важные принципы. Это совершенно очевидно из реакции прогрессистов на публикацию Отчета Дарема, состоявшуюся на прошлой неделе.

Реакции, которая варьировалась от банальных насмешек до заголовка свежего левого шоу на Youtube «Majority Report», который звучал: «Трамп ОТЧАЯННО ищет ЧТО-НИБУДЬ в Отчете Дарема».

Конечно, Отчет Дарема имел бы большое значение для тех левых, которые считают себя независимыми от Демократической партии. Только левые подхалимы, марширующие в ногу с демократами, могут не заметить, что государственная безопасность грубо попирает демократию. Только абсолютно покорные и запуганные левые могли выступить в защиту совершенно беспринципного и необоснованного расследования ФБР в отношении действующего президента. Только совершенно трусливые и бесчеловечные левые могли игнорировать то, как лживый Russiagate способствовал развязыванию прокси-войны на Украине. Только левый шизофреник, основательно обученный двоемыслию, мог представить себе президентство Байдена как нечто иное, чем катастрофа для человечества, учитывая, что мы, по словам самого главнокомандующего, ближе к ядерной войне, чем мы были со времен Карибского кризиса на Кубе.

Такое же презрительное отношение проявила большая часть левых на #TwitterFiles, которые разоблачали систематическую массовую цензуру, проводимую несколькими гигантскими фирмами, зачастую по указанию аппарата безопасности США. Видимо для многих прогрессистов #TwitterFiles ставили администрацию Байдена в неловкое положение, хотя настоящая цель разоблачений состояла в том, чтобы помочь Илону Маску получить прибыль за счет твиттера. Да, это та же самая платформа социальных сетей, которая редко показывала годовую прибыль и на протяжении всей своей семнадцатилетней истории полагалась на дешевые деньги, низкие процентные ставки и безумные объемы спекулятивных инвестиций.

Мы — медиа-левые — явно сбились с пути. Отправляя твиты, болтаясь в барах и клубах Бруклина, обсуждая всех великих философов и историю левых так же, как подростки обсуждали метал-группы и фильмы, когда я рос в 1980-х, медиа-леваки стали совершенно несерьезными. Расчетливо несерьезными.

Причины этой несерьезности лежат очень глубоко. Они восходят к провалу советского эксперимента по строительству социализма. Спенсер Леонард из Platypus Affiliated Society недавно объяснил, что произошло, в подкасте Sublation Media. Он сказал, что отказ левых отстаивать базовые права, гарантированные Конституцией США, является продуктом сталинистского упорства в проведении различия между буржуазной и социалистической революциями, как будто социалисты или сам Маркс стремились к чему-то другому, кроме достижения свободы, равенства и братства. Нет никакой разницы между буржуазными ценностями и социалистическими ценностями. В 2023 году понятно, что разницы и быть не может. Сегодняшние либералы, которые цепляются за государство, говоря, что они «все еще с ним», даже когда ФБР занимается перлюстрацией нашей интернет-переписки на предмет «ошибочного мышления», отказываются от этих буржуазных ценностей.

Для левых социалистов отказ от либеральных, буржуазных идеалов является роковой ошибкой. С 1848 года социалистический проект должен был завершить или осуществить то, что являлось международной буржуазной революцией. Незавершенный характер либерализма требует социалистической организации, и эта организация будет успешной только в том случае, если она будет предпринята для преодоления затянувшегося кризиса либерализма. Социализм есть не что иное, как преобразование различных требований рабочего класса в единое требование реализации того, что либерализм или буржуазное общество могут только обещать, но постоянно оттягивают.

Точнее, с XIX в. социалисты требовали права на всеобщую свободу слова. Маркс, что возможно покажется многим неожиданным, рассматривал свободу слова как первичное право. В статье для «Рейнской газеты» во время региональных дебатов о свободе печати Маркс писал: «Только теперь вопрос этот получил правильную постановку. Вопрос не в том, должна ли существовать свобода печати, — она всегда существует. Вопрос в том, составляет ли свобода печати привилегию отдельных лиц или же она есть привилегия человеческого духа. Вопрос в том, должно ли то, что по отношению к одной стороне есть право, стать бесправием по отношению к другой стороне. Нe имеет ли «свобода духа» больше прав, чем «свободы, направленные против духа»?»[1]

Возведение причин отказа социалистов от свободы к реально существовавшему сталинизму дает современным марксистам шанс освободиться от современного сталинизма в американском стиле или освободиться от демократов. Один из способов добиться этого — понять причину текущего непонимания Маркса и неверной политики рабочего класса как результат поражений, отмеченных исторически как эпохи, и переосмыслить наследие некоторых старых марксистов, которые пытались критически относиться к этим идеям.

Начав с послевоенных левых, мы могли бы переосмыслить Теодора Адорно и представление о Франкфуртской школе как критиках фордизма. Почему они отвергли этатистское решение кризиса, представшего сначала в виде депрессии, а затем мировой войны? Если мы поймем это, мы сможем перестать надеяться на Сандерса в Демократической партии как обреченную на провал ностальгию по эпохе поражений.

Адорно и Хоркхаймер, представляя фашизм, писали в «Диалектике Просвещения»: «Концентрация командных методов управления всем процессом производства вновь возвращает общество на стадию непосредственного господства. Вместе с пролегавшим через рынок окольным путем в недрах наций исчезают также и институты духовного посредничества, в том числе право»[2].

То есть, уже после Второй мировой войны, Адорно признавал, что столь же неустойчивым и раздираемым неравенством был и конкурентный капитализм XIX в., когда капитал берет на себя заботу о государстве, чтобы защитить себя от своих собственных противоречий, и когда монопольная власть заменяет конкуренцию как форму, которую принимает капитал, тогда массы страдают не только материально, но и духовно. Им больше не позволено самостоятельно мыслить.

Поэтому, когда мы видим, что Пентагон организовал Управление по влиянию и восприятию, мы должны понимать это как углубление монопольной власти капиталистического государства. Когда мы сталкиваемся с сообщениями о том, что Министерство внутренней безопасности обучает компании социальных сетей и новостные отделы СМИ тому, что считается дезинформацией и о чем следует сообщать, разумные и сознательные левые должны понимать это как усугубление нашего поражения.

Конечно, оба этих примера общеизвестны, и оба они были либо попросту проигнорированы, либо прямо восхвалялись американскими левыми, которые видят свою миссию полностью отделенной от борьбы простых людей, гражданского общества, народных масс и рабочего класса.

Некоторое время назад, в 1988 году, если быть точным, когда у левых еще были остатки представления о том, что целью революционеров и радикалов является освобождение людей от авторитарных систем контроля, французский радикальный режиссер и теоретик Ги Дебор объяснил, как понимать термин «дезинформация». Он рассказал нам, что бывает, когда государство создает ситуацию исключения, чтобы оно могло нарушить нормы права и конституционный порядок, которые узаконивают его собственное существование.

Дебор писал: «Поддерживающее путаницу в умах понятие дезинформации выдвигается а видное место, чтобы тут же одним произнесением своего имени отвергать любую критику, которая не оказалась достаточной для того, чтобы принудить к исчезновению различные управления по организации умалчивания. Например, можно было бы однажды заявить, если бы это показалось желательным, что все здесь написанное служит делу дезинформации о спектакле, или, иными словами, дезинформацией в ущерб демократии»[3].

Если бы мне пришлось приспособить это заявление к дню сегодняшнему, я бы добавил только одно: ФБР, которое запросто может превратить свои огромные полномочия по организации следствия в оружие, предназначенное для защиты центров принятия решений от президента, увлеченного реалити-шоу, определенно может то же самое сделать в отношении как вас, так и меня. Такое ФБР будет направлено против любой попытки организовать настоящий левый проект по эмансипации.

Как левые могут не возражать? Как мы можем не взять на себя ответственность за сохранение нашего наследия, организуясь вне Демократической партии и против нее? Нам приходится рисковать ставшими привычными поражениями и пугающей перспективой стать следующими мишенями нынешнего государства безопасности. Учитывая все те предательства, которые были разоблачены, продолжать заигрывать с демократами, несомненно, означало бы отказаться от всякой надежды во имя трусливых уступок.

Compact

 

[1] Маркс К. Дебаты шестого Рейнского ландтага. / К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Том 1. Изд. 2. М., 1955. С. 55.

[2] Адорно Т., Хоркхаймер М. Диалектика просвещения. С.- СПб, 1997. С. 278.

[3] Дебор Д. Общество спектакля. М., 2000. С. 149. 


тэги
читайте также