16 июня, воскресенье

После военной победы в Сирии — победа экономическая

10 декабря 2015 / 00:01
экономический аналитик

Первые сообщения об ударах российской авиации и кораблей ВМФ по позициям исламских террористов в Сирии свидетельствуют о том, что операции сопутствует успех. Российский Генеральный штаб сообщает о панике в рядах противника, о потерях, понесённых исламистами.

Самое главное, что ситуация в Сирии вновь начала переходить по контроль президента Башара Асада, который добился с помощью России усиления своих позиций как в военном отношении, так и в политическом. И, тем самым, создалась возможность отсрочить или вообще убрать перспективу его отставки. Запад глубоко растерян и озадачен. Но возникает вопрос: какие преимущества это принесёт или может принести России? Какую реальную пользу из сегодняшней ситуации в мире можно извлечь для России?

Вмешательство России и СССР с помощью вооружённых сил в мировую политику за пределами своих национальных границ имеет давнюю историю. Существуют неоднократные примеры того, что именно русская армия не раз меняла ход европейской истории. Разгром некогда грозы Европы, непобедимого короля Пруссии Фридриха II; победоносный поход русской армии в Европу в 1813 году и низвержение Наполеона, сокрушителя королей и победителя всех европейских армий; подавление русским экспедиционным корпусом венгерского восстания 1848 года и, тем самым, спасение Австрийской империи от развала, а монархической Европы — от пожара революций, вошли в учебники истории не только России, но и европейских стран. Наконец, освободительный поход Советской Армии в Европу в 1944–45 г.г. и разгром ею германского нацизма, покорившего Европу, привёл к глобальным изменениям в мире и установлению нового мирового порядка, который сохранялся 45 лет.

Однако исторический анализ показывает, что и Россия, и СССР никогда при этом не могли правильно и полностью воспользоваться плодами своего военного успеха. Несомненно, тогда нашей страной незамедлительно делались вполне логичные действия по достижению также и политических побед, чему способствовала в немалой степени и популярность России (СССР) в мировом и европейском общественном мнении. Так, под руководством России прошёл Венский конгресс 1814–15 гг., установивший новое политическое устройство Европы. Ялтинские и Потсдамские соглашения 1945 года сделали СССР сверхдержавой с полного согласия США и Великобритании.

Однако эти преимущества традиционно начинали постепенно таять. Наши заслуги перед Европой, как обычно, вскоре забывались. Освобождённые страны предпочитали замалчивать то, что именно нашей стране они обязаны своей независимостью. Следом популярность и моральный авторитет нашей страны соответственно угасали и снижались. И в итоге нашей стране каждый раз приходилось втягиваться в рутинный ход событий, в которых просто не было места благодарности России и её героизму, как и памяти о наших воинских подвигах и погибших соотечественниках.

Бывшие друзья и союзники почти всегда становились военно-политическими противниками России. Например, Крымская война 1854 года против России была поддержана Австрией, которую за шесть лет до того Россия спасла от распада, и её императором Францем-Иосифом, которому именно Россия сохранила в своё время трон. Болгария, получившая независимость благодаря русской армии, во всех военных конфликтах всегда была на стороне врагов России. А сегодня мы видим, что в авангарде антироссийских сил находятся как Польша, во время оккупации лишённая немцами даже своего исторического названия (называлась она тогда «генерал-губернаторство») и спасённая СССР от уничтожения, так и прибалтийские страны, дважды в своей истории мирным путём получившие независимость от России.

Экономические аналитики объясняют это тем, что ни Россия, ни СССР никогда не умели и не понимали, как надо устанавливать экономическое влияние нашей страны в мире. Эмоции и политические договорённости — это, как показывает история, временное явление. А вот экономические интересы стран и доминирующие позиции в мировой экономике имеют гораздо более долгосрочный характер. Именно экономические аспекты отношений дают странам-победительницам настоящую власть над событиями и позволяют получить реальный контроль над мировой политикой. Эти рычаги экономической власти невидимы и внешне незаметны. О них не упоминают ни в День Победы 9 мая, ни в обычные дни. Но экономическое влияние не только не менее, а даже более эффективно, чем способность нанести вооружённый удар по противнику.

Например, СССР обговорил все детали раздела мира в 1945 году. Однако мимо понимания руководства СССР ускользнула историческая важность и значение Бреттон-Вудского соглашения (1944 г.), которое дало США возможность осуществить глобальную долларизацию экономики и её переход под фактический контроль США в лице Федеральной резервной системы. Тогда СССР не стал настаивать на своём участии в контроле мировой экономики и торговли, а также экономических процессов, тем самым, фактически предоставив полную свободу действий Западу. Ведь тогда экономика ГУЛАГа и низкооплачиваемый и фактически принудительный труд советских людей позволяли СССР производить современное вооружение, включая атомное оружие, что тогда казалось вполне достаточным для сверхдержавы. Вспомните знаменитый вопрос Сталина: «Сколько дивизий у Римского папы?» А эйфория от достигнутого мирового лидерства и военно-политического влияния настраивала Сталина не на крайне важные и остро необходимые экономические реформы в СССР, а на создание военно-политических блоков и союзов по всему миру (например, с Китаем).

В итоге, через 10–15 лет выяснилось, что СССР отстаёт в экономическом развитии от США, что даже побеждённые Япония и ФРГ стали стремительно развиваться, превратившись в лидеров мировой экономики, науки, техники и промышленности. Запоздалые попытки СССР создать эрзац Бреттон-Вудской системы в странах СЭВ оказались обречёнными на неудачу, потому что не могли опираться на мощные позиции в мировой экономике, которых СССР просто-напросто не имел. Экономические проблемы СССР стали хроническими и практически неразрешимыми в рамках той политической системы. Блок экономически слабых коммунистических стран стал разваливаться.

В 1990–91 гг отказ СССР от глобального политического доминирования мог быть легко обменен на широкомасштабную экономическую, финансовую и технологическую помощь Запада. Такую помощь Горбачёву откровенно предлагала ФРГ. Это могло бы стать своего рода новым планом Маршалла для СССР, основой для столь необходимого как тогда, так и сегодня «русского экономического чуда», стремительному подъёму экономики страны и уровня жизни нашего населения. И это могло также сохранить СССР в его исторических границах. Однако эта возможность была упущена, негативные политические и экономические последствия чего мы видим до сих пор. Как видим и то, что Запад уже забыл добровольный и мирный уход СССР с позиций мирового лидера и передачу им этого лидерства Западу. Давление на Россию продолжается, число её врагов возрастает, а союзников — сокращается.

Сейчас Россия благодаря действиям в Сирии вновь заставила Запад принимать себя всерьёз. Скорее всего, Запад наверняка будет обсуждать с Россией будущие военные действия в Сирии и стремиться договориться с нами пока по-хорошему. Кроме того, остро стоит тема сирийских беженцев, которых Запад надеется вернуть обратно из Европы на родину. Помощь России в том, чтобы повлиять на Асада в вопросе обратного приёма беженцев, уже наверняка потребуется. Все это могло бы стать поводом для России выдвинуть Западу встречные требования, которые содержали бы экономические вопросы. Увы, на фоне победных реляций из Сирии и растерянности Запада нам, скорее всего, не приходится надеяться на то, что вскоре миру предстоит узнать о каких-то кардинальных экономических проектах России как в ближневосточном регионе, так и экономических уступках Запада. А ведь вполне возможно было бы, например, найти способ потребовать от Запада отмены санкций или отказа от экономического агрессии против России, которое существует в разнообразных формах: например, в виде откровенных попыток усложнить, сократить или вообще со временем прекратить экспорт российского газа в Европу.

Без комплекса требований России к Западу, которые включали бы не только политические, но и экономические вопросы, победы и успехи российского оружия будут иметь, в основном, пропагандистский эффект. Как мы уже видели из истории, такой эффект всегда непродолжителен и экономически приносит мало выгоды.


тэги
читайте также