5 декабря, суббота

Не рейтингом единым

03 ноября 2016 / 10:56
публицист, историк

Новый рейтинг Фонда «Петербургская политика» оставляет двойственное впечатление. И сразу по нескольким причинам. Продукт фонда уважают и эксперты, и журналисты — на него ориентрируются в российских регионах — это все рейтингу, без преувеличений, в плюс. Бывали на рынке и куда более слабые продукты.

Репутация вполне заслужена, что не отменяет и ряда досадных промахов Фонда при составлении рейтингов. Так, арестованный глава Коми Гайзер вплоть до ареста считался в рейтинге на хорошем счету. И тут, как говорил незабвенный Виктор Степанович, «никогда такого не было и вот опять».

Сравнение же рейтинга ФПП, например, с аналогичным рейтингом влияния глав субъектов по версии Агентства политических и экономических коммуникаций вызывает некоторое удивление по целому ряду позиций. Начать хотя бы с лидеров: по версии «Петербургской политики», тройка регионов с максимальной устойчивостью — Белгород, Кемерово и Тюмень. По версии рейтинга влияния глав субъектов от АПЭК, Москва, Чечня и Татарстан. Ни одного совпадения, более того, в рейтинге «Петербургской политики» Москва и Подмосквье (1-я и 4-я позиции в рейтинге АПЭК) отнесены к регионам со средней устойчивостью. То есть эксперты фонда полагают, что в данных регионах вероятна смена власти — не сейчас, так в перспективе.

Чем же провинилась Москва? Вот негативные события, которые указывают авторы рейтинга: «Скандал вокруг массового сноса торговых павильонов у станций метро, выступление властей Московской области против проекта многоэтажной застройки анклава „Рублево-Успенское“ в Новой Москве, резонансное убийство няней из Узбекистана малолетнего ребенка, принудительное выселение из занимаемого помещения Центра адаптации детей беженцев, обращение Общественной палаты РФ в Генпрокуратуру с просьбой проверить факты отказа властями Москвы в выплате пособий людям, которые взяли под опеку иногородних детей-сирот, задержание полицией жителей Теплого Стана, протестующих против строительства гостиницы на месте сквера, избиение муниципального депутата Михаила Громова, выступающего против застройки, Задержание полицией участников акции валютных ипотечников, перекрывших улицу Неглинная возле Центрального банка, требование властей Москвы о запрете сервиса такси Uber, если компания не подпишет с ними соглашение, давка на станции метро „Тульская“ из-за закрытия одного из выходов из вестибюля в город, отказ полиции в возбуждении уголовного дела по факту нападения на председателя ПАРНАС Михаила Касьянова, в ходе которого в политика швырнули тортом». Список претензий и впрямь значителен.

Однако, если присмотреться, они отражают широкий круг претензий, которые были сформулированы политически активными пользователями соцсетей по каждому из конкретных эпизодов к московской мэрии. То есть: «среднюю температуру по Фейсбуку/Вконтакте», что все-таки далеко не тождественно «политическим проблемам». Если приглядеться еще пристальнее, то понятно, что в трех из данных эпизодов центральную роль играет московская полиция, которая, что бы там ни считали политически активные и демократически озабоченные граждане, из мэрии не управляется. Нет у мэрии таких полномочий и претензий серьезных «по политической линии» тут быть не должно.

Зато есть самый большой среди российских регионов бюджет, отсутствие проблем с социально незащищенными слоями населения и бюджетниками, весьма пристойные по российским меркам коммунальные и прочие сервисные службы. Все это в сфере управленческой и политической — несомненные плюсы. Да и палатки, с точки зрения рядового избирателя, или даже платные парковки (с точки зрения «безлошадных» граждан) — это весьма спорная претензия к столичной мэрии.

Какие же достоинства за прошедший месяц у Москвы нашли эксперты ФПП? Помимо знаковых событий, вроде открытия 200-й станции метро, тут сразу несколько примечательных позиций. Итак: 1-е место в рейтинге регионов по качеству жизни РИА Рейтинг, 8-е место по росту численности населения за 2015 год по данным Росстата, 6-е место региона в рейтинге лидеров антикризисной устойчивости ФОРГО, 1-е место в Рейтинге командных игровых видов спорта Фонда «Петербургская политика» и газеты «Спорт-экспресс». Это все, конечно, важно, но не покидает ощущение, что не хватает еще рейтингов инвестиционной привлекательности Fitch или рейтинга самых опасных городов для жизни от Mercer (последний, кстати, вышел в феврале). Добавить еще несколько позиций в рейтингах (а Москва включается в десятки разнообразных рейтингов столиц, и чуть ли не сотни российских рейтингов — вплоть до цитируемости губернаторов-блоггеров) и получится прекрасный рейтинг рейтингов, но вот судить по нему о политических позициях главы региона — несколько странно.

Или для примера взять еще такой регион как Ульяновская область. Только за последний месяц в ФПП насчитали несколько знаковых негативных событий, среди которых такие как: «Приближение срока истечения полномочий губернатора Сергея Морозова, критика секретаря генсовета „Единой России“ Сергея Неверова в адрес губернатора Сергея Морозова в связи с планами приобрести пустующее здание автозавода УАЗ для перевода в него областного правительства, ответ первого замгубернатора Александра Якунина на претензии Сергея Неверова, которого, по его словам, „сознательно дезинформируют силы, желающие раскачать политическую обстановку накануне выборов“, увольнение по требованию прокуратуры зампреда областного комитета дорожного хозяйства Василия Кузнецова за незаконно купленные квартиры».

И при таких раскладах в рейтинге «Петербургской политики» регион называется регионом с высокой устойчивостью! Это интересная оценка, в иных случаях бывало, что после критики одного из ведущих единороссов, человека в Москве «не последнего», губернатора вызывали на ковер в Москву и дело заканчивалось нередко отставкой. Тут, вероятно, до такого и не дойдет, но политически позиции Морозова далеки от того, чтобы оцениваться на 0,7 балла выше позиций Собянина и даже быть на одном уровне с Липецкой областью.

Шутка ли — коррупционный скандал в политической элите, публичное противостояние с федеральными органами ЕР, и все это накануне выборов. Интересная высокая устойчивость. По крайней мере, с точки зрения формально политической.

Или вот «нейтральная» новость из Тульской области — смена губернатора. Для губернатора Владимира Груздева она уж точно нейтральной не является. Да и на область некоторое влияние замена главы региона явно окажет. Но тут, вероятно, просто пока непонятно — как эта новость сказывается и на ком, потому и записали в нейтральные.

Возьмем еще и Орловскую область — это уже, согласно классификации «Петербургской политики», регион со слабой устойчивостью. Казалось бы, что вот тут должны быть десятки всяких конфликтов, в том числе видимых невооруженным взглядом со стороны. Но не совсем так. К числу негативных факторов, повлиявших на оценку, по версии «Петербургской политики» относятся следующие события месяца: выставление на торги имущества орловского машиностроительного завода «Орлэкс», отзыв Центробанком лицензии у орловского банка «Церих», представление прокуратуры губернатору об устранении нарушений в городском перинатальном центре, повышение стоимости проезда в общественном транспорте Орла, 9-е место по снижению численности населения за 2015 год по данным Росстата.

Все данные факторы, разумеется, не слишком позитивные — смерть младенцев в перинатальном центре и вовсе жуткая человеческая трагедия нескольких семей. Но есть нюанс: все это, даже трагические события, вполне обычная текучка в жизни любого региона страны. Скажем, банк «Церих» — один из примерно тысячи российских банков, далеко не Сбер и не «Альфабанк». Банк существует с 1995 года, нынешнее название получил еще в начале 10-х годов — за несколько лет до избрания Вадима Потомского губернатором. Причем здесь губернатор и отмывочный банк средней руки? Ни при чем. Вкладчики банка не пострадали? Если не держали там больше лимита в 1,4 миллиона рублей, который гарантировано вернет Агентство по страхованию вкладов, то не пострадали. Почему это негатив для губернатора? Совершенно непонятно.

Представление прокуратуры — это вообще технический документ, просто преданный гласности. Представлений прокуратуры регионов выписывают не по одному в день. Рождаемость — более серьезная тема, тут речь идет об обязанностях правительства области. Но 9-е место, а даже не 3-е! Стало быть, «впереди» еще восемь регионов (в текущий момент).

При таком негативе стоит, скорее, сказать, что в Орловской области все просто отлично. Это при том, что Экономический форум КПРФ, куда прибыли известные эксперты и почти все руководство КПРФ (губернатор Вадим Потомский, напомним, один из двух российских губернаторов-коммунистов), в версии Фонда «Петербургская политика превращается в нейтральную новость, которая хоть и достойна внимания, но к позитиву отношения не имеет. Меж тем, как кажется, с опять-таки формально политической точки зрения форум второй партии в России и основной парламентской оппозиционной партии перевесит банкротство 440-го по размеру российского банка. Это уж не говоря о том, что губернатор довольно оперативно и грамотно отреагировал на ту самую ситуацию в перинатальном центре (надо надеяться, что больше ничего подобного не случится) — так что и представление прокуратуры в минус Потомскому записать поспешили.

Это иллюстрация не к тому, что рейтинг «Петербургской политики» — плох. Наоборот, он хорош тем, что создатели пытаются учесть десятки факторов — медийных, электоральных, публично политических, непублично политических, экономических, даже демографических. Такого типа интегральный аналитический продукт очень помог бы людям, которые любят рассуждать о России, мало чего о стране понимая, и о российской политике, руководствуясь идеологизированными штампами. Такой продукт полезен и для «работы над ошибками» в российских регионах, и для оценки работы региональных управленцев на федеральном уровне. Да и политаналитикам с журналистами он бы мог жизнь упростить. Но для повышения качества рейтингов такого типа надо, по всей видимости, придумать более фундированную методологию.


тэги
читайте также