19 декабря, среда

Сесть за лайк. На кого равняться в регулировании интернета

16 ноября 2018 / 14:46
помощник депутата Госдумы

Оценивая ситуацию с российским сегментом интернет-пространства, мы традиционно сравниваем текущее положение дел с каким-то идеальным, сферическим в вакууме состоянием.

Чтобы и безопасность была, и анонимность, чтобы и пиратов победить, и сайты не блокировать, и так далее.

Увы, это всё иллюзии. Любое государственное регулирование является, прежде всего, поиском допустимого баланса, и именно этому посвящены многочисленные международные консультации на самом высоком уровне. Ибо не будем забывать, что интернет един и фактически экстерриториален.

В эти дни в Париже в штаб-квартире ЮНЕСКО проходит 13-й Глобальный форум по управлению интернетом (IGF 2018) с более чем двумя тысячами участников. Казалось бы, столь масштабное мероприятие должно способствовать выработке неких единых правил управления Сетью. Но на практике…

К примеру, президент Франции Эммануэль Макрон заявляет, что интернет-бизнес сегодня имеет больше прав на данные пользователей, чем государства. Что делает с нашими данными ФСБ представить ещё можно, но как их будет использовать та же Facebook и Cambridge Analytica, причем совершенно без нашего ведома и согласия – вопрос. При этом все как бы признают, что подобные действия не допустимы, Цукерберг отваливает с барского плеча несколько миллионов штрафа, акции слегка идут вниз… и всё. Никаких системных последствий, никаких выводов. Чем-то, знаете ли, напоминает алкоголика, который избивает жену, а потом платит тысячу рублей штрафа и идет домой. И не означает ли подобное заявление Макрона, что европейские государства согласны смириться с подобной ситуацией?

Более того, Франция, Швейцария и Германия, по мнению французского лидера, - драйверы развития интернета и цифровой экономики в Европе. Ладно, упрощенное налогообложение, IT-кластеры, стимулирование профильной иммиграции – это всё хорошо. Но обратимся к правоприменительной практике.

В 2018 году Федерация мясников Франции засудила вегана за "неполиткорректный" пост в соцсети. Активист опубликовал комментарий в Facebook о том, что убийство мясника исламистским боевиком в последнем теракте в чем-то справедливо: убийца убил убийцу. За этот пост веган получил тюремный срок на 7 месяцев. Хорошо, что пока условный.

Годом ранее. другой француз был приговорен к трем месяцам лишения свободы за «симпатию» к фотографии на Facebook. Он был признан виновным в поддержке террористической группы после того, как поставил «лайк» фотографии гротескного образа бойца запрещенного в РФ Исламского государства.

В 2014 году 70-летняя женщина сослалась на слова из Библии, рассуждая о сексуальных меньшинствах в интернете. Итог – суд и штраф.

В Германии, другом «передовике» интернета, в 2016-м суд Дрездена признал основателя антиисламского движения Луца Бахмана виновным в разжигании межнациональной розни за оскорбления мигрантов, а именно слова «скот» и «быдло». Как вы думаете, сколько бы российских топовых блогеров при таком подходе отправились бы под суд?

В 2015 году немецкий суд наложил штраф в размере тысячи евро за «вандализм» на школьного учителя, «посмевшего» стереть со стены свастику. Преподавателя обвинили в вандализме и порче государственного имущества. Т.е. свастику и рисовать нельзя, и закрашивать. Интересный дуализм права…

В 2017 году 62-летняя жительница Берлина на своей страничке в Facebook поделилась фотографией с подписью «У вас есть что-нибудь против беженцев?» Обвинение посчитало ее действия «высказыванием, способным разжигать ненависть и унижение человеческого достоинства других лиц». Судья присудил за «пренебрежительное замечание относительно мигрантов» штраф 1350 евро.

Даже Швейцария, которая всегда была достаточно адекватна, сумела отличиться. В мае 2018 года суд Цюриха обязал местного жителя выплатить четыре тысячи франков за лайк в Facebook к комментариям активистов, которые обвиняли главу ассоциации по защите животных Эрвина Кесслера в расизме и антисемитизме. Судья отметил, что «лайк» подразумевает одобрение, и ответчик таким образом продемонстрировал, что он согласен с содержанием оскорбительных комментариев. Ничего не напоминает?

Нет, мы не утверждаем, что у нас нет подобных перегибов. Вопрос в том, что есть они не только у нас. И как показывают вышеприведенные примеры, вполне себе уважаемые европейские государства, с их сотнями лет демократической истории, точно также бездумно карают и за слова, и за репосты, и за лайки.

А вывод из этого следующий. Ориентация на зарубежный правовой опыт в столь динамически развивающейся сфере, как интернет-пространство, пагубна априори. Да, Франция, используя программы удаленного доступа к компьютерам подозреваемых, а Германия – государственный вирус «бундестроян», относительно успешно предотвращает теракты. Должно ли это быть поводом для аналогичных действий российских спецслужб? Наверное, всё же нет. Необходимо ли отменить целиком, а не частично декриминализировать, 282-ю статью Уголовного кодекса? Наверное, тоже не стоит. Но, очевидно, надо перестать мыслить в черно-белой гамме и приносить в жертву политической конъюнктуре любые попытки реформ.


тэги
читайте также