29 сентября, вторник

Михаил Горбачёв: правота ликвидатора

03 марта 2016 / 00:27
политический обозреватель «Царьград ТВ»

Михаил Горбачёв жив. Не все с этим согласны. Очень многие сегодня, в день его 85-летия, пожелали бы ему далеко не здоровья. А другие будут рады поздравить с юбилеем одного из отцов современной России.

И те, и другие будут и правы, и неправы.

Разумеется, про историческую личность можно сказать: «Жаль, в молодости не умер». Но это не отменяет её историчности. И не отменит того, что Михаил Горбачёв принадлежит к числу тех немногих личностей в истории, кто эту историю серьёзным образом изменил.

Разумеется, про Михаила Горбачёва можно сказать, что он был одним из создателей современной России — вольным или невольным. И поздравить его с этим, вспомнив в день 85-летия его заслуги перед этой страной. Но это не отменяет того, что современная Россия так или иначе образовалась бы и без него. Ибо современная Россия есть плод распада Советского Союза. А Советский Союз не мог не распасться — с Горбачёвым или без него.

И в то же время обе стороны, что оценивают личность последнего президента СССР, совершенно не правы.

Потому что исходят не из самой личности последнего президента СССР, а из той роли, которую она сыграла в доведении СССР до распада.

Между тем, нужно исходить из личности. И тогда станет ясна роль, которую она была обречена сыграть.

Разумеется, Горбачёв был одарённым политиком. Другой просто не смог бы стать главой такого великого даже в недостатках своих государства как СССР.

Разумеется, Горбачёв был бездарностью как государственный деятель. Другой не сумел бы все недостатки СССР столь успешно мобилизовать на разрушение этого государства.

Разумеется, Горбачёв был суесловной бездарностью. Разрушая государство, он сам себя зачаровывал словами о том, что действует ему на пользу. И это суесловие убеждало если не всех, то ключевые фигуры — сначала те, которые помогли ему прийти к власти, затем те, которые помогали ему удерживать её вопреки вполне очевидным провалам. Несмотря на вполне очевидные угрозы государству, исходящие от власти Горбачёва.

Почему?

Потому, что Горбачёв был суесловной бездарностью, убеждённой в своей правоте.

При этом Горбачёв был убеждён, что в свой правоте имеет право на любую низость и любое предательство, на любую подлость и любое коварство.

Потому что с точки зрения Горбачёва это не было ни низостью, ни предательством, ни подлостью, ни коварством.

Это была борьба за торжество своей правоты. А поскольку для Горбачёва его правота была объективна, то она теряла ничтожную приставку «своя», а становилась правотой вообще.

Она становилась Правотой.

Следовательно, в борьбе за неё были все средства хороши. Ведь Правота не может быть неправой.

Горбачёв был плодом и лицом КПСС. Той КПСС, в которую она обязана была неизбежно обратиться после того, как вслед за смертью Сталина власть в ней захватили «идеологи» во главе с Хрущёвым.

До этого переворота КПСС была мышцей страны. Одинаково готовой и сворачивать горы, и сворачивать головы. В том числе для лучшего сворачивания гор.

До этого переворота КПСС была технологией страны. Властной технологией. После этого переворота КПСС стала технологией идеологии. Технологией власти.

Стало не нужно сворачивать горы. Стало нужно уметь имитировать этот процесс. И главное — уметь возглавлять его. Для чего и нужна была идеология. На худой конец она всегда могла объяснить, почему не получилось свернуть горы. А значит, отпадала необходимость сворачивать из-за этого головы. Ибо головы при таком раскладе получались всегда правы — ведь их теперь всегда прикрывала единственно правильная идеология. Главное было — руководствоваться ею. А горы… Да чёрт с ними! Все не свернёшь.

Так и вышло, что после того, как «идеологи» отняли власть у «технологов», они очень скоро стали служить не стране, а своей правоте. Именно они поверяли правоту Правотою. Именно они приравняли правоту к Учению, во главе Учения поставили КПСС, а во главе КПСС поставили себя.

Так вышло автоматически.

Но тогда их правота перестала быть «своей», ибо стала правотою КПСС. Каковая правота стала объективна, ибо стала Правотой.

Её уже не нужно было поверять истиной. Истина была сформулирована и сформирована в недрах КПСС. И она стала единственной истиной, ибо базировалась на единственной Правоте.

У «технологов» был прав тот, чью правоту подтверждал удавшийся эксперимент, взорванная бомба, запущенная ракета, построенный завод.

У «идеологов» был прав тот, кто наиболее умело и яро выводил свою правоту наверх. А значит, низость и подлость становились не низостью и подлостью, а всего лишь инструментами для возвышения своей правоты.

У «технологов» результат был объективен, ибо измерялся в цифрах и фактах.

У «идеологов» результатом становилось то, сколько людей и сил ты заставил служить своей правоте. А значит, предательство и коварство становились не предательством и коварством, а всего лишь орудиями подчинения людей и сил служению своей правоте.

У «технологов» была цель достичь того или иного результата, спланированного, рассчитанного, технологизированного. Эта цель может быть неправильно установленной, но она всегда будет объектной.

У «идеологов» была цель достичь всеобъемлющего торжества своей правоты. Эта цель единственна для данной правоты и потому для неё она становится единственно объективной. Когда же правота становится Правотою, её торжество становится, следовательно, единственно объективной целью для всех, над кем властвуют «идеологи».

Именно тогда, в 1953 году, начал разваливаться Советский Союз. Лишь объективное наличие соревнования и противостояния с другой империей, а потому необходимость считаться с «технологами» и их объективными целями замедляли этот процесс.

И как только естественные следствия правления «идеологов» в виде экономического хаоса ослабили в глазах общества правоту их Правоты, а обострившееся противостояние с другой империей объективно потребовало усиления влияния и, следовательно, власти «технологов», — принадлежащая «идеологам» КПСС немедленно вышла из соревнования с другой империей и ликвидировала Советский Союз.

Первым шагом она лишала «технологов» влияния и, следовательно, возможности захватить власть над организмом, позволявшим питаться раковым идеологическим клеткам.

Вторым шагом она лишала «технологов» ресурса для захвата власти, ибо ликвидировала сам организм. Ведь для торжества Правоты сам организм, собственно, и не нужен. Как то и заповедывали первые идеологи Правоты, учившие, что для её правоты не жалко пожертвовать и 90 процентами населения России — лишь бы победила мировая Правота.

И потому не Горбачёв был той раковой опухолью, которая свела в могилу великий Советский Союз. Он был лишь одной из раковых клеток этой опухоли. Природою этой же самой опухоли вознесённый наверх. Где и получил возможность суесловно демонстрировать, во что превратилась некогда энергичная мышечная ткань Советского Союза.

И в этом смысле Михаил Горбачёв действительно один из отцов современной России.

Нет, не совсем современной. Вчерашней. В которой по-прежнему торжествовали «идеологи», хотя на роль Правоты они и избрали уже другую правоту. Вместо марксистской — либеральную.

Но каждое «сегодня» есть продолжение «вчера». И «идеологи» всё ещё по-прежнему замещают и заменяют «технологов», формулируя и проводя в жизнь свои субъективные цели, жертвуя любыми объективными, лишь только те вступают в противоречие с их идеологией.

Отсюда — опора на производные финансовые, а не на научно-промышленные инструменты в действиях либерального крыла правительства.

Отсюда — напор в интересах проведения очередной приватизации, приватизации не того, что работает плохо и могло бы работать эффективнее в частных руках, а того, что работает хорошо и приносит реальные деньги в бюджет.

Отсюда — выбор безоглядного либерализма в качестве альтернативы процессу восстановления государства, возрождения новой России в ранге органичной её естеству империи.

Потому что «идеологи» по-прежнему хотят оставить за собой право питаться ресурсами России, оставаясь в ней раковыми клетками и расползаясь по ней раковыми клетками. И бешенство «белоленточников» и прочей либеральной обслуги «идеологов» говорит как раз об осознании ими угрозы быть отстранёнными от ресурсов новым поколением «технологов».

«Технологам» сегодня нужен мост в Крым — а значит, ресурсы, средства, технологии, наука, квалифицированная рабочая сила.

«Идеологам» сегодня желательно продать Крым кому угодно, ибо это значит непосредственную конвертацию этого ресурса в непосредственный финансовый доход.

«Технологам» сегодня нужна полноценная отечественная наука и полноценное отечественное образование, потому что это даёт в перспективе доступ к новым ресурсам, создаёт новые технологии, выращивает квалифицированную рабочую силу.

«Идеологам» сегодня нужны неполноценные, но постоянные реформы науки и образования, потому что реформы нацелены на конвертацию научных и образовательных ресурсов в непосредственный финансовый доход.

«Технологам» сегодня нужна страна как Отечество в котором можно сворачивать горы.

«Идеологам» сегодня нужна только ресурсная территория, которую можно конвертировать в непосредственный финансовый доход.

И поэтому лично Горбачёв — пожилой, поживший человек, до сих пор считающий себя правым во всём, но в общем уже — памятник. Стоящий в преддверии встречи с Последним Судиею.

Но Горбачёв как воплощение идеального советского «идеолога» не только жив, но даже и не памятник, а воспрошенная политическая фигура. Нет, не политик уже, разумеется, — но фигура, политически воспрошенная.

Потому что в современной России ещё остаётся то «вчера», которое видит в неё живое свидетельство того, что свою страну можно — пробалаболить, продать, променять…

Что её можно превратить в ресурс.

А уж конвертировать ресурс в непосредственный финансовый доход нынешние «идеологи» научились замечательно…


тэги
читайте также