25 апреля, четверг

Гарантия от ядерной катастрофы

15 июня 2016 / 13:48
военный обозреватель ТАСС

Военный обозреватель ТАСС Виктор Литовкин о том, кто нынче грозит миру ядерной бомбой.

В Амстердаме завершила свою работу конференция Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы. Среди ее участников были очень известные люди — бывшие министры обороны США и Великобритании Уильям Перри и Дес Браун, американские и российские генералы Джеймс Картрайт, Виктор Есин и Владимир Дворкин, президент Международного Люксембургского форума Вячеслав Кантор и академик РАН Алексей Арбатов, послы России Анатолий Адамишин, Владимир Лукин и Юрий Назаркин, другие видные специалисты по контролю за ядерными вооружениями и разоружению. А темой форума, одной из наиболее представительных неправительственных организаций, объединяющих мировых экспертов в области ядерного нераспространения, сокращения и ограничения вооружений, стал анализ тридцатилетней эпохи отношений между Россией и США, которая началась после встречи президентов двух стран в Рейкьявике. Она так и назывался «Рейкьявик: 30 лет спустя — уроки прошлого и ближайшие задачи».

С приветствием к участникам форума обратился по видеосвязи один из главных персонажей встречи в Рейкьявике в 1986 году тогдашний Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев. Он вспоминал, как трудно шли переговоры с президентом США Рональдом Рейганом по прекращению гонки ядерных вооружений, о попытках предотвратить проникновение оружия в космос, ограничить системы противоракетной обороны, о том, как ни о чем практически договориться не удалось и многие специалисты, а с ними и мировые СМИ посчитали разговор двух лидеров самых больших в мире государств практически провальным. Но, тем не менее, тот исландский диалог дал толчок сокращению ядерных вооружений двух стран почти на 50 процентов, открыл дорогу к двустороннему договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, ограничению тактического ядерного оружия, многим другим соглашениям. В том числе и к Договору 1991 года о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1). Хотя, как считает Горбачев, «нынешняя ситуация в двусторонних отношениях никак не может нас удовлетворить. Приоткрытое в Рейкьявике „окно в безъядерный мир“ на наших глазах захлопывается и задраивается».

«Создаются новые виды ядерного оружия, — говорит он. — Наращиваются его качественные характеристики. Развертываются системы ПРО. Разрабатываются средства „быстрого неядерного удара“, сравнимые по своей опасности с оружием массового уничтожения. Изменились к худшему военные доктрины ядерных держав, расширяющие „пределы допустимости“ применения ядерного оружия. Во многом по этой причине возросла опасность распространения ядерного оружия».

«Но хуже всего, — считает Горбачев, — что в последние годы произошел коллапс доверия в отношениях между ведущими державами, которые, согласно Уставу ООН, несут главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности, которые по-прежнему обладают огромными запасами ядерного оружия и обязаны его сокращать вплоть до его ликвидации. Это обязательство договора о нераспространении никто не отменял»

С бывшим лидером Советского Союза солидарен и президент Международного Люксембургского форума Вячеслав Кантор. По его словам, в сфере контроля над ядерным оружием сегодня сложилась беспрецедентная даже для периода холодной войны ситуация. «В настоящее время действует только один Пражский договор по СНВ, вступивший в силу в 2011 году, — утверждает он. — Бессрочный Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности испытывает если ещё не удары, то ощутимые толчки с двух сторон. И больше ничего нет. Даже в периоды холодной войны, как и в новейшей истории, после подписания договоров о сокращении стратегических ядерных вооружений между США и СССР/Россией стороны без промедления приступали к консультациям и переговорам по следующему договору. И только теперь этот крайне необходимый процесс прерван. Это имманентно приводит к повышенному риску непреднамеренного или спровоцированного применения ядерного оружия в различных регионах мира с непрогнозируемой эскалацией».

Почему такое происходит? Почему наши две страны, обладающие самыми большими в мире запасами ядерного оружия, застряли на остановке Договора СНВ-3, с его ограничениями на развернутые стратегические носители в 700 единиц и 1 550 ядерных боеголовок на них, и никак не могут двинуться дальше, к более низким порогам ядерного противостояния? Президент США Барак Обама упрекает в этом Москву, Москва — Соединенные Штаты и Барака Обаму.

Кто здесь прав? Об этом спорили в ходе открытых для прессы и закрытых для посторонних ушей заседаниях ведущие специалисты в области ядерных вооружений. И тон их дискуссии, без преувеличения, был действительно тревожным.

Вот пример. Лауреат Нобелевской премии мира Барак Обама в своей статье для «Вашингтон пост» призвал все страны, включая собственную, ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), а также заключить новое соглашение о прекращении раз и навсегда производство делящихся материалов для ядерного оружия. Но его призыв отклика не нашел. Почему? В Москве считают, что Вашингтон должен показать пример в выполнении этого призыва. В том числе, взять и самостоятельно ратифицировать ДВЗЯИ?

Россия, Франция и Великобритания уже сделали это. А администрация США с 2007 года никак не может провести законопроект через конгресс и сенат. Почему, не может или не хочет, обсуждать сейчас не будем. Не исключено, оставляет себе свободу рук для совершенствования ядерного оружия, ссылаясь на несговорчивость конгрессменов. Но сейчас не об этом. Обращает на себя внимание то, что, оглядываясь на Соединенные Штаты, не делают этого Китай, а также Индия и Пакистан. Пхеньян вообще вышел из договора ВЗЯИ, так как считает, что создание ядерного оружия, для чего и проводятся испытания, для КНДР приоритет номер один — единственная гарантия от агрессии со стороны тех же Соединенных Штатов.

У Ирака и Ливии не было ядерного оружия, и в Пхеньяне помнят, что с ними стало. Северная Корея предлагает Вашингтону взять на себя письменные обязательства не применять силу против нее, не устраивать цветных революций по смене правящего режима. Но не дает таких гарантий Вашингтон. И призыв о ратификации ДВЗЯИ остается только ничем не подкрепленным лозунгом. То есть пустыми словами.

Не собирается достраивать Вашингтон и свой завод по утилизации оружейного плутония, о чем напоминал недавно Владимир Путин. Стройка заморожена уже десять лет. И как после этого воспринимать слова Обамы о прекращении раз и навсегда производство делящихся веществ?!

В Москве не видят перспектив дальнейшего сокращения ядерных вооружений в условиях, когда НАТО буквально нависло над нашими западными границами, а США развернули в Румынии систему ПРО, которая может применять и крылатые ракеты большой дальности. Такая же система строится в Польше, корабли с аналогичными комплексами, вроде «Дональда Кука», регулярно заходят в Черное, Балтийское и Северное море, окружают Россию противоракетным забором. При этом США держат в Европе 200 атомных бомб В61, летчики НАТО обучены применению этого оружия… Все это говорит о том, что за разговорами о дальнейшем сокращении ядерных вооружений Вашингтон добивается одностороннего военного преимущества над нашей страной. И в Кремле не собираются играть с ним в поддавки.

На предложение Барака Обамы снизить потолки ядерных боезарядов с 1 550, закрепленных в Договоре СНВ-3, до тысячи, Москва ответила отказом. По заявлению МИД России, в сложившихся обстоятельствах переговоры между Россией и США о дальнейшем сокращении ядерного потенциала не представляются возможными, так как США с одной стороны продолжают дестабилизирующие воздействия, разворачивая систему ПРО и реализуя программу «Глобального удара», а с другой — прилагают целенаправленные усилия по подрыву оборонного потенциала России через политику санкций.

А есть еще проблема ядерного терроризма. Аль-Каеда и Талибан все ближе подбираются к пакистанским ядерным арсеналам. Не исключено, что среди сотен тысяч мигрантов, заполонивших Европу, есть агенты запрещенного в России террористического Исламского государства, нацеленные на американские атомные базы и атомные электростанции…

Все эти реальные и потенциальные угрозы требуют к себе очень серьезного отношения, принятия неотложных мер для предотвращения любых неожиданностей, начиная от халатности обслуживающего ядерные комплексы персонала, случайных пусков ракет и непроизвольного срабатывания сигнализации о ядерном нападении до увеличения времени для принятия решения на ответный сокрушающий удар. Всего этого можно добиться, считают в Люксембургском форуме, только в ходе интенсивного и предметного диалога между руководителями и экспертами ведущих ракетно-ядерных государств. Там считают, что надо незамедлительно возобновить сотрудничество по обеспечению сохранности ядерных материалов для предотвращения терроризма с катастрофическими последствиями, а также приступить к разрешению противоречий по противоракетной обороне и по высокоточным неядерным стратегическим вооружениям, в том числе и по контролю за нестратегическими ядерными вооружениями. Эти шаги необходимо сделать, несмотря на обстановку конфронтации России и Запада из-за обстановки в Украине, на нарастание военной активности НАТО в приграничных районах, на санкции и антисанкции.

Люксембургский форум призывает руководителей ведущих ядерных государств к диалогу. Опыт тридцати лет после встречи в Рейкьявике учит, что только в диалоге таких лидеров можно найти точки соприкосновения и решение наиболее острых проблем.

«Ныне мы оказались в ситуации гонки между возможностью сотрудничества и вероятностью катастрофы, — говорится в обращении Люксембургского форума. — Это требует, чтобы лидеры начали действовать незамедлительно. Из-за роста напряженности в мире необходимо начать новый широкий диалог. Никакая архитектура безопасности, никакой набор правил и норм, никакие усилия по ведению переговоров или выполнению соглашений не принесут успеха, если не будет лидеров, преисполненных воли решать важнейшие проблемы на основе сотрудничества. Их долг в качестве лидеров — работать совместно над созданием более безопасного мира для всех его граждан».

Надо надеяться, что в Вашингтоне и Москве услышат этот призыв, может быть, не сейчас, а после скорой смены власти в Белом доме, и приступят к продуктивному диалогу, который должен гарантировать защиту планеты от ядерной катастрофы. Об этом, наверное, будет сказано в новом совместном документе Люксембургского форума, который сейчас согласовывается. Его руководители конференции обязательно направят главам государств, официальным лицам и руководителям авторитетных международных организаций.

Конечно, не стоит обольщаться и ожидать, что после встречи в Амстердаме ведущих экспертов Люксембургского форума, что-то резко поменяется. Но, как известно, капля по капле камень точит. А любой путь начинается с настойчивых и уверенных шагов в выбранном направлении.

Мнение военного обозревателя ТАСС Виктора Литовкина автора
не всегда может совпадать с официальной позицией агентства ТАСС.


тэги
читайте также