13 июля, понедельник

Люди гибнут за металл

04 февраля 2014 / 19:32
старший научный сотрудник института Гайдара

Модернизация – это не только какие-то научные изобретения, но и банальный ремонт старой инфраструктуры, которую не стоит любой ценой «добивать» в погоне за сиюминутной прибылью.

В последние дни обсуждается много хозяйственных вопросов по Крыму: в связи с присоединением этой территории к России, российские власти хотели бы помочь населению решить целый ряд хозяйственных проблем, в частности, провести модернизацию инфраструктуры, что препятствует полноценному развитию и промышленности, и туристической отрасли региона. Однако стоит не забывать и о другом: о том, что значительные проблемы с инфраструктурой существуют и в самой России. Даже наблюдая ее с самолета, поражаешься пустынности ее территории относительно заселенной Европы или Северной Америки. Хорошо известно, что проехав буквально полчаса за пределы МКАД, попадаешь в какой-то другой мир с покосившимися и рухнувшими избами, заброшенными зданиями с выбитыми окнами, похожими на постапокалиптические картины из фантастических романов. В регионах же такие картины можно наблюдать уже на окраинах самих городов.

Модернизация — это не только какие-то научные изобретения, но и банальный ремонт старой инфраструктуры, которую не стоит любой ценой «добивать» в погоне за сиюминутной прибылью, тривиальная замена исчерпавших свой ресурс деталей на новые.

Последнее десятилетие вынесло нам немало серьезных предупреждений.

Блэкаут в московской энергосистеме (тогда принадлежащей государственному РАО ЕЭС) Москве в 2005-м году, оставивший треть московского региона без света, блэкаукт на объекте государственного ОАО ФСК ЕЭС в Санкт-Петербурге 2010 года, оставивший без света полгорода, блэкаут в Южном федеральном округе в том же 2010 году из-за аварии на Невинномысской ГРЭС (принадлежит частной Еnel), авария на государственной Саяно-Шушенской ГЭС (объект ОАО «Русгидро») 2009 года с многочисленными человеческими жертвами и угрозой масштабной катастрофы с затоплением обширных территорий, аварии в Кузбассе на шахтах «Ульяновская» (2007 год) и «Распадская» (2010 год) — обе принадлежат Evraz Романа Абрамовича и партнеров, с жертвами около 100 человек в каждом из случаев, затопление принадлежащей государственной «Арктикморнефтегазразведке» платформы «Кольская» (2011 год), наводнение в Краснодарском крае (2012 год) — с масштабными жертвами и на Дальнем Востоке (2013 год) — на этот раз без жертв, но также с тяжелым экономическим ущербом.

Сейчас, в разгар кампании по присоединению Крыма, утром 7 марта 2014 года на Западно-Сибирской ТЭЦ в Новокузнецке произошел взрыв - в результате один рабочий погиб, еще семь человек получили ожоги и переломы, а жители 550-тысячного города на двое суток остались без тепла и горячей воды. Западно-Сибирская ТЭЦ является филиалом Западно-Сибирского металлургического комбината (принадлежит Evraz Абрамовича).

При этом, в большинстве случаев — кроме наводнений — речь не шла о каком-то стихийном или случайном человеческом факторе. Проблема была в инфраструктуре в целом.

Стоит заметить также, что большинство крупных аварий, так или иначе, связаны с энергетикой.

Сложилась ситуация, когда местные власти и руководство государственных или частных энергетических компаний стремится скрывать возникшие проблемы, занимаясь латанием дыр или вовсе отрицанием проблем, как таковых. Однако проблема износа никуда не девается. Иногда тарифы (регулируемые государством), а иногда непосредственно техническое регулирование не дают с ними справится вовсе. А часто речь идет и о сознательном нарушении техники безопасности.

Что сказать о причинах аварий? Московский и петербургский блэкауты были связаны с износом устаревшего оборудования. Причем в Петербурге, как говорили потом чиновники, тот самый кабель, служивший более полувека, должны были по плану заменить через неделю.

На Невинномысской ГРЭС, как официально сообщили, произошло ложное срабатывание сигнализации, а аварии как таковой не было. Но отключение-то огромной территории все-таки было!

На шахтах «Ульяновская» и «Распадская» руководством были нарушены правила техники безопасности, не учитывались опасные данные сигнализации. Буквально месяц назад, кстати, уголовное дело против руководства «Ульяновской» было прекращено с формулировками «по истечении срока давности» и «учитывая то, что действия обвиняемых были предприняты по неосторожности» — хотя погибло 110 человек. Про расследование дела на «Распадской» тоже давно ничего не слышно.

Платформа «Кольская» затонула из-за существенной перегрузки — о перспективах дела ничего не слышно. Авария на Саяно-Шушенской ГЭС произошла по причине эксплуатации оборудования, превысившего свой срок годности — суд по этому делу неторопливо идет.

Катастрофа в Краснодарском крае произошла из-за длительной неочистки русла рек, а также, возможно — официальная версия это отрицает — из-за аварии на соседнем водохранилище, а также неоповещения властями людей о надвигающейся стихии — по этому делу, вопреки обыкновению, осуждены к лишению свободы несколько чиновников районного уровня.

Ростехнадзор довольно длительно расследует подобные дела, и официальных результатов по свежей аварии в Новокузнецке пока нет.

Но уже ясно, что там был никакой не «хлопок», как поторопились заявить, а полноценный — по фотографиям, взрыв угольной пыли с разрушением торцов турбинного и котельного цехов, части стен, как снаружи, так и внутри. Большой беды не произошло лишь из-за того, что вопреки сибирскому обыкновению в это время стояли не морозы, а лишь небольшая минусовая температура, и потому перебои с теплом и водой и не стали угрожающими. Следственный комитет, как и в большинстве предыдущих случаев, возбудил уголовное дело по статье — «нарушение правил охраны труда, повлекшее по неосторожности смерть человека».

Убытки Западно-Сибирской ТЭЦ, вроде бы, были застрахованы и будут возмещены. Но страховка в «Согазе» составляет всего 25 миллионов рублей (а родственники погибшего получат 3 миллиона рублей компенсации). Но если вообще нет двух торцевых стен, то можно предположить, что в котельном цехе температура ночью опускается до минусовой, и те котлы, которые стоят, станут неработоспособными, особенно если с них не успели слить воду. В случае же, если поврежден не только паропровод, но и сами турбины, речь пойдет уже о другом порядке цифр. Например, недавно введенная в строй турбина на Новочебоксарской ТЭЦ мощностью 80 мвт — близкая по мощности, обошлась в 1.5 млрд. рублей, а вовсе не 25 млн. страховки. Все это вызывает серьезные вопросы, а что будет следующей зимой, в период пиковых нагрузок?

19 марта 2014 года вновь погиб шахтер на «Распадской». Один. Так что сенсацией это не стало. 18 марта на шахте «Красногорская» в Прокопьевске — два. Опять же, нам не до этого, мы обсуждаем двух погибших в Крыму. Между тем, технологическое состояние многих предприятий крайне плачевно. А потому стоит не забывать и про модернизацию России в уже существующих границах, а не только в тех новых, которые будут расширены.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также