18 июля, четверг

Квант милосердия

17 июня 2017 / 14:56
писатель, публицист

Сможет ли научно-техническая революция дать шанс на построение нового и более справедливого общества в условиях растущего неравенства? Какова социалистическая альтернатива неолиберальным политикам?.

Нет большего богатства, чем знание. Большей нищеты, чем невежество.

Аль-Хорезми

 

Говоря о построении общества более справедливого, чем та мир-система, в которой нам приходится существовать сейчас, очень легко утонуть в описаниях частностей. Тем не менее, без конкретных альтернативных моделей, расшивающих основные критические и спорные точки мировой капиталистической системы, доказывающих доступность подобных изменений для конкретных стран, в первую очередь России - всегда есть шанс остаться озорными мечтателями, призывавшим победить в борьбе всего хорошего против всего плохого. Поэтому, обозначив основную гипотезу, мы здесь сосредоточимся на проблеме образования и модели его меритократической доступности в подразумеваемом к построению будущем обществе - обществе гармонического развития.

 

Гармоничный мир и его альтернативы

Каким будет позитивно (гармонически) структурированное общество? Основная гипотеза состоит в том, что оно будет постпотребительским и сформируется естественным, эволюционным путем развития современного постиндустриального по форме производства капитализма, являющегося промежуточной стадией прогрессивного развития человечества. Она базируется на рефлексии исторического процесса, позволяющего структурировать "Закон 4 слоев" - выделяющий несколько смысловых уровней вкладываемых в понятие развития: философско-мировоззренческий, научно-технический, экономический и политический уровни.

Мировоззренческий базис меняется крайне медленно и представляет собой фундаментальный уровень оценки стадии развития. На нем, в переломные участки истории, происходят научные и технологические революции - свои для каждого мировоззренческого формата (так открытие сферичности земли происходило несколько раз за два тысячелетия). Каждая мощная научно-техническая революция побуждала новое перераспределение производственных сил, картину занятости, давая старт или второе дыхание экономическим формациям, выделенным еще классиками марксизма. При этом, разумеется, с еще большей частотой менялась политическая надстройка, смещавшая как ключевой регион и группы народов, где происходил прогресс (движение ядра мир-системы) так и качественно обновлявшая их социальные отношения. Был пройден долгий путь от военных и религиозных деспотий античности, через феодализм, реформацию, буржуазные и социалистические революции к текущей доминирующей форме либеральных представительных демократий с небольшими экзотическими флуктуациями конституционных монархий и пока не сформулированной для внешнего пользования моделью китайского социалистического корпоративизма. Предлагаемая социальная модель исходит так же из верности социального закона индивидуального целеполагания и мотивации - "пирамиды Маслоу" для больших масс населения Земли – так как на основании этих законов формируется профиль занятости (национальный или мировой) в каждую индустриальную эпоху.

Почему же следующим шагом изменения социальных отношений, общественного договора может стать общество пост-потребительское? Текущая последняя технологическая революция, компьютеризация и проникновение программных продуктов во все сферы товарно-производственных отношений таит в себе ответ на этот вопрос – порождая два мощнейших тренда: высочайшую производительность труда, высвобождающую огромное свободное время работников и открывающую уникальные возможности его утилизации в виртуальном пространстве развлечений и социальных сетей. Производство товаров постоянно удешевляется, а спектр различий в основном уходит в область дизайна, при этом отнимая то самое избыточное время на формализацию процесса выбора. Этот процесс - "технологического замещения" - наносит чудовищный урон рынку труда и потенциально рынку потребления товаров - незанятым будет просто не на что покупать море товаров производимых роботизированной экономикой. "Технологическое замещение" уже давно оценивается социологами и экономистами и ставится в первые ряды угроз текущей капиталистической модели хозяйствования (1). Сфера коммуникаций и непроизводственных социальных отношений начинает все плотнее коррелировать с торговлей и индустрией развлечений. Пропадают разговоры о работе, о том, кто и что производит. Труд стал слишком специализированным, и людям просто проще говорить о вещах. Это подводит базу под кризис этой социальной формации общепринято называемой "обществом потребления", так как наиболее образованные люди и те, кто к ним тянутся, понимают ущербность предлагаемой имитации выбора между вещами - вместо выбора и реализацией идей. Эти люди отторгнут потребительский выбор, и возможно это осуществить двумя путями. Первый – отказ от возрастающего уровня материального потребления, "возврат к земле", с обрушением производственных моделей и вопросами относительно всего процесса цивилизационного развития. Второй – разумное ограничение потребления, подразумевающее переход от экономики вещей к экономике услуг. Постоянная модернизация процессов производства, все большая глобализация логистических схем делает набор товаров, потребляемых основной массой людей, все более унифицированным. При этом интенсивно развивается запрос на все большее разнообразие потребляемых услуг. Эти услуги, в среднем классе, оказывают друг другу люди и компании, на основании приобретенных в течении жизни навыков и компетенций – те на принципах демократической сореновательности, при условиях одинакового доступа к инфраструктуре. Иначе говоря, разнообразие между товарами исчезает, между услугами - экспоненциально растет, что в конечном итоге приведет к остановке роста промышленного производства и его дальнейшему качественному обновлению по всему жизненному циклу отраслей (2). В морально этическом плане общество гармоничного развития станет реализацией формулы о том, что высшиеблага нематериальны - и обнаруживают себя исключительно на пути творческого созидания и познания мира. Именно утверждение подобного подхода в культурном и этическом поле будет свидетельством осуществления данного этапа социальной эволюции. Именно происходящее развитие так называемой Пятой технологической волны, IT-революции, делает процесс данного перехода возможным, но не единственным вариантом будущего. Кроме того есть ряд признаков того, что усложняющиеся к управлению концентрированные капиталы (плод идеи сверхнакопления) могут стать неудобны в текущем понимании владения и собственности.

Какие существуют альтернативы гармоничному развитию? Во-первых, это консервация текущих проблем глобализированного капитализма с последующим вырождением в кастовые системы из-за усугубляющегося и капсулируемого неравенства. Что касается текущих левых альтернатив, они давно уже перестали быть силой, так как перестали владеть массами (по великой формуле Ленина). Каким бы притягательным не был образ анархиста разрушителя, часто пестуемый в глобальном кинематографе – Джокер в трилогии Нолана о Бэтмене, Тайлер Дерден в "Бойцовском клубе" Финчера – все равно его позиционирование в сознании масс остается романтически инфантильным. Если бы условный мистер Дерден достиг успеха во всепланетном масштабе, обрушив электронные системы учета собственности и капитала - бойня за иерархическое стратирование общества началась бы на следующий же день с новой силой и жестокостью, пока не появились бы вновь люди с избытком средств, выторговавших тем самым себе главный ресурс, позволяющий подняться на вершину пирамиды Маслоу – свободное время для самореализации. Таким образом, анархический путь - это одна из тупиковых ветвей ликвидации развития. В итоге - чем радикальнее уличный протест, тем проще им манипулировать и тем инфантильнее он выглядит в глазах зрелой части общества – массива собственников. Спецслужбы стран ядра (в настоящий момент - Запада) прекрасно освоили практику провокаций на этом сегменте политического поля, и анархистские движения всегда будут выглядеть той долей перца, с помощью которой олигархия может сделать суп любой социальной альтернативы слишком острым для поддержки широкими слоями граждан. Касаясь кризиса традиционных течений левых идеологии, что зиждилась на справедливом распределении прибавочной стоимости, по сути, уравнении какой-либо массы материальных благ, но это может умиротворить лишь личность, поднявшуюся до середины пирамиды потребностей Маслоу. Социальная функция государства (при построении гармоничного постпотребительского общества) будет смещаться от "компенсации за несправедливость капитализма", к функции развития всех, кто желает максимально себя реализовать, будь то создание новых продуктов, оказание качественных услуг или чистое творчество, к меритократическому подходу - самореализации небезразличных. Государство должно в первую очередь идти на встречу инициативным, а не пассивным получателям его помощи – будучи верховным арбитром условий, владельцем инфраструктуры институтов, затрагивающих все области человеческой деятельности. Таким образом от "уравниловки" доходов запрос к обновленной левой политической идеологии (частью которой может стать гармоничное развитие) будет смещаться в сторону справедливой неравномерности распределения благ. Понятие "социальной справедливости" получит ярко выраженный меритократический окрас, а распределение может вестись по принципу: лучшее - достойным, дополняя традиционной для социал-демократии перераспределительный метод прогрессивной шкалы налогообложения. В каждой из основных ниш государственной ответственности: обороны и безопасности, образования и здравоохранения будут выработаны свои понятия "достижений" и измеримых их показателей.

 

Образование: услуга или право?

Вернемся к проблеме доступности инфраструктуры как основы политической системы гармоничного развития. Эту инфраструктуру стоит градировать на наднациональную, увязанную с изменением ядра мир-системы и национальную, связанную с жизнью конкретных государств. Образование как часть инфраструктурной конструкции государства имеет ярко выраженную национальную индивидуальность, ведь система его организации, финансирования и целеполагания очень разительно отличаются от страны к стране даже среди развитых стран Запада.

О том, что нынешняя система образования, особенно высшего образования, себя изживает, говорят многие макроэкономические параметры – например, динамика безработицы среди молодежи стран ЕС.

 

 

Люди получают образование потому, что это "модно", "так им посоветовали родители", "наверное – пригодится", и лишь не значительная часть думает о своем потенциальном работодателе или пытаются сами стать работодателями, начав свое дело. Происходит естественная инфляция ценности образования для рынка труда, когда работодатели (особенно корпоративный сегмент) требуют от потенциальных сотрудников все новых и новых знаний и навыков, предоставляемых полатными программами дополнительного образования. Этот процесс выглядит естественным при переходе от общества с 20-30% населения с высшим образованием к обществу с 70-80%. Притом, что реальная абсолютная занятость растет в низкобюджетных местах, где такие знания и не требуются. Высокооплачиваемая работа требует все больших знаний, а низкооплачиваемая не привлекает выпускников в сравнении высокими пособиями государств всеобщего благоденствия. Для правящих слоев Европы (да и других стран) все активнее стоит вопрос, как могла бы быть доработана система, что бы в будущем люди не могли жаловаться на ее несовершенство – неравномерность доступа к инфраструктуре образования – платной и потому более доступной привилегированным слоям общества, а могли вполне справедливо оценивать собственные усилия, направленные на получение полезных к применению знаний? Чтобы в лучших ВУЗах росла конкуренция и преодолевалась закупорка мест "детьми-наследниками" капиталистов и высших чиновников и в тоже время что бы человек не нашедший работы по специальности мог задать себе вопрос - как он выбирал программу обучения? Что бы задача переквалификации и получения дополнительных сертификаций не ставила его в безвыходные положения, подталкивая к радикальным асоциальным действиям. На все эти вопросы могла бы ответить централизованная межнациональная, для ЕС или национальная, что важнее для России, система перспективной поддержки образовательных программ (СППОП). Однако почему такая практика не сложилась до сих пор, ведь образовательные кредиты предлагают многие финансовые организации? Дело в том, что долговое финансирование не является универсальным решением вследствие выборочной недоступности, недостаточности, характерных рисков, акционерного же финансирования физических лиц просто не существует. Значит, проблема актуализирует спрос в финансовом инструменте для финансирования профессиональной реализации специалистов, который бы обладал чертами акционерного финансирования – привязка суммы к будущему, а не текущему заработку, отсутствие необходимости погашения основной суммы, подразумевал бы дивиденды вместо процентов. Таким образом получая средства на приобретение каких-либо навыков или прослушивание академического курса клиент (апликант) дает обязательства возврата части (измеримо малой) своего будущего дохода в какие-либо длительные сроки или в течение всей жизни.

Примеры:

· Из национальной периферии в мировое ядро: аспирантка кафедры биологии МГУ– MBA from Kellog – Business development at Pfizer, New York

· Из локального центра на периферию: магистратура факультета социологии ВШЭ – учебная программа по урбанистке и городскому развитию "Стрелка" - Администрация г. Екатеринбург советник заместителя главы города по городскому развитию.

· Местное движение: Сотрудник "ЦСКБ-Прогресс", Самара – курсы повышения квалификации в ОАО "ИПК Машприбор", с перениманием опыта иностранных производителей ракетно-комической техники, МО, Королев – Старший специалист сборки космических аппаратов "ЦСКБ-Прогресс", Самара

· Временно безработный: г. Кстово Нижегородская область – курсы сварщика в центре профессионального образования г. Нижний Новгород – сварщик 2 разряда в компании ООО "ХХХХ", кооперации ОАО "Завод "Красное Сормово", г. Нижний Новгород.

Таким образом система дает каждому шанс вписаться в коллективное будущее и более того, при должном усердии его формировать. Дает выбор расти над собой или остановиться в развитии, более не предъявляя Системе претензий о несправедливости мироустройства. Источником финансирования такого финансового института (СППОП) могли бы быть государственные средства и средства частных компаний, заинтересованных в подготовке и трудоустройстве специалистов с любым заказанным профилем компетенций. Подобная организация будет постепенно (по мере роста числа апликантов) становиться национальным регулятором рынка труда, обладая гибкой "процентной ставкой" предложений различных образовательных программ и платным курсов. С учетом того, что по мере роста масштаба программы такие специалисты будут попадать на рынки труда нескольких стран, управление становится элементом soft power, влияния на их внутреннюю политику. Пускай поначалу и опосредованно. Говоря о доступности таких систем для разных групп населения, мы подводим базис, вписывающий данный финансовый институт (СППОП) в концепцию гармонического развития. Равенства доступности инфраструктуры государства для каждого – условно сына топ-менеджера и подростка из детского дома далекой провинции. Причем сын топ-менеджера скорее всего откажется закладывать процент всего потенциального дохода в течении жизни, а бедный подросток согласится, если осознает, что это его единственный жизненный шанс. Здесь мы касаемся столь важного аспекта как принятие решений о включении в программу, оно связано для финансовой организации с множеством рисков – срывом учебного процесса, травмами и увечьям или даже смертью апликанта. Более-менее обеспеченные люди могут на этот случай (не реализации программы по собственной вине) представить закладываемое имущество или финансовые активы, за кого-то может внести часть средств компания, заинтересованная в сотруднике с определённым набором компетенций, а человеку без какого-либо имущества подобную страховку перед лицом финансового института может предоставить государство и ключевыми факторами здесь выступают: публичность этого процесса, каждое "дело/история" должно быть доступно любому пользователю интернета и правовое регулирование отвечающее, по сути, на фундаментальный вопрос гармоничного развития – доступности – сколько раз человек имеет право ошибиться, пользуясь государственным гарантиями? Взяв средства на образование под обязательства будущих доходов, но не справившись, вылетев из процесса - может ли он воспользоваться этой услугой повторно и сколько раз? Это разовая, нормирующая активность всей системы, функция, по сути, и является мерилом социальной ответственности государства, good practice, которая может при удачном стечении обстоятельств транслироваться в другие отрасли: здравоохранение, пенсионные системы, потребительское и иное кредитование. Социальное государство есть государство милосердное, и потому такая возможность совершить личную ошибку, не реализовать обязательства по образовательному курсу и последующему трудоустройству (с которым помогает сам финансовый институт – СППОП) должна существовать. Она должна быть измеримой и по ней можно сличать четко измеримую меру социальности, это может быть тот самый "квант милосердия", позволяющий отличать степень гармоничности режимов и политических систем разных стран. Подобные показатели можно так или иначе вычислить в привязке к конкретной национальной финансовой системе поддержки получения образовательных и повышающих квалификации программ. Скажем в зависимости от личных обстоятельств (возраста, имущества, здоровья) может обращаться к системе не менее Х раз.

 

Employer

Global

Business

ranking 2014

 

Employer

Global

Engineering/IT

ranking 2014

Google

1

 

Google

1

EY (Ernst & Young)

2

 

Microsoft

2

PwC (PricewaterhouseCoopers)

3

 

BMW Group

3

KPMG

4

 

Apple

4

Deloitte

5

 

GE

5

Microsoft

6

 

IBM

6

Procter & Gamble (P&G)

7

 

Intel

7

Goldman Sachs

8

 

Siemens

8

Apple

9

 

Sony

9

J.P. Morgan

10

 

Shell

10

McKinsey & Company

11

 

Volkswagen Group

11

L'Oréal Group

12

 

Procter & Gamble (P&G)

12

The Boston Consulting Group (BCG)

13

 

Ford Motor Company

13

BMW Group

14

 

Johnson & Johnson

14

Morgan Stanley

15

 

Cisco Systems

15

Sony

16

 

ExxonMobil

16

Bank of America Merrill Lynch

17

 

General Motors

17

Deutsche Bank

18

 

Toyota

18

LVMH

19

 

HP

19

Nestlé

20

 

Daimler/Mercedes-Benz

20

Unilever

21

 

Oracle

21

IBM

22

 

Bosch

22

Johnson & Johnson

23

 

The Coca-Cola Company

23

The Coca-Cola Company

24

 

L'Oréal Group

24

Bain & Company

25

 

McKinsey & Company

25

Citi

26

 

BP

26

adidas group

27

 

Accenture

27

Accenture

28

 

Goldman Sachs

28

HSBC

29

 

Schlumberger

29

IKEA

30

 

Nissan

30

PepsiCo

31

 

Nestlé

31

Credit Suisse

32

 

3M

32

GE

33

 

Lenovo

33

Volkswagen Group

34

 

BASF

34

Barclays

35

 

J.P. Morgan

35

Heineken

36

 

The Boston Consulting Group (BCG)

36

Daimler/Mercedes-Benz

37

 

Unilever

37

Intel

38

 

Dell

38

Shell

39

 

Philips

39

UBS

40

 

Volvo Car Corporation

40

ExxonMobil

41

 

Bayer

41

Dell

42

 

Pfizer

42

AB InBev

43

 

Deloitte

43

Ford Motor Company

44

 

PepsiCo

44

3M

45

 

IKEA

45

Siemens

46

 

Nokia

46

Toyota

47

 

Schneider Electric

47

HP

48

 

Novartis

48

Oracle

49

 

Morgan Stanley

49

Cisco Systems

50

 

Bain & Company

50

 

Рейтинг самых привлекательных работодателей мира (WMAE) составляется на основе национальных исследований студенческой аудитории Universum, которые проводятся в 12 крупнейших экономиках мира.

 

Что касается финансового института – то в России такая система могла бы контролироваться наблюдательным советом из представителей бизнеса и исполнительной власти, например, министерств труда и образования, соответствующих управлений Администрации президента – тем самым парируя возможное превращение СППОП в инструмент по канализации прокачки и акселератор утечки мозгов из периферии в страны ядра. Особенно в США – как могло бы оказаться, в случае если бы институт действовал исключительно в текущих интересах работодателей. Ведь самые богатые и перспективные работодатели - это крупнейшие компании, инвестиционные фонды и их экосистемы, некоммерческие организации, сосредоточенные в странах Запада. При этом свобода трансграничного перемещения специалистов является признаком развитой открытой системы.

 

Индивидуализация выбора - шанс на гармонию и реабилитацию социализма?

Фундаментальным с точки зрения политического анализа является меритократическая – справедливая оценка данного института – СППОП. Справедлив ли подход оплаты настоящего из частной оценки личных перспектив будущего, если речь идет о разовом, штучном индивидуальном подходе к каждому гражданскому случаю? Каково соотношение подобной возможности для индивидуума с базовыми правами?

Во-первых, надо понимать всю иллюзорность возможностей всеобщего бесплатного образования, так как бесплатным оно является только на словах, по сути, оплачиваясь государством из собранных налогов. Тем самым реализуется социальный принцип равенства - богатые оплачивают обучение бедных. Однако к настоящему времени стоимость образовательных услуг столь велика, при постоянно растущем запросе на оплату труда со стороны квалифицированных педагогов, что потянуть ее целиком бюджетно-распределительным образом не представляется возможным. В том числе из-за постоянно растущего разнообразия навыков и компетенций, которым надо обучать, которым еще должны обучаться новые поколения учителей (3). Как только в правовой системе появляется возможность для педагога работать на себя, а не только на государственный план, она немедленно реализуется либо в частной школе, либо в репетиторстве, в любой форме частной практики, где государственная функция образования и стаж являются скорее частью резюме специалиста, нежели источником доходов. В развитых странах почти все престижные школы и ВУЗы с максимально выигрышным последующим трудоустройством являются либо частными, либо результатом специфического государственно-частного партнерства. В сверхбогатых (по доходам на одного жителя) нефтяных странах персидского залива действуют эксклюзивные бесплатные программы по обучению граждан за рубежом - со специфическими национальными цензами. То есть, по сути, государственные деньги арабских стран идут в частные университеты США и ЕС.

Важно помнить - прежде оперируя словами социальной справедливости и неотъемлемых прав граждан, защищаемых международным правом и высшими национальными правовыми актами (конституциями) всегда подразумевалось действие над массивами людей в рамках какой-то территории ограничивающей юрисдикцию или о неотъемлемых правах человека, получаемых с рождения. "Модель 4 слоев" предполагает, что текущие определения неотъемлемых прав будет подвергнуто инфляции, будет меняться под действием изменения условий торгово-производственных отношений в мире нового технологического цикла – каким станет мир середины и второй половины XXI века. Старый индустриальный капитализм, детально описанный и критикованный работами Маркса и его последователей, подверженный коррекции государственного вмешательства и представляющий ныне поле битвы между неокейнсианством и неолиберализмом за последние 150 лет, изживает себя. Он перерождается в совершенно новую систему, в которой индивидуальный подход к планированию будущего и справедливость доступа к государственной (общественной) инфраструктуре будут основными характеристиками массовой социальной активности. В таких условиях "социальная справедливость" должна испытать изменение, стать "измеримой социальной справедливостью" в судьбе каждого конкретного индивидуума. Система перспективной поддержки образовательных программ (СППОП) – позволяющая каждому желающему рискнуть частью будущего для преодоления важнейшего ценза жизненного успеха – получения необходимого образования и навыков, выглядит тонким механизмом индивидуальной справедливости. Механизмом, позволяющим усердным и трудолюбивым людям получать недоступные прежде возможности, создавая больший "прессинг качества" к отбору абитуриентов в ВУЗах и потенциальных участников любых образовательных курсов. При этом в роли государственного страхового фонда СППОП спасает от личных банкротств тех, кто потерпел неудачу в таких долгоиграющих программах – выделяет положенный каждому "квант милосердия", в рамках данных функций вполне измеримого параметра социальной ответственности государства.

Схожей историей переоценки фундаментальных подходов отличается развитие ведущей естественной науки - физики. При развитии представлений о пространстве-времени и физической природе световых явлений – несколько раз менялась парадигма о корпускулярной и волновой природе света. В настоящий момент устоялось квантовое представление об основных физических объектах, процессах и явлениях – как о вероятностных и недетерминированных. Для протяженного абсолютно твердого тела с большой точностью верны законы ньютоновской физики, а для элементарных частиц, из которых оно на самом деле состоит, – квантовые, вероятностные законы. Так же для масс людей должны действовать социальные правила, фиксированные оптимальным общественным договором своей эпохи (для нас – развитого капитализма), но при этом для индивидуумов в условиях гармоничного – сложного и не линейного – процесса личностного развития, должны действовать вероятностные, избирательные социальные законы, связанные с мотивацией человека к самосовершенствованию. Только так можно будет отделить нарастание социальной справедливости (которое принесет гармоничное развитие) от иждивенчества, безынициативности, принципов: "мне все должны", "начальству всегда виднее", "в столице все решат", "мой голос не имеет значения", "не жили никогда богато – не стоит и начинать", "счастье и за печкой найдет" и др. Именно эти штампы массовой инфантилизации глубоко поражают общества по ходу и по прошествии внедрения традиционных социалистических экономических моделей, делают эти социумы послушными жертвами хищнических волн неизбежного силового перераспределения собственности. Наиболее наглядно эти процессы видны в постсоветской России.

Таким образом, даже если нельзя сказать, что предлагаемая система перспективной поддержки образовательных программ (СППОП) является уникальным и общеприменимым методом, к которому придут при структурировании бюджета и планировании образовательных программ в разных странах, но метод индивидуальной меритократической стимуляции, на определенном уровне, может прижиться и стать неотъемлемой частью системы гармонического развития. Где бы становление этой политической системы ни началось, в ней, с помощью измеримого числа "страховых" случаев, любой гражданин может получить доступ к сложной инфраструктуре (государственной или частной) будь то дополнительное образование, дорогостоящая медицина или иные услуги, например, юридические. Таким образом можно положить грань между дуализмом понятий "неотъемлемых прав" и "миром коммерческих услуг" к которым относятся основные затратные социальные элементы государственной инфраструктуры – образование, медицина, безопасность. Весьма сложно определить, где заканчиваются права и начинаются коммерческие услуги. Эта грань может различаться в зависимости от законодательной нормативной базы отдельных регионов и отраслей, но в этом суровом "мире коммерческих услуг" у каждого гражданина должна быть возможность быть услышанным и поддержанным известное, измеримое число раз. Возможность использовать свой "квант милосердия", представляемый со стороны государства и гармонично развивающегося общества.

PS: Идея о финансовом инструменте для финансирование профессиональной реализации специалистов, который бы обладал чертами акционерного финансирования – привязкой к будущему, а не текущему заработку, почерпнута в общении с мудрым другом, профессиональным инвестором, Светланой Великановой.

PPS: Значимое влияние на представленную концепцию произвела личная дискуссия с профессором Рэндаллом Коллинзом и профессором Георгием Дерлугьяном в кулуарах Гайдаровского форума 2015

 

Примечания:

1) см. Рэндалл Коллинз. Средний класс теряет работу: выхода нет в кн. Есть ли будущее у капитализма? Сб. статей И. Валлерстайна, Р. Коллинза, М. Манна, Г. Дерлугьяна, К. Калхуна / пер. с англ. под ред. Г. Дерлугьяна. – М.: Изд-во Института Гайдара, 2015.

2) Схожая модель описывается в фантастическом цикле Ивана Ефремова "Туманность Андромеды", говорящая о первом скачке цивилизации к условному коммунизму с начала унификации "мира вещей".

3) По данным Sallie Мае - крупнейшей фирмы, предоставляющей кредиты студентам, - лишь 17% американских родителей удается скопить половину или более суммы, требуемой на образование детей, а 22% просто не могут выделить на эти цели ни цента.


тэги
читайте также