22 октября, воскресенье

Казус Фримена

21 сентября 2017 / 12:10
эксперт в области брендинга и визуальных коммуникаций, кандидат искусствоведения

Агитационный ролик «Комитета по расследованию против России», в котором снялся популярный голливудский киноактер Морган Фримен, предсказуемо вызвал возмущение в России.

Актер — бездумная жертва политики, таков общий комментарий представителей власти. Впрочем, поверхностный политический анализ данного события вряд ли даст представление о реальном положении в Америке и в мире. И дело здесь не в антироссийской и даже (разумеется) антитрамповской направленности ролика с Фрименом.

Настоящая проблема заключается в том, что война, о которой объявляет Фримен, не воспринимается обществом как нечто реальное. Война — потребляемый образ, причем данный в развлекательном, дистанцирующем и безопасном формате массовой культуры, но, одновременно, война — то, что не замечается и отрицается человеком общества потребления. Война нереальна (гиперреальна, как сказал бы Бодрийяр), а значит политикам и медиа можно предаваться любым пропагандистским извращениям и наполнять реальность любыми смыслами, образами и риторикой. Речь идет уже не об обычной пропаганде, которую следовало бы опровергать, дезавуировать и на которую можно обижаться.

Монолог Моргана Фримена не поддается пропагандистскому или контрпропагандистскому контент-анализу или интерпретации в духе «Психологической войны» Пола Лайнбарджера и поэтому не может быть подвергнут осуждению, например, за бездумное разжигание войны. Казус Фримена заключается в том, что бесполезно говорить с обществом о войне, или, что одно и тоже, пугать войной, призывать на войну, которая отрицается этим обществом, причем по обе стороны океана. Неолиберально-глобалистская часть российского общества, например, просто подвергает подобные сообщения технологичной деконструкции, финальным итогом сборки которой является исключение самого понятия «война». Современное массовое сознание не видит призыва к войне, так как сама война является абстракцией, которая просто неприложима к ответственному потребителю. С тем же успехом Фримен мог бы рекламировать новый фильм или сериал (и именно поэтому в своей речи он вынужден уточнить, что речь не идет о сценарии фильма).

«На нас напали. Идет война»? Так давайте больше потреблять, чтобы спасти капитализм и американский образ жизни! Вот в чем заключается истинный смысл («отсутствующий» идеологический субъект коммуникации, как сказал бы уже Жижек) речи Фримена. Обе стороны войны должны потреблять больше: больше фастфуда, гаджетов, кредитов, насилия и секса, брендов… Ведь эта священная обязанность, от которой современный человек эпохи глобализации не освобождается ни на секунду.

И не важно, Трамп или Путин у власти, враждуют или дружат США с Россией и остальным миром. Потому что война — это всего лишь форма глобального потребления в эпоху неолиберализма, массовой культуры, бедности и неравенства, наконец, потребления самого Фримена, как продукта массовой культуры и идеологии своего общества.


тэги
читайте также