13 ноября, среда

Казахстан заглянул за горизонт

24 мая 2016 / 21:27
политический обозреватель «Царьград ТВ»

Казахстан уже лет десять живёт в гаданиях, кто будет после Назарбаева и что будет после Назарбаева. На прошлой неделе в стране была сделана попытка заглянуть за постназарбаевский горизонт. По крайней мере, так специалисты оценивают происшедшие в этой стране события, которые поставили очень много странных вопросов. Неизвестно только, кто получил на них ответы.

Началось с того, что в разных городах республики синхронно и подозрительно одинаково возбудились разные общественные деятели. Их всех неожиданно взволновал вопрос поправок в Земельный кодекс, внесённых ещё несколько месяцев назад. Поправки в целом предусматривали расширение возможностей аренды иностранцами сельскохозяйственных земель, увеличение срока аренды. Аргументация активистов также была подозрительно похожа: земля — это мать, продавать её — все равно, что продавать мать; теперь всю землю выкупят китайцы и начнут заселять её, решая свои демографические проблемы за счёт громадных, но скудно заселённых просторов Казахстана; а если и не заселят, то выжмут землю досуха хищнической эксплуатацией, загубят её пестицидами и гербицидами. Каким-то чудесным образом к этому набору прицеплялись и антирусские лозунги, с очевидность взятые из украинского цитатника: дескать, вслед за волнениями русских придут «зелёные человечки» и отторгнут часть страны. А то и вовсе объединятся с «жёлтыми человечками» из Поднебесной, которые тоже будто бы хотят отнять часть страны.

Всё это было настолько планово спонтанно и настолько безумно, что в серьёзность протеста поначалу власти не поверили. «Поправки в кодекс были оглашены ещё больше года назад, и вдруг такая вот реакция», — отметил руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин.

К тому же 21 мая в Астане состоялось уже второе заседание комиссии по обсуждению поправок в Земельный кодекс, образованной президентом Нурсултаном Назарбаевым. Он, кстати, ещё 5 мая наложил мораторий на четыре нормы Земельного кодекса, которые касаются аренды сельхозземель. Примечательно, что на первом заседании часть членов комиссии предлагали наделить правом аренды земли только граждан Казахстана, но не иностранцев. Лишь когда волнения уже начались, МВД опомнилось и быстро провело мониторинг соцсетей. Обнаружилось то, что и следовало ожидать: «Группа граждан активно вела агитационную работу, были попытки привлечь граждан. Судя по публикациям, понятно, что этих людей вряд ли интересуют вопросы земли, там были совершенно другие вопросы». Об этом заявил председатель комитета административной полиции МВД Казахстана Игорь Лепеха — к сожалению, уже постфактум, когда надо было отбояриться от дежурных обвинений в излишней жёсткости при разгоне несанкционированных митингов и в бессмысленных задержаниях журналистов. «Мы могли предполагать, что в случае проведения митинга будут проведены провокации, в частности, в отношении сотрудников полиции, либо создание конфликтных ситуаций», — пояснил задним числом Лепеха.

Между тем, по его словам, накануне в Алма-Ате в непосредственной близости к двум площадям — Республика и Астана — и в самом деле были обнаружены пять «схронов» с бутылками с зажигательной смесью, десятками фрагментов арматуры, металлических прутьев и канистрами с бензином, а в двух квартирах — несколько единиц огнестрельного оружия, в том числе пистолеты системы Макаров и «ТТ», обрезы гладкоствольных ружей, несколько десятков боеприпасов к ним, четыре гранаты РГД-5, а также денежные средства.

Когда все заявки на проведение митингов протеста в ряде городов Казахстана, поданные явно координировавшими свою деятельность инициативные группами, были отклонены, активисты призвали сторонников выйти на митинги без разрешения властей. Когда такие митинги действительно начали собираться, полиция довольно жёстко стала пресекать попытки сбора и задерживать людей, как передавали агентства, буквально десятками. Впрочем, президент эти действия вполне одобрил — правда, в выражениях, которые скорее могут внушить казахстанцам тревогу, нежели успокоить: «Не время нам либеральничать, нам надо страну сохранять. Казахстанцы не хотят украинских событий в Казахстане, я это знаю. А кто это хочет сюда принести — мы примем самые жестокие меры».

Весьма примечательная связь нарисована главой государства: разногласия по поводу отдельных статей в Земельном кодексе стали отчего-то угрожать сохранности страны. Не мал ли повод для столь серьёзных опасений, да ещё высказанных лицом, которого принято воспринимать очень серьёзно не только в СНГ, но и в мире?

Андрей Грозин высказал по этому поводу такое соображение: «Есть две версии того, что произошло. Спонтанное недовольство общественности новым законом об аренде земли и другая версия — что это была пробная, начальная попытка раскачать ситуацию, чтобы проверить, как власти будут реагировать на потенциальный майдан».

Как специалист, давно профессионально наблюдающий за регионом, Грозин уверенно заключил: «Не бывает спонтанных недовольств, люди сами по себе не собираются по подобным поводам. Спонтанно подобные акции не происходят, и для того, чтобы организовать такое гражданское движение, необходим некий внешний импульс. Вот и здесь использовались мессенджеры, социальные сети. А там людей возбуждали слухами о том, что изменение сроков аренды земли позволит этим ужасным жутким китайцам захватить всю землю и как минимум всё из неё выкачать или отравить пестицидами, а в худшем случае — захватить, аннексировать республику, пользуясь своим гигантским демографическим потенциалом».

«Это очень напоминает историю с Химкинским лесом, — нашёл сравнение эксперт. — Первые митинги прошли, что интересно, в районах Западного Казахстана. Это регион, который в Казахстане занимает самые низкие позиции по сельскохозяйственным показателям. Там просто нет нормальной земли. Там и климатические условия очень сложные. К тому же это регион, который неоднократно вызывал у центральной власти разнообразные опасения по поводу сепаратистских настроений. Это нефтяная провинция, откуда идёт сырьё, дающее 90 процентов нефтедолларов в бюджет республики. В 2011 году там уже пробовали раскачать ситуацию в Жанаозене. Вот это, видимо, очередная проба пера».

Если это так, то чья же? В принципе, как утверждают информированные наблюдатели, непосредственным организатором протестов выступил некий международный фонд защиты свободы слова «Адилсоз», в числе доноров которого не только посольства США и Великобритании, но также «Открытое общество» Сороса, Freedom House и Национальный фонд в поддержку демократии (NED). К тому же не следует забывать, что с самого начала казахстанского суверенитета нефть в Западном Казахстане стали качать английские и американские компании. Естественно, что за прошедшее время они обросли в этих местах как простыми симпатизантами (большая зарплата как-то само собою рождает лояльность к начальству), так и скрытой и открытой агентурой — и не только агентурой влияния.

«В казахстанских аналитических программах проскочило прямым текстом, что это попытки проведения цветной революции, попытки повести страну по украинскому пути, и прямо сказано было, что это устроили „наши западные партнёры“, — отметил Андрей Грозин. — Потом отыграли назад, риторику смягчили, но сначала-то было сказано, что ноги растут с Запада. И то, что Назарбаев так оперативно приехал в Москву на 9 мая, показывает, на мой взгляд, то, что ситуация была серьёзная. Иначе не было бы смысла встречаться с ведущим союзником, в том числе и в военно-политическом смысле. И дело было не в каком-то спонтанном недовольстве. Не думаю, что власть в Казахстане настолько безмозгла и пришиблена, что она испугалась какого-то низового, спонтанного, неорганизованного протеста и вывела на улицы все свои силовые структуры. Видимо, у Астаны есть основания подозревать этот протест в организованности, а не спонтанности. Отсюда и такая реакция».

«Любопытно при этом, — обращает внимание эксперт, — что среди участников митингов нет ни одного не казаха. Вы не увидите там европейских лиц, вы не увидите там узбеков, уйгуров, представителей северокавказских народов. Это чисто этнический протест. Эти протестные настроения изначально были направлены на то, чтобы возбудить большинство казахов по теме, которая наиболее болезненна именно для казахов. Проще всего раскачать „майдан“ в Казахстане вокруг того, что „торгуют родиной“, что „продавать землю, это то же, что продавать мать“, и т. д. Понятное дело, что бьют на то, чтобы возбудить национальные чувства».

То есть на национализм? Как на Украине?

Да, соглашается учёный: «Кто-то очень здраво, очень разумно рассчитал, что вокруг этой темы можно вызвать межнациональное напряжение».

Но кто?

«Не удивлюсь, если ноги этих протестов растут даже не из-за океана, — рассуждает Грозин. — Это может быть указующий перст из-за океана, а решалось-то всё здесь, на земле. То, что движения эти начались на западе Казахстана, возможно, показатель того, что какая-то часть элит пробует силы накануне ожидаемого транзита власти, напоминает о себе, проводит разведку боем. Мне даже кажется, что это — скорее всего».

«Транзит власти» — это то самое, чего уже как минимум десяток лет ждут все казахстанские элиты: уход от власти Нурсултана Назарбаева. Глава республики родился ещё в 1940 году, и Казахстаном он правит с 1989 года. Возраст есть возраст, и бремя власти тоже ещё никто не отменял. Между тем, до сих пор никто не знает — ибо никогда не звучало — имени будущего преемника этого действительно выдающегося лидера. Поговаривали, конечно, то об одном, то о другом политике из его окружения, но, как показывали дальнейшие события, то были досужие разговоры. «И вот представьте себе, как живут казахстанские элиты под грузом этих вопросов: кто придёт, как придёт, что будет с нами, что будет с нашим бизнесом, что будет с нашей роднёй и так далее, — продолжает Андрей Грозин. И резюмирует: «Вероятно, в преддверии транзита власти и проверяются возможности Астаны реагировать на эти вот вариации гибридного воздействия»…


тэги
читайте также