23 июня, воскресенье

Картонные игры в праведный гнев

06 июня 2014 / 17:18
кандидат политических наук, политолог

Картина персонального для России геополитического апокалипсиса выглядит устрашающе. Если бы не одно «но». Это не более чем блеф.

Складывается впечатление, что над Россией все гуще собираются тучи «праведного гнева» международного сообщества. Что мы видим? Россию отстранили от участия в «большой восьмерке», которая как в старые добрые времена вновь стала «семеркой». Каждое государство брюссельского саммита G7 В той или иной степени участвует в санкционном режиме, направленном против России. НАТО все ближе продвигается к российским границам. Прочное, проверенное временем, взаимовыгодное сотрудничество России и Европы в газовой сфере рушится на глазах.

Картина персонального для России геополитического апокалипсиса выглядит устрашающе. Если бы не одно «но». Это не более чем «блеф», прикрывающий неспособность США мобилизовать своих европейских и азиатских союзников против непокорной России. Речь идет уже о следующей стадии распада американоцентричного миропорядка. В Вашингтоне, наверно, не без удивления обнаружили, что США теперь не в состоянии не только призвать к дисциплине отдельно взятую Россию (что само по себе можно было и пережить), но и подтвердить вассальное положение стран «ближнего круга». А это уже по-настоящему опасно для американского мирового лидерства.

Отсюда косметическая, «картонная» реакция Запада на независимое поведение России на мировой арене (в данном случае по отношению к кризису на Украине) — своего рода попытка выдать желаемое за действительное.

К примеру, вряд ли для кого-то является великим секретом, что Россия вовсе не теряла статуса члена G8, лишь приостановлено ее участие в общих заседаниях. Здесь важно понимать, что «восьмерка» — это не более чем многосторонняя диалоговая площадка, в рамках которой обсуждаются вопросы глобальной повестки. Другими словами ее вес и влияние зависят от участия в ней наиболее сильных игроков на мировой арене. Теперь же мало того, что в ее составе нет Китая, на брюссельской встрече не было к тому же и России. И это на фоне активного развития в последние годы альтернативных площадок с более широкими и гибкими форматами, таких как G20 или БРИКС. Понятно, что с Россией «восьмерка» так просто расставаться не намерена. Но если вспомнить, как грозно два месяца назад подавалась приостановка участия России в G8, то складывалось впечатление, что Россия дорого заплатит за присоединение Крыма.

Да, на брюссельской встрече российская тема — точнее тема введения против нее третьего секторального пакета санкций — была центральной.

И тут американцы оказались перед лицом «тихого бунта» своих союзников, отказавшихся участвовать в изоляции целых секторов российской экономики. Взаимозависимость России и Европы достигла такой степени, что с ней уже не могут не считаться даже в «ближнем кругу» США. Европейцы, следуя американской риторике, предпочитают ограничиваться угрозами будущих санкций и выражением своей убежденности в том, что уже введенные санкции оказали эффективное воздействие на российскую экономику. Вопрос, так это или нет, не имеет однозначного ответа. Но вскоре американцам пришлось признать, что ближайшие союзники не готовы следовать в фарватере предложений Вашингтона. Так, накануне саммита G7 заместитель советника президента США по национальной безопасности Бен Родс сказал: «У разных европейских стран есть разные отрасли, в которых у них есть законные отношения с Россией. Для Германии это энергетика, для Великобритании — финансы. Для Франции — оборонная отрасль. По мере введения санкций подобные вопросы вызывают осложнения для каждой вовлеченной страны».

Что касается Франции, которая, кстати, остается в числе наиболее последовательных сторонников американских силовых методов урегулирования кризиса в Сирии, то она в течение нескольких месяцев подвергалась жесткому давлению США с требованием отказаться от небезизвестного контракта с Россией на постройку двух вертолетоносцев типа «Мистраль», подписанного в 2011 году. Даже выдвигалось предложение выкупить построенные суда для НАТО. Но решил все финансовый вопрос. Предложений по выкупу Франции так и не поступило, а возвратить России деньги по контракту (1,2 млрд евро) и подвергнуться штрафным санкциям за его срыв в Париже отказались.

Но наиболее чувствительной для российско-европейских отношений сферой остается, разумеется, энергетика.

Не первый год европейцы пытаются снизить свою зависимость от газовых поставок из России. Но она в обозримой перспективе, видимо, сохранится, несмотря на санкции. Некоторый диссонанс вносит «нестабильный» транзитер — Украина. Но строительство и модернизация альтернативных украинскому маршрутов, таких как «Северный поток», где основным партнером России выступает Германия, и «Южный поток» снимают такие риски. Если с «Северным потоком» ситуация выглядит относительно стабильной (первые поставки газа уже состоялись несмотря на протесты «Гринпис»), то в развитии «Южного потока» неожиданно обозначился фактор санкций. 3 июня Еврокомиссия направила официальное письмо болгарским властям, призвав их приостановить реализацию «Южного потока» на своей территории. ЕК заподозрила Болгарию в предоставлении привилегий российскому участнику тендера на строительство газопровода — «Стройтрансгаз консорциуму», владельцем которого является попавший в санкционный список миллиардер Геннадий Тимченко. Но в ответ на письмо ЕК болгарский министр экономики и энергетики Драгомир Стойнев в тот же день отказался удовлетворить выдвинутые требования.

В марте в Вашингтоне предложили помочь Европе избавиться от газовой зависимости от России — президент США Барак Обама заявил, что американские власти готовы дать разрешение на экспорт сланцевого газа в нужных объемах.

Но уже тогда было очевидным, что реализуемость таких планов дело не ближайшей перспективы.

Именно такой, в частности, вывод содержался в мартовском аналитическом обзоре Bank of America Merrill Lynch. В том же духе выразился и действующий глава Е. К. Жозе Мануэл Баррозу по итогам саммита G7 В Брюсселе. По его словам, «надо быть реалистами и не поддаваться иллюзии того, что газ, который будет поступать из США, решит наши проблемы. Прежде всего потому, что для организации поставок потребуется время».

В том же жанре «картонных игр» ситуация развивается с расширением военного присутствия и активизацией НАТО у западных границ России. Именно так можно охарактеризовать итоги европейского турне Барака Обамы и саммита НАТО в Брюсселе. 3 июня на встрече с президентом Польши Брониславом Коморовским он заявил: «Мы подтверждаем свою приверженность к поддержке наших союзников в Восточной Европе. Мы намерены усилить воинский контингент США в регионе». Тогда же он призвал европейских союзников увеличить военные бюджеты, сообщив, что будет добиваться от Конгресса 1 млрд долларов на размещение в Европе дополнительного воинского контингента США. Днем ранее постпред США при НАТО Дуглас Льют заявил, что альянс намерен усиливать присутствие в этом регионе до конца 2014 года.

Трудно сказать, удастся ли Обаме добиться от Конгресса понимания в вопросах выделения дополнительного финансирования с учетом не лучшего положения, в котором пребывает сейчас американская экономика.

Но европейцы, привыкшие к сокращениям оборонных бюджетов, выражаются однозначно против осуществления подобных идей. Так, министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйенво время заседания НАТО в Брюсселе прямо заявила: «Наш оборонный бюджет составляет 32 млрд евро, и это последнее слово». Обратим внимание на тот факт, что 32 млрд евро — это 1,3% ВВП Германии, что заметно меньше принятых в НАТО стандартных 2% ВВП на оборонные расходы. Другими словами такой демарш Берлина выглядит откровенным саботажем американских инициатив в Восточной Европе. Не стоит забывать и тот факт, что немецкий бундесвер — это самая мощная европейская армия. То есть неучастие Германии в американских инициативах, изначально профанирует их реализацию. А это значит, что у большинства европейских союзников США по НАТО имеется хороший повод ответить отказом. Реально Обама при условии выделения Конгрессом дополнительного финансирования может рассчитывать только на Великобританию, Польшу и страны Балтии.

В контексте «тихого бунта» в ближнем круге уже по-иному смотрится недавнее выступление Барака Обамы перед выпускниками Вест-Пойнта. Безапелляционное утверждение им мирового лидерства США — это не более чем поза, за которой находится неуверенность в собственном политическом будущем накануне ноябрьских выборов в Конгресс. Результаты последних социологических замеров для Обамы выглядят неутешительно. По данным последнего опроса общественного мнения, проведенного телеканалом FoxNews, большинство американцев (55%) считают, что за время пребывания Обамы в Белом доме США утратил свои позиции в мире. Еще в прошлом году так считали 48% респондентов, а в 2010 году — 45%. Даже если списать такие результаты на то, что FoxNews ориентируется на республиканскую оппозицию, то спорить с аналогичных опросов, проведенных лояльными демократам NBC и Washington Post уже сложнее. В мае они дали примерно схожие результаты: около половины (51% респондентов выразили свое несогласие как с внешней, так и с внутренней политикой Барака Обамы. Единственный для него сейчас выход — это договориться с президентом Владимиром Путиным о выходе из сложной ситуации, в которой он оказался «сохранив лицо». Ближайшая возможность для этого представится в рамках торжеств, посвященных 70-летию высадки союзных войск в Нормандии.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также