23 июля, вторник

Информационные войны от Трои до Бахмута. Лекция 13. Пропаганда эпохи холодной войны. США

30 марта 2024 / 22:31
историк, политолог, генеральный директор Центра политического анализа, доцент Финансового университета при Правительстве России

Центр политического анализа и социальных исследований продолжает публикацию курса лекций «Информационные войны от Трои до Бахмута: как противостоять деструктивной пропаганде».

История информационных войн от первых шагов человечества до современности, особенности использования пропаганды в наши дни, как распознавать пропаганду и как противостоять ей - обо всем об этом говорится в курсе лекций политолога, директора АНО Центр политического анализа и социальных исследований, доцента Финансового университета при Правительстве России, члена Общественной палаты Москвы Павла Данилина.

Проект реализуется при поддержке Президентского фонда культурных инициатив.

Вернемся к длинной телеграмме Кеннана. Хотя документ и был предназначен для узкого круга руководителей американской внешней политики, он произвел большой эффект получил широкое распространение среди чиновников, которые определяли внешнюю политику США. Так, по распоряжению Джеймса Форрестола, копии телеграммы были направлены членам кабинета министров и высшим военачальникам, а госдепартамент США разослал текст во все посольства США.

После опубликования ряда статей в прессе взгляды Кеннана на Советский Союз быстро стали общепринятыми среди американских элит. Близкие процессы происходили и в самом обществе: ещё в марте 1945 года 55% американцев, по опросам общественного мнения, доверяли СССР, но уже к марту 1946 года таких было лишь 33%.

«Мы должны сформулировать и представить на рассмотрение других государств более позитивную и конструктивную картину того, каким мы себе представляем мир в будущем. Недостаточно просто заставить народы следовать нашему примеру в развитии политической деятельности. Многие зарубежные страны, в особенности страны Европы, измучены и запуганы опытом прошлого и менее заинтересованы во всеобщей свободе, чем в собственной безопасности. Они ищут совета, а не наделения ответственностью. Мы должны быть в состоянии предложить им такую помощь в лучшей мере, чем русские. И если мы этого не сделаем, это сделают русские»[1].

Примерно с этой целью, то есть «информационного сдерживания СССР», с самого начала холодной войны было организовано специальное радиовещание на русском языке — станция «Голос Америки». В декабре 1945 г. она была передана в ведение Госдепартамента в связи с упразднением курировавшего ее работу в годы Второй мировой войны Управления военной информации США, а с 1947 г. ее вещание стало осуществляться на русском языке.

Согласно аналитической записке, подготовленной экспертами госдепа США по итогам 1946 г., ежедневный общий объем вещания радиопередач «Голоса Америки» на территорию Европы был больше, чем у «Московского радио» (28 часов 45 минут по сравнению 23 часами), но меньше, чем у Британской вещательной компании, «Би-би-си» (43 часа 5 минут в день)[2].

Еще одним инструментом американской пропаганды в годы холодной войны стали радио «Радио Свободная Европа» и «Свобода». 4 июля 1950 года с территории Западной Германии начала своё вещание на страны социалистического лагеря в Европе радиостанция «Свободная Европа». Первоначально вещание велось на Болгарию, Чехословакию, Венгрию, Польшу и Румынию, с 1975 года — также на Литву, Латвию и Эстонию.

Радио «Свобода», было создано в 1953 году и вещала непосредственно на СССР. Для получения информации из-за «железного занавеса» сотрудники радиостанции занимались скрупулёзным мониторингом печатных СМИ, радио и телевидения СССР и других социалистических государств, встречались с выезжавшими за рубеж гражданами и перебежчиками, получали сведения от лиц, находившихся в оппозиции коммунистическим режимам, поддерживали связи с западными журналистами, аккредитованными в государствах социалистического лагеря. На радиостанциях были созданы исследовательские отделы, не только обеспечивавшие информационную поддержку вещания самих радиостанций, но и снабжавшие авторитетными обзорно-аналитическими материалами многих западных политологов. Часто сами власти социалистических государств из сводок радиоперехвата РС/РСЕ, распространявшихся для ограниченного пользования, получали сведения, которые невозможно было получить из подконтрольных им СМИ[3].

Первым её диктором стал бывший ленинградский актёр Борис Виноградов, попавший под оккупацию в Пятигорске во время Великой Отечественной войны и ушедший на Запад вместе с отступавшей немецкой армией. Вместе с ним в первой группе ведущих работали театральный режиссёр Сергей Дубровский (Сверчков) и бывшая актриса его труппы Виктория Семёнова, жена писателя и политического деятеля, члена НТС Михаила Мондича.[4] У радиостанции были и другие «звезды эфира» - там звучали голоса графини Александры Толстой, которая в 1929 г. покинула Советский Союз, а впоследствии организовала и возглавила занимавшийся помощью русским беженцам Толстовский фонд, Владимира Юрасова – писателя, представителя второй волны русской эмиграции, проработавшего на «Радио Свобода» более 30 лет, Юлиана Панича – актера, кинорежиссера, который после эмиграции из СССР в 1972 г. поступил на службу на эту радиостанцию.

Как пишет И. Монахов, первоначально работа радиостанций носила ярко выраженный антисоветский характер: «Так, например в секретном бюллетене ТАСС от 25 июня 1953 г., который предназначался для высших государственных и политических деятелей СССР, в том числе председателя Совета Министров СССР Г.М. Маленкова, министра внутренних дел СССР Л.П. Берии, члена Президиума ЦК КПСС Н.С. Хрущева и др., содержалась расшифровка стенограммы эфира «Радио Освобождение» с призывом к советским оккупационным войскам не участвовать в подавлении восстания немецких рабочих и оставаться в казармах. Примерно таким же по содержанию было и обращение Александры Толстой к коммунистам и комсомольцам от 9 сентября 1953 года: «А, по правде сказать, кому нужна эта ваша Коммунистическая партия, эта так называемая диктатура пролетариата? Ради чего вы все это делаете? Не для того ли, чтобы упиваться грубой физической властью над беспартийными гражданами, стоящими неизмеримо выше вас хотя бы по одному тому, что они не участвуют в ваших зверствах, а лишь молча переносят страдания?»[5]

В конце 1960-х просочилась информация, что на самом деле обе организации получали финансирование со стороны ЦРУ, и в 1971 году они были переведены на финансирование Конгрессом США, а в 1976 году объединены.

В поздние периоды с радиостанцией работали известные советские эмигранты и диссиденты, такие как Василий Аксёнов, Петр Вайль, Владимир Войнович, Александр Галич, Александр Генис, Анатолий Гладилин, Сергей Довлатов, Геннадий Кацов, Анатолий Кузнецов, Виктор Некрасов, Андрей Синявский.  Среди работников РСЕ были и коллаборационисты Второй мировой войны: в частности, заведующим армянской редакции радиостанции являлся бывший выпускник разведшколы абвера Левон Карташян (получивший документы на фамилию Мкртчан), одним из дикторов являлся бывший коллаборационист Дудин (выступавший перед микрофоном под псевдонимом Николай Градобоев).[6]

В СССР «враждебные голоса» активно пытались заглушить. В качестве мер противодействия на всей территории Советского Союза, особенно в густонаселённых районах и вокруг промышленных центров, была развёрнута сеть радиоглушения.

Еще одно важное направление политической пропаганды США в годы холодной войны — кинематограф. В США за взаимодействие с киноиндустрией отвечают помощники президента, с одной стороны, и соответствующие административные учреждения ряда министерств, с другой. Наиболее известным органом, занимающимся работой с кинематографом, является отдел Пентагона по делам кино и телевидения. Отдел этот официально существует с 1947 года.

Основная функция отдела – вычитка сценариев и цензура сценариев голливудских режиссеров, которые рассчитывают на поддержку и помощь со стороны Минобороны. Надо сказать, что помощь эта оценивается в грандиозные суммы, так как любой военный фильм, требующий существенного армейского реквизита, использования массовки, военной техники, обходится в колоссальную сумму. Причем, Пентагон далеко не всегда позволяет арендовать у него технику и инструкторов. Более того, часто американское военное ведомство отказывает во всяческой поддержке, тем самым либо ставя крест на фильме, либо заставляя режиссеров и продюсеров тратить гораздо большие деньги. Так вот в случае, если поданный режиссером сценарий не устраивает чиновников Минобороны, они пишут соответствующие рекомендации. Режиссеры, если они рассчитывают на поддержку, обязаны переписать сценарий. Впрочем, даже это не гарантирует того, что поддержка будет оказана. В частности, несмотря на согласие переписать сценарий, режиссер и продюсер фильма «Солдат Джейн» не получили поддержки от Пентагона.

Не всегда принятие решения о поддержке осуществляется на уровне Минобороны США – иногда такие решения спускаются с самого верха – в частности, именно так произошло с фильмом «Зеленые Береты», поддержку которому оказал лично президент США Линдон Джонсон. А фильм «Красный рассвет» и вовсе был создан для визуального обеспечения и поддержки выступлений президента Рональда Рейгана против СССР, который глава США называл «империей зла».

Показательна история создания ленты «Зеленые береты». У Джона Уэйна, короля вестерна, возникла идея экранизировать роман Робина Мура «Зеленые береты». Он написал письмо президенту Линдону Джонсону, в котором подчеркнул, что необходимо объяснить народу США причины войны во Вьетнаме. В письме говорилось, в частности, что «необходимо создать историю о наших войсках, правдивую, эмоциональную, где будут представлены сильные характеры и действия. Мы намерены снять такой фильм так же, как мы намерены поддержать патриотических дух в американцах, чувство, которое всегда поднималось в нас в периоды кризисов и напряженности».

Линдон Джонсон дал указание Пентагону обеспечить съемки фильма необходимой техникой и инструкторами. Общая сумма потраченных средств Пентагона составила несколько миллионов долларов. Фильм вышел под режиссурой самого Джона Уэйна в 1968 году. Сюжет фильма незамысловат – антивоенно-настроенный журналист Джордж Бекворт прибывает в Южный Вьетнам в лагерь американских «зеленых беретов», где видит подготовку и действия солдат. Он проникается военным духом и переосмысливает роль США в военном конфликте, понимая, что США ведут справедливую войну с коммунизмом.

Фильм сразу же по выходу встретил бурю обвинений в том, что является постановкой, политическим заказом. Он был подвергнут резкой критике за проправительственный настрой. Уэйн был разгромлен критиками и за художественную ценность (фильм оказался слишком сентиментальным – не зря для просмотра отсутствуют возрастные ограничения). Лишь военные специалисты отметили крайне высокое качество съемок военной техники. В целом, фильм не был принят публикой.

Но к 80-м годам качество работы кинематографистов и государства с общественным мнением существенно улучшилось. И начало этой серии положил «Рэмбо». Дата выхода фильма – 1982 год – начало господства идеологии неоконсерватизма в США, олицетворяемой Рейганом, а затем Бушами старшим и младшим.

В СССР фильм «Рэмбо» наивно считали антивоенным. Он ходил по рукам на видеокассетах, и власти особо не преследовали за его просмотр. Однако в США этот фильм рассматривают совершенно иначе. Начнем с того, что фильм имеет очень мало общего с книгой Дэвида Моррелла, по которой он снят. В фильме Рэмбо не убивает ни одного человека! В это трудно поверить, но, если внимательно просмотреть это кино, то выяснится, что в фильме погибают всего двое – стрелок падает из вертолета, и солдат получает рикошетом ранение в голову. Остальные отделываются ранениями. Это очень важный момент – Рэмбо не убивает лично американских граждан. В книге ситуация обратная – Рэмбо начинает убивать полицейских уже в участке, доведя счет до нескольких десятков убитых. Этот факт, что Рэмбо остается практически «чистым», позволяет объяснить сделку с правосудием, которая позволяет ему выйти на свободу во втором фильме.

В книге Рэмбо, естественно, убивает своего главного противника – шерифа. В фильме шериф получает ранение, но Рэмбо не убивает его, а оставляет жить. В книге полковник и тренер «зеленых беретов» Сэмюэль Траутман лично убивает Рэмбо. В фильме он выводит его из полицейского участка, чтобы спасти от гибели.

Фильм начинается с того, что Рэмбо идет к своему другу. Но оказывается, что друг – гигант и силач – умер от рака, который довел его до такого состояния, что мать его легко носила на руках до отхожего места. Затем Рэмбо встречает шерифа. По книге шериф воевал в Корее и заслужил «Пурпурное сердце». Это заставляет Рэмбо проникнуться к нему симпатией и попробовать наладить взаимоотношения. В фильме этот момент опущен. В книге шериф испытывает шок, когда узнает, что Рэмбо – бывший «зеленый берет» – ведь он полагал, что герой Сталлоне – обычный бомж и хиппи, и никак не думал, что тот военный. В фильме для шерифа не имеет никакого значения, кем был Рэмбо раньше.

Весь сюжет фильма имеет одну главную задачу – показать, что общество своим презрением к военным и несправедливостью доводят тех до нервного срыва, самоубийств и до совершения преступлений. Этот фильм, на самом деле, не антивоенный! Он, напротив, превозносит военных, военную службу и является укором обществу, которое отказывает «своим» в поддержке и помощи, обрекая их на страдания в мире, к которому они не могут адаптироваться.

Весьма показательна речь Рэмбо в полицейском участке: «Там я управлял техникой стоимостью в миллион долларов, а здесь не могу работать даже парковщиком!» Это непосредственно вызов пацифистской политике, а также пренебрежению нуждами ветеранов. Презрительное и практически преступное отношение к Рэмбо местных полицейских - как акт обвинения, который бросает Пентагон тогдашнему американскому социуму. И надо сказать, что этот фильм знаменовал серьезную веху в общественном сознании США. Переворот, который приведет к всплеску патриотизма и к гордости за собственных военных в начале 90-х, имеет корни именно в 1982 году.

Следом за первым фильмом вышла и вторая часть. Тут уже Рэмбо абсолютно положительный герой. Он помогает полковнику Сэмюэлю Траутману в секретной операции по освобождению военнопленных американцев, которых держат в том же лагере во Вьетнаме, где держали и его самого. После долгих приключений Рэмбо убивает в фильме 57 человек из 67 погибших (сравним с 2 погибшими в первой картине) и преодолевает все – в том числе и предательство спецслужб США. Этим самым Пентагон демонстрировал, что успехов армия достигала вопреки, а иногда и при прямом противодействии спецслужб. Важно, что в фильме Рэмбо воюет не только со вьетнамцами, но и с советскими солдатами. Тем самым как бы утверждается, что поражение во Вьетнамской войне было нанесено США не вьетнамцами, а союзом СССР и ДРВ. Также утверждается превосходство американского спецназа над советским. Фильм имел грандиозный успех, получив в прокате 150 миллионов долларов только в США. Президент США Рональд Рейган высказал слова благодарности в адрес Сильвестра Сталлоне за «создание образа Рэмбо как символа американской армии». Очевидно, что это вполне заслуженная оценка.

Третья часть «Рэмбо» вышла в 1988 году. Она рассказывает об операции Рэмбо в Афганистане. Рэмбо спасает своего друга полковника Сэмюэля Траутмана и по ходу дела уничтожает советский батальон, танк и вертолет. В фильме погибает 108 человек. Естественно, большей частью, советские солдаты. Фильм во многом носил характер критики СССР за войну в Афганистане.

Одной из важных институциональных структур, связывающих правительство США с киноиндустрией, является Американская ассоциация кинокомпаний (Motion Picture Association of America). Ее штаб-квартира находится в Вашингтоне. Ассоциация выполняет роль своего рода посредника между киностудиями и правительством, являясь лоббистом интересов американской киноиндустрии в Конгрессе и органах исполнительной власти. В составе ассоциации пять крупнейших голливудских киностудий: The Walt Disney Company, Sony Pictures, Paramount Pictures, Universal Studios, Warner Bros., а также развлекательная компания – поставщик фильмов и сериалов Netflix Studios. Ассоциация была основана еще в 1922 г., и ее целью является защита интересов кинопроизводителей как внутри США, так и за рубежом. Говоря о зарубежной деятельности, следует отметить, что основные ее направления включают в себя обеспечение открытости иностранных рынков для американских фильмов и борьбу с пиратством в данной области. Опыт ведения переговоров у Ассоциации столь внушителен, что за ней закрепилось прозвище «Маленький Госдепартамент».

Об отношениях киноассоциации и федерального правительства красноречиво говорит список ее сотрудников. Например, первый президент Ассоциации, Уилл Хэйс – бывший председатель Национального комитета Республиканской партии и генеральный почтмейстер США. Джек Валенти, возглавлявший Ассоциацию с 1966 по 2004 гг., в свое время был советником президента Линдона Джонсона. В данный момент Ассоциацию возглавляет Чарльз Ривкин – дипломат, бывший посол США во Франции и Монако, бывший заместитель госсекретаря США.[7] Кинематограф стал серьезным идеологическим оружием в руках США.

Естественно, использовались и иные методы работы против тех, кто США сильно не нравился. Фактические использовались все механизмы пропаганды, которые мы рассматривали в наших очерках ранее, за исключением разве что совсем архаичных. Несмотря на то, что нумизматическая пропаганда отжила свой век, к примеру сам символ доллара, «длинного доллара» и т.п. был и остается символом мирового могущества Соединенных Штатов.

По аналогии с СССР, скажем, и в США были свои программы работы с иностранной молодежью и студентами. Но в отличие от СССР, американцы предпочитали привлекать в качестве студентов детей действующих элит из других стран. На протяжении всего периода холодной войны США отбирали граждан для обучения из 134 стран, а из 128 стран наблюдался постоянный поток граждан, которые становились участниками программ. Целевая аудитория потенциальных участников программ делилась правительством США на три категории: 1) представители политической элиты (государственные служащие, лидеры партий, бизнесмены, журналисты и издатели); 2) преподаватели вузов и школ и 3) студенты, имеющие потенциал стать частью политической элиты в будущем. В разных странах от 55 до 99% участников американских программ являлись представителями действующей элиты или теми гражданами, которые влияют на процесс принятия решений и на общественное мнение в своих государствах. Соответственно, преподаватели и студенты, обладающие потенциалом стать высокопрофессиональным специалистом в своей области, стояли на второй и третьей позициях в системе отбора[8].

И в борьбе времен холодной войны эти практики приносили свои плоды. В качестве примера того, как работала политика США по сдерживанию США и их союзников приведем два примера, которые более подробно рассматривали в книге «Сто лет революций: 1917-2017. От стихии к управляемому хаосу» - опыт политики США в Чили накануне свержения режима Сальвадора Альенде и «бархатных революций» в Восточной Европе 80-х годов[9].

Чилийский социалист Альенде еще в начале 50-х сблизился с чилийскими коммунистами, обещавшими ему поддержку в случае его выдвижения в президенты. Две партии образовали альянс - Фронт «Народное действие», который выдвигал Альенде на президентский пост в 1952, 1958 и 1964 годах. С 1966 по 1969 год Альенде был президентом Сената Чили. И США положили немало сил на то, чтобы не дать ему занять пост президента. Согласно рассекреченным документам ЦРУ от 1962-1964 годов, США потратили 3 миллиона долларов на то, чтобы напугать избирателя Фронтом «Народное действие», а также потратили более двух с половиной миллионов долларов на финансирование кампании противника Альенде Эдмундо Фрея.

Наибольшее количество денег от ЦРУ получила Христианско-Демократическая партия (ХДП). Финансирование ХДП длилось вплоть до 1974 года. В 1965 году ЦРУ даже проводило фокус-группы для избрания нужных кандидатов в парламент. Эти и многие другие факты стали известны из знаменитого доклада сенатора Черча о деятельности ЦРУ. В книге историка Луиса Корвалана Маркеса под названием «Тайные и неприглядные эпизоды истории современного Чили» приводятся, в частности, следующие факты: «Самое первое упоминание о передаче ЦРУ денег Христианско-демократической партии (ХДП), содержащееся в докладе Черча, относится к 1962 году.

Несмотря на все усилия американцев, прилагаемые ими на протяжении 60-х годов, шансы Альенде стать президентом в 1970 году выглядели преимущественными. И тут в ход были пущены практически все накопленные знания о выборах - все технологии, отработанные в других странах региона. Например, в ходе выборов, во многих тысячах экземпляров распространялись изображения святой девы Кармен, почитаемой чилийскими верующими, с такого рода надписью: «Святая дева Кармен, царица и покровительница Чили, избавь нас от безбожного коммунизма». У избирателя должна была возникнуть твердая связка, что победа Альенде станет победой коммунистов, победой сил, которые приведут простого жителя страны к нищете (о том, что он и так живет в нищете, благодаря «заботе» крупных промышленников и американского капитала в агитации, естественно не вспоминали).

Также в брошюре, изданной массовым тиражом и озаглавленной «Роковые последствия», доказывалось, что приход к власти Альенде неминуемо вызовет вмешательство в дела Чили ее соседей, которые-де «не допустят, чтобы к власти пришли правительство и президент, открыто прославляющие кубинские доктрины и методы». А это, в свою очередь, заставит Альенде «просить помощи у иностранной коммунистической державы». Таким образом, победа Альенде превратит Чили в арену кровопролитной схватки великих держав со всеми ужасными последствиями для ее населения.

Использовались и методы «черного пиара». Например, Организаторы «кампании террора» разослали по домам анкету под заголовком: «Городская реформа. Анкета переписи имущества и жилищ (должна быть заполнена главой семьи)». В ней были такие вопросы: «Имеется ли в вашей собственности следующее: холодильник, радио, телевизор, телефон, автомобиль или другой вид транспорта? В состоянии ли вы принять в свой дом в качестве постоянных жителей других лиц, кроме тех, кто в настоящее время проживает с вами? Если нет, то перечислите причины, которые не позволяют вам принять в свой дом других лиц, которые в настоящее время лишены подходящего жилья».

В документе указывалось: «Не забывайте, что эти анкеты будут собраны официальным представителем Городской реформы Народного правительства, которое благодарит вас за поддержку программы, направленной на благо чилийской революции».[10]. Фейковые брошюры такого типа до сих пор используются на выборах во многих странах, в том числе и в России. Но тогда это было еще несомненно американское ноу-хау, практически инновация.

Одним из центральных адресатов американской пропаганды стали военные. Цель была простой: привить военным мысль о катастрофе, которая случится со страной, если Альенде останется президентом. Помимо стандартной антикоммунистической риторики и рассказов о влиянии Кремля на Альенде (Альенде и впрямь финансировала Москва, но масштабы этой помощи были относительно небольшими - счет шел менее чем на полмиллиона долларов), говорилось о сокращении американской и другой иностранной помощи.

Как пишет Уильям Блум, с 1969 года ЦРУ формировало «разведывательные ресурсы во всех трех видах чилийских вооруженных сил, включая «офицеров младшего, среднего и старшего командного звена, отставных генералов и военнослужащих рядового состава». Используя обычную смесь достоверной и фальсифицированной информации наряду с поддельными документами, ЦРУ пыталось держать военных "начеку". Один из внедряемых ЦРУ посылов состоял в том, что отдел полицейских расследований с одобрения Альенде совместно с кубинской разведкой собирал информацию, наносящую ущерб верховному командованию армии»[11]. Наиболее популярные газеты, выходящие в чилийской столице, также активно работали, формируя отрицательное отношение военных к режиму Альенде. СМИ всерьез рассказывали о коммунистическом заговоре с целью якобы ослабить или разрушить вооруженные силы страны. Военным «раскрывали глаза» на советские планы якобы устроить базы подводных лодок в Чили и открыть тренировочную базу ВС СССР. Особенно в этом отличилась «Эль-Меркурио» - газета, которой непосредственно владела американская корпорация ITT, International Telephone & Telegraph.

Только в рамках предвыборной кампании 1970 года, по данным самого ЦРУ, в латиноамериканских и европейских СМИ, в результате деятельности Управления, вышло более 700 статей, передач и других материалов в медиа против Альенде. И это помимо собственных историй СМИ, нередко также инспирированных с помощью фальшивок ЦРУ. Кроме того, в Чили прибыли журналисты, по крайней мере из десяти разных стран, состоящие на службе у ЦРУ, чтобы «повысить достоверность» материалов на месте. Одна из телеграмм ЦРУ в сентябре 1970 года содержала следующий текст: «Отчеты в Сан-Паулу, Тегусигальпе, Буэнос-Айресе, Лиме, Монтевидео, Боготе, Мехико продолжали воспроизводить материалы по теме Чили. Статьи передавались также в "Нью-Йорк таймс" и "Вашингтон пост". Пропагандистские действия продолжают производить хорошее освещение событий в Чили согласно нашим указаниям»[12].

«С помощью средств массовой информации велась кампания извращения фактов и идей, дезинформации населения, распространения враждебных правительству Альенде слухов, подстрекательства к панике и выступлениям против проводимых правительством мер. В силу своего огромного воздействия на человеческое сознание печать, радио и телевидение явились одним из тех инструментов, которые буржуазия использовала с наибольшей ловкостью и успехом. Другие институты, такие, как система воспитания и высшего образования, вместо того чтобы содействовать процессу нормализации, превратились в помеху. Главный университет страны отказался предоставить правительству свой накопленный на протяжении многих десятилетий интеллектуальный потенциал и превратился в центр сосредоточения конфликтов. Часть студентов присоединилась к шумным антиправительственным сборищам, и правые использовали их в качестве ударной силы. В сельском хозяйстве и промышленности усиливался саботаж, хозяева фабрик и поместий тормозили или совсем останавливали производство», - писал о событиях в Чили кубинский литератор и публицист Лисандро Отеро[13].

Правда, на выборах 1973 года партия Альенде победила с большим отрывом, нежели тремя годами ранее. Тогда США пошли на прямое силовое вмешательство — при их активном содействии был организован военный переворот Аугусто Пиночета. Все-таки, даже мощная и адресная пропаганда может далеко не все. С другой стороны, именно американские усилия подтолкнули военных к мысли о необходимости свержения социалистов.

В случае так называемых бархатных революций дело обошлось без непосредственно силового вмешательства — на прямой конфликт с СССР, конечно, США и их союзники были точно не готовы. Хотя в разных странах была своя специфика, обратимся к польскому опыту и отметим один немаловажный аспект: здесь была активное взаимодействие Соединенных Штатов с католической церковью.

В 1978 году на ватиканском престоле оказался очень незаурядный человек - Кароль Войтыла. Начать хотя бы с того, что за несколько сотен лет это был первый папа, который не был итальянцем. А был он поляком. В известном смысле, именно Иоанн Павел II (под таким именем он стал известен после интронизации) стал символом польского антисоветского по сути движения. «Без него коммунизм бы не кончился или, по крайней мере, это произошло бы намного позднее и с большей кровью», - вспоминал в интервью британской Financial Times лидер «Солидарности» Лех Валенса[14]. За всё время понтификата Иоанн Павел II восемь раз навещал Польшу. Самым важным, возможно, стал визит 1983 года. Страна жила в условиях военного положения и тут происходит визит соотечественника - Папы Римского. Ватикан активно поддерживал (пусть и без дивизий в прямом смысле этого слова) польское сопротивление, моральный авторитет Иоанна Павла II на родине был крайне высок.

Еще один важный персонаж во всей истории с «Солидарностью» - Збигнев Бжезинский, весьма влиятельный человек в администрации Джимми Картера. Никаких серьезных свидетельств того, что Бжезинский имел прямое отношение к визитам Иоанна Павла II в Польшу нет, но работой по поддержке «Солидарности» первым начал заниматься именно он.

В 2006 году вышел документальный фильм, посвященный покойному главе Ватикана - «Кароль Войтыла. Человек, изменивший историю». В этом фильме с рядом откровенных признаний выступил Роберт Гейтс - бывший в 80-х годах заместителем директора ЦРУ. По словам Роберта Гейтса, никто не мог реально оценить, какую роль сыграет Кароль Войтыла в качестве Папы. «Советскую сторону беспокоила перспектива избрания поляка на пост главы Католической церкви, вероятно потому, что советская сторона лучше, чем мы, осознавала, какими последствиями может обернуться избрание активиста родом из Польши. По нашему мнению, многое зависело от политики и конкретных шагов нового понтифика. Но мы в Соединенных Штатах располагали своего рода секретным оружием в лице советника по национальной безопасности Збигнева Бжезинского, который познакомился с Каролем Войтылой, когда тот еще был архиепископом Кракова. По моему мнению, католик Бжезинский больше, чем кто-либо в американском правительстве, осознавал, какую роль может сыграть новый Папа», - признался Гейтс в интервью документалистам[15].

По его оценке, огромное значение имел первый визит в Папы в Польшу. Тот факт, что миллионы поляков собрались, чтобы его увидеть, свидетельствовал не только о важной роли католической церкви в Польше после 40 лет «реального социализма», но и о недовольстве поляков правлением коммунистов. По его мнению, ЦРУ осознало потенциальное значение папского визита в Польшу в тот момент, когда польское правительство засекретило график и даты визита в надежде сократить до минимума количество встречающих. О намерениях польского руководства узнало руководство ЦРУ. В ответ было создано специальное техническое устройство, позволившее в определенный момент выйти на частоту национального польского телевидения и передать в эфир график визита Папы. «Мы никогда не узнаем, какое впечатление произвел этот выход в эфир на население, но известно, что миллионы поляков собрались на первую и на последующие встречи с Папой, и это имело огромное политическое значение», - рассказывал Роберт Гейтс.

Бывший советник Рейгана по национальной безопасности Ричард Аллен называл в интервью отношения между Ватиканом и администрацией Рейгана «самым великим альянсом в истории». ЦРУ, по словам бывшего его руководителя, делилось информацией как непосредственно с Папой, так и с высшим руководством Ватикана, в частности с кардиналом Казароли и другими. Святому престолу передавали информацию о событиях в Восточной Европе, о совершенствовании вооружений в Советском Союзе, обо всем, что происходило в этой стране. При помощи спутника были сделаны съемки манифестаций в Польше. Их затем показали в Ватикане. Кроме того, ЦРУ делилось развединформацией о событиях в Восточной Европе и в Советском Союзе, об их продвижении в области ракетного оружия и другими данными. Фактически речь шла о полноценных отношениях с католической церковью. Святой престол, в свою очередь, обладал серьезной сетью в странах Восточной Европы, прежде всего, в той же католической Польше. Сложно сказать, какие данные он мог предоставить в ответ.

Таким образом, наряду с объективными социально-экономическими проблемами, велика была роль и прямой западной пропаганды в падении советского блока, а затем и в крушении советского проекта в целом. Борьба шла на всех фронтах: так, в книге Фрэнсис Стонор Сондерс «Культурная холодная война — ЦРУ и мир искусства и литературы» (опубликованной в Великобритании под названием «Кто заплатил Пайперу?: ЦРУ и культурная холодная война») подробно описывается, как ЦРУ финансировало и организовывало продвижение американских абстрактных экспрессионистов в рамках культурного империализма через Конгресс за культурную свободу с 1950 по 1967 год. Теоретики из американской разведки открытым текстом в своих документах писали о целях работы с культурным сообществом: отдельные лица и учреждения, субсидируемые ЦРУ, будут действовать в рамках широкой кампании убеждения, пропагандистской войны, в которой «пропаганда» определялась как «любое организованное усилие или движение по распространению информации или определенной доктрины посредством новостей, специальных аргументов или призывов, призванных повлиять на мысли и действия любой данной группы». Жизненно важной составляющей этих усилий была «психологическая война», которая была определена как «запланированное использование нацией пропаганды и действий, отличных от боевых действий, которые передают идеи и информацию, предназначенные для влияния на мнения, установки, эмоции и поведение иностранных групп способами, которые будут способствовать достижению национальных целей». Далее, «наиболее эффективный вид пропаганды» был определен как вид, при котором «субъект движется в желаемом вами направлении по причинам, которые он считает своими собственными»[16].

В этом смысле, работа «вражеских голосов» и иные прямые и косвенные мероприятия — прямо по заветам Кеннана! - дали не мгновенный, но действенный эффект. Еще раз процитируем рецепт успеха: «Мы должны сформулировать и представить на рассмотрение других государств более позитивную и конструктивную картину того, каким мы себе представляем мир в будущем».

 

Продолжение следует.

 

 

[1] Кеннан Дж. Длинная телеграмма. URL: http://www.coldwar.ru/bases/telegramm.php

[2] Монахов И.А. Зарубежное радиовещание как инструмент американской пропаганды в годы холодной войны // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. 2022, № 1, с. 14–25.

[3] Then And Now: Free Media In Unfree Societies. RFE/RL History - Archives

[4] Толстой И. Полвека в эфире. 1953. Радио «Свобода», 24.05.2011 URL: https://www.svoboda.org/a/24204450.html

[5] Монахов И.А. Зарубежное радиовещание как инструмент американской пропаганды в годы холодной войны // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. 2022, № 1, с. 14–25.

[6] Панфилов А. Ф. За кулисами «Радио Свободы». М.: Международные отношения, 1974.

[7] Артамонова У. З. Американский кинематограф как инструмент публичной дипломатии США. Анализ и прогноз. Журнал ИМЭМО РАН, 2020, № 2. С. 110-122.

[8] Цветкова Н. А. Оценка эффективности международной образовательной политики СССР и США в годы "холодной войны" // 200 лет российско-американским отношениям: наука и образование. Под ред. А. Чубарьяна и Б. Рубла. Москва, 2007. С. 378-394.

[9]    Данилин П. и др. Сто лет революций: 1917-2017. От стихии к управляемому хаосу. М., 2016.

[10] Лаврецкий И. Сальвадор Альенде. М., 1974.

[11] Блум У. Убийство демократии. Операции ЦРУ и Пентагона в период холодно войны. М., 2013. С. 323-324.

[12] Там же, с. 320.

[13] Отеро Л. Разум и сила: Чили. Три года Народного единства. М., 1983.

[14] От редакции: Лучший мир. Ведомости, 4.04.2005 URL: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2005/04/04/ot-redakcii-luchshij-mir

[15] Così la Cia aiutò Wojtyla a combattere il comunismo. La Repubblica, 23.03.2006 URL: http://ricerca.repubblica.it/repubblica/archivio/repubblica/2006/03/23/cosi-la-cia-aiuto-wojtyla-combattere-il.html?refresh_ce

[16] Сондерс Ф.С. Культурная холодная война: ЦРУ и мир искусства и литературы. М., 2014.


тэги
читайте также