20 июля, суббота

Информационные войны от Трои до Бахмута. Лекция 10. Пропаганда III Рейха. Начало и расцвет

03 ноября 2024 / 15:05
историк, политолог, генеральный директор Центра политического анализа, доцент Финансового университета при Правительстве России

Центр политического анализа и социальных исследований продолжает публикацию курса лекций «Информационные войны от Трои до Бахмута: как противостоять деструктивной пропаганде».

История информационных войн от первых шагов человечества до современности, особенности использования пропаганды в наши дни, как распознавать пропаганду и как противостоять ей - обо всем об этом говорится в курсе лекций политолога, директора АНО Центр политического анализа и социальных исследований, доцента Финансового университета при Правительстве России, члена Общественной палаты Москвы Павла Данилина.

Проект реализуется при поддержке Президентского фонда культурных инициатив.

Когда речь сегодня заходит о пропаганде, у большинства людей в памяти немедленно всплывает фамилия Геббельс. Это не случайно — и институционально, и инструментально пропаганда нацистской Германии с 1933 по 1945 гг является своего рода образцом. Страшным, человеконенавистническим, но образцом. Целой нации удалось при помощи нехитрых механизмов настолько задурить голову, что само понятие «пропаганда» - а ведь это всего лишь инструмент — было дискредитировано вплоть до сегодняшнего дня.

В чем состоит феномен пропаганды нацистов? Строго говоря, никаких пропагандистских новаций в нацистской Германии никто не изобрел. В части инструментов доставки контента ничего уникального не было — радио и газеты изобрели не в Германии. Безумных харизматиков, как уже было описано, мировая история также знала. Идеи национализма — тоже не немецкое изобретение, как и антисемитизм или практики сегрегации иных народов. Все это уже было известно до того. Сциентизм, породивший расовую теорию и евгенику, — не ноу-хау Гитлера сотоварищи. Скажем больше — Германия была не уникальной и в нацизме, эти идеи были распространены повсюду в Европе того времени. Уникален, пожалуй, был баланс всех составляющих.

 

Фашистский Запад

Перед нацистской пропагандой стояли две нетривиальные задачи. Во-первых, необходимо было добиться консолидации нации. Это было достигнуто посредством пропаганды реваншистских идей, идей национальной солидарности, выравниванию уровня жизни, созданию образа врага в лице евреев и иных «расово неполноценных».

Во-вторых, необходимо было достичь в целом благоприятного отношения к нацистской Германии со стороны внешнего мира. Напомним, что нацисты пришли к власти в Германии тогда, когда весь мир боролся с мировым экономическим кризисом, известным под названием Великая Депрессия. Миру было не до Германии – решить бы собственные проблемы. Притом, нацистские или фашистские настроения были весьма распространены и в других странах. Классический пример – это Норвегия. Видкун Квислинг – сын главного демонолога Норвегии, военный и дипломат, занимал пост министра обороны в Норвегии с 1931 по 1933 год. В 1933 году с помощью немецких нацистов основал партию «Национальное согласие», став местным фюрером. Партия была немногочисленная, но очень активная и сыграла ключевую роль в обеспечении успеха вторжения гитлеровской Германии в Норвегию в апреле 1940 года.

Свой «Гитлер» был и в США – звали его Хью Лонг. Известный американский политик, радикальный демократ и губернатор Штата Луизиана, а затем сенатор от этого штата. В 1932 году выступил против Нового курса Рузвельта и против господства в США корпораций. Требовал освобождения от налогов беднейших и прогрессивного налогообложения. Его программа называлась «Раздел богатства» и привлекла к себе около 10 млн сторонников. Он собирался выставить свою кандидатуру на президентских выборах 1936 года против Рузвельта, однако был застрелен доктором Карлом Вайссом в администрации Луизианы в сентябре 1935 года. А на выборах, в случае его баллотирования, он вполне мог претендовать на победу.

Крайне интересен для нас пример Британского фашизма. 1 октября 1932 года в Лондоне английский аристократ Освальд Мосли основал Британский союз фашистов, копируя итальянский фашизм в версии Муссолини. Основа идеологии БСФ – антикоммунизм. Также важными составляющими идеологии БСФ являлись антидемократизм, национализм, возвеличивание диктатуры. Поддержку британским фашистам оказывал лорд Ротемир, владелец таблоида Daily Mail. В январе 1934 года БСФ основывает клуб любителей фашизма, куда входят до 500 виднейших представителей английской элиты. Также начинаются формироваться силы обороны БСФ – фактически, штурмовые отряды. Общая их численность составляла порядка 50 тыс. чел. Временем наибольшего успеха, равно как и началом заката стал июнь 1934 года, когда БСФ провел в лондонском зале «Олимпия» митинг, на котором присутствовало 12 тыс. активистов. В ходе выступления Мосли его сторонники принялись избивали антифашистов, которые явились сорвать мероприятие. Эта демонстрация силы вызвала страх и одновременно возмущение в британском обществе. Стотысячная массовая акция протеста прошла в Гайд-парке параллельно с митингом фашистов.

В результате уже к середине 1935 года численность БСФ сократилась в 10 раз до 5 тыс. В это время Мосли налаживает тесные связи с нацистской Германией, а в начале 1936 года добавляет к названию организации БСФ «национал-социалистический». Параллельно БСФ стремительно превращалась в откровенно антисемитскую организацию. Однако попытка 4 октября 1936 года устроить марш чернорубашечников Мосли по лондонскому Ист-Энду, где проживали рабочие и значительная часть еврейской диаспоры, провалилась – для противостояния трехтысячному отряду Мосли вышло триста тысяч человек и, несмотря на всецелую поддержку БСФ со стороны полиции, фашисты были вынуждены бесславно ретироваться. С этого времени начинается законодательное ограничение деятельности фашистского союза, но запрещена организация была только поле прихода к власти Черчилля в мае 1940 года, несмотря на то, что Британия участвовала в войне с Германией с сентября 1939 года. Мосли и часть руководства БСФ были арестованы. Однако в 1943 году Мосли выпустили из тюрьмы, и он продолжал политическую деятельность вплоть до 1962 года. Умер он в 1980 году.

Кроме нацистской Германией была еще и фашистская Италия. Фашистская организация под руководством Бенитто Муссолини существовала в Италии с 1915 года. В 1921 году она была преобразована в Национальную фашистскую партию. И уже через год сторонники Муссолини организуют печально знаменитый поход на Рим, а он сам через давление на короля становится премьер-министром. Цель фашистов в Италии – борьба с масонами и коммунистами. В июле 1924 года вводится цензура, создается Министерство по делам печати и пропаганды во главе с Дино Альфьерри. В 1926 оду Муссолини становится полновластным вождем (дуче), ответственным только перед королем. Основные демократические права и свободы в стране свернуты. Однако, в отличие от Германии, в Италии длительное время не было антисемитизма, и только после масштабного усиления Гитлера Муссолини идет на поводу у него, хотя ранее неоднократно выступал против нацистской Германии, в частности, не дал нацистам захватить Австрию в 1934 году. Но с начала колониальных войн Италии (в 1936 году дуче вторгается и захватывает Эфиопию), а также с начала гражданской войны в Испании начинается всемерное сближение с Гитлером.

Крайне правые националисты были у власти и в Испании - Национальный фронт имелся во Франции и формировал там правительство. Националистические правители были в Польше и Прибалтике — Европа была всерьез заражена вирусом нацизма. И везде использовался схожий пропагандистский инструментарий.

Таким образом, мы видим, что в целом, к нацистской Германии не относились как к чему-то уникальному. Подобные настроения бытовали и в других странах мира. Если Германия чем и выделялась, так это государственным антисемитизмом.

Антисемитизм не был чем-то из ряда вон в Европе первой трети ХХ века. К примеру, говоря об антисемитизме во Франции, достаточно напомнить дело Дрейфуса – офицера еврейского происхождения, обвиненного в измене и преследуемого антисемитами, несмотря на очевидную невиновность. И, хотя антидрейфусары потерпели поражение, антисемитизм оставался проблемой во Франции – не зря и в настоящее время Израиль постоянно обвиняет Париж в антисемитизме. В США известным антисемитом был промышленник Генри Форд. По аналогии с нацистскими Нюрнбергскими законами в Румынии в 1937 году правительством Кузы-Гоги принимаются расистские законы. В 1938 году расистские законы принимает Венгрия. Что же до Британии, то, как говорили сами англичане в Средние века, и в Новое время, «в Англии нет антисемитизма, потому, что нет евреев». Действительно, в Британии между войнами проживало всего 400 тыс. евреев, и как таковой «еврейский вопрос» не стоял. Но, как мы видели выше, даже в Британии пытались ввести ограничения в адрес евреев, проводились акции и шествия антисемитского характера. Тем, кто интересуется вопросами британского антисемитизма, я рекомендую обратиться к работе Джорджа Оруэлла «Антисемитизм в Британии» 1945 года.

То есть, и в антисемитизме, даже официальном, в то время не было ничего странного. Подобное рассматривалось если не как норма, то, по крайней мере, как нечто «не страшное».

Правда, в Германии он приобрел совсем крайние черты — помимо антиеврейских законов и погромов активно работала и антиеврейская пропаганда. Министерство пропаганды доктора Геббельса штамповало тысячи подобных материалов. Например, в одном из них под заголовком «Что говорит друг евреев», писали: «Друзья евреев утверждают: “Еврей говорит на немецком языке и, следовательно, является немцем”. Мы отвечаем: “В таком случае негр или монгол, выучивший язык, также стал бы немцем! Но нельзя выучиться быть немцем, это можно только пережить!”, что возможно лишь при наличии немецкой крови»[1].

Большую роль в формировании у немецкой молодежи антисемитских убеждений играл гауляйтер Франконии Юлиус Штрейхер и издаваемый им еженедельник Der Stürmer («Штурмовик»). Британский обвинитель на Нюрнбергском процессе Мервин Гриффит-Джонс так говорил о Штрейхере: «Он сконцентрировал свое внимание на молодежи и детях Германии. В этом отношении его преступление, вероятно, идет гораздо дальше, чем преступление кого-либо из других подсудимых… Влияние преступлений этого человека и яд, которым он отравил умы многих миллионов мальчиков и девочек Германии, которые теперь стали юношами и девушками, продолжает жить. Он оставляет за собой наследие - почти что целый развращенный им народ, отравленный ненавистью, садизмом и убийством. Этот германский народ останется на последующие поколения проблемой, а может быть, и угрозой для остальной части человечества»[2].

Уже в 1933 году обязательным учебным предметов в школах Пруссии стало расоведение. Но «Штурмовик» доказывал, что для обучения антисемитизму подходит урок по любому предмету школьного курса. В 1937 году издательство «Штурмовик» выпустило книгу для учителей «Еврейский вопрос на уроках», написанную педагогом Фрицем Финком. Автор заявлял, что у немецкого ребенка есть «врожденный расовый инстинкт», «врожденное отвращение к евреям», которые утрачиваются взрослым человеком. Учителя просто обязаны развивать этот инстинкт, а те из них, кто требует «объективности, соблюдения приличий и человечности», - слабаки и трусы[3].

Однако расизм преподносился как научная дисциплина. Расизм не связывался с антисемитизмом непосредственно. Подчеркивались положительные черты немецкой расы, тогда как об иных расах и об их преследованиях в Германии попросту не говорили.

В результате создавалось ощущение в странах Европы, что немцы – «немного чудаки», повернутые на чистоте собственной крови, но в целом безобидные, а главное - «свои» и в чем-то полезные. Польза нацистской Германии для европейских стран – это третий аргумент, который обязан принимать во внимание каждый специалист по этому времени. В том числе и специалист, изучающий пропаганду.

Германия позиционировала себя и рассматривалась всеми державами того времени как естественный и самый главный противник Советского Союза и коммунистической идеологии. Сказать, что главные европейские лидеры того времени и элита мира в целом ненавидела СССР – значит, не сказать ничего. СССР самим фактом своего существования подрывал легитимность репрессивной политики, подрывал тот капитализм laissez fair, который существовал тогда. Рабочее движение в капиталистических странах, требования гражданских прав и свобод – все это имело в виду, прежде всего советский опыт и советский успех. СССР жил под дамокловым мечом постоянного вторжения. Фраза Сталина про отставание страны, которое надо преодолеть за 10 лет «иначе нас сомнут» - не была красивым афоризмом. Это был четкий анализ ситуации, кстати, разделяемый не только советской элитой, но и всем обществом.

Германия успешно уничтожила внутри себя коммунистов и победила социалистов. Этот пример показал, что, в отличие от Италии, где фашизм носил во многом социалистический оттенок, немецкий нацизм способен обеспечить крупный капитал гарантиями собственного благополучия. Действительно, крупный капитал в Германии только укреплял свои позиции после победы Гитлера. Подобная практика вызывала крайне позитивное отношение к Германии среди капиталистических кругов.

Это тем более важно, что проект антисоветской Польши продемонстрировал несостоятельность. То есть, Польша была антисоветской и русофобской, но у нее не было сил, чтобы нанести СССР ощутимый урон. На Польшу необходимо было бы тратить гигантские средства, поставлять ей лучшее вооружение. И это без какой-либо гарантии военной победы. Германия выглядела в этой связи гораздо предпочтительнее. Учитывая тот факт, что Гитлер постарался сделать нацизм как можно более привлекательным, западноевропейская аудитория рассматривала нацистов как естественную преграду коммунистам. Сами же нацисты, прекрасно понимая этот факт, позиционировали себя как единственную силу, ограждающую спокойствие Европы от коммунистического прилива.

Эта политика подкреплялась в ряде случаев вербовкой иностранных лидеров общественного мнения. Например, уже во время войны в Европе, в конце 1940 года в США возникает комитет «Америка прежде всего». На протяжении года — вплоть до вступления США в войну на стороне союзников, комитет развил энергичную деятельность по распространению среди американского народа антисоветской, антианглийской и изоляционистской пропаганды, используя для этого всевозможные средства – печать, радио, массовые собрания, уличные митинги. Участниками комитета были весьма известные персоны, такие как генерал Роберт Вуд, уже упомянутый выше промышленник Генри Форд, полковник Роберт Маккормик, сенаторы Бертон Уилер, Джеральд П. Най и Роберт Райс Рейнольдс, члены палаты представителей Гамильтон Фиш, Клэр Гофман, Стивен Дэй и мн. др. Известным своими антисемитскими взглядами и прогерманскими настроениями был и основатель клана Кеннеди – Джозеф, отец будущего президента США Джона Фицджеральда Кеннеди.

Однако самой крупной фигурой среди членов комитета был американский летчик Чарльз Линдберг. Линдберг впервые побывал в Германии летом 1936 года. Он прибыл туда в качестве почетного гостя нацистского правительства. Нацисты устраивали в честь Линдберга пышные приемы и оказывали ему исключительные почести. Высокие должностные лица лично сопровождали его во время приватной «инспекционной поездки» по немецким военным заводам и авиационным базам. Нацистская Германия произвела на Линдберга большое впечатление. «Германская авиация – сильнейшая в мире, Она несокрушима!» - говорил в одной из бесед авиатор.

Правда, в Берлине накануне войны были недовольны тем, что его успехи в тех же США недооцениваются. Многие знают социологический термин «спираль молчания». Эта концепция утверждает, что человек с меньшей вероятностью выскажет своё мнение на ту или иную тему, если чувствует, что находится в меньшинстве, так как боится возмездия или изоляции. Эту концепцию и сегодня очень любят либеральные политологи и социологи во всем мире. Менее известен тот факт, что этой концепции социологи мира обязаны молодой активистке НСДАП и в будущем крупнейшему социологу ХХ века Элизабет Ноэль-Нойман[4]. В своей диссертации «Изучение общественного мнения и массовые опросы в США», которую она защитила в возрасте 24 лет после годовой стажировки в Штатах, она объясняла причины отрицательного имиджа Германии за рубежом, прежде всего, за счет искажённого отображения внутригерманских реалий в средствах массовой информации США. «С 1933 года евреи, которые монополизировали большую часть интеллектуальной жизни Америки, концентрируют свои демагогические способности на травле немцев». В 1942 году Геббельс после знакомства с её трудами приглашал её к работе в качестве главного социолога в свое министерство, этому, впрочем, помешала длительная болезнь Ноэль-Нойман.

Однако до войны работа нацистской пропаганды на внешнем контуре была вполне успешной — Линдберг не даст соврать. Нацистов в Европе и Америке вполне признавали за своих.

Хотя началось все гораздо раньше — теоретическая база разрабатывалась лидерами НСДАП задолго до прихода к власти. Уже в 1920-е гг. стали формироваться основные принципы национал-социалистической пропаганды, в наиболее полном виде изложенные Гитлером в «Майн кампф», в частности в главе «Военная пропаганда». Гитлер пришел к выводу, что для эффективного воздействия на массы необходимо создать специальный орган «тотальной пропаганды», все «искусство» которой должно заключаться в том, чтобы «заставить массу поверить» национал-социализму.

 

Министерство пропаганды

Сразу после прихода нацистов к власти был создан специальный орган по работе с массами. 11 марта 1933 года кабинет рейхсканцлера Адольфа Гитлера принял решение о создании имперского Министерства народного просвещения и пропаганды, и уже спустя два дня рейхспрезидент Гинденбург издал соответствующий указ: «С целью просвещения и пропаганды населения в вопросах политики имперского правительства и национального восстановления немецкого отечества создается имперское министерство народного просвещения и пропаганды»[5].

13 марта 1933 года гауляйтер Берлина Йозеф Геббельс получил назначение на должность министра пропаганды. Ему было всего 35 лет, и он стал самым молодым членом нацистского правительства. 14 марта Геббельс присягнул рейхспрезиденту: «Я клянусь приложить все силы на благо немецкого народа, соблюдать конституцию и законы рейха, добросовестно выполнять возложенные на меня обязанности и вести мои дела беспристрастно и справедливо»[6]. А 15 марта 1933 года министр заявил на своей первой пресс-конференции: «В создании нового министерства просвещения и пропаганды я вижу революционный поступок правительства, так как новое правительство не намерено предоставить народ самому себе».

Пропаганда была делом не из дешевых, и бюджет министерства регулярно рос: с 28 млн. марок в 1934 году до 95 млн. в 1939. Первоначально в состав министерства входили отделы пропаганды, радио, прессы, кино, театра, но уже в 1935 г. число отделов увеличилось до 9, в 1942 - до 14. Кроме того, при министерстве имелся совет по издательскому делу, под контролем которого находилось 2800 издательств и 27 тыс. книготорговых учреждений. В руках министерства фактически находилась система получения информации. В 1934 году были объединены два крупнейших информационных агентства: агентство Вольфа и Телеграфный союз, входивший в газетный концерн Гугенберга. В результате объединения возникло официальное агентство «Немецкое информационное бюро».

Упор нацистская пропаганда сделала на самое массовое средство распространения информации своего времени — радио. Геббельс в одном из своих выступлений говорил: «Чем была пресса в XIX в., тем в ХХ в. станет радио. Наполеон говорил о печати как о восьмой великой державе. То же самое можно сказать сейчас о радио». Задачи нацистской радиопропаганды пару лет спустя сформулировал сам Гитлер, заявивший: «Необходимо подчинить себе мысли и чувства людей. Ныне, в эпоху радио, мы достигнем здесь гораздо более прочных результатов, чем было возможно в прошлом»[7].

С лета 1933 года в Германии появился в продаже массовый дешевый радиоприемник – Volksempfaenger, VE30.1, , т.е. «Народный приемник» где 30.1 – это 30 января 1933 года, то есть день прихода нацистов к власти. Основным достоинством «Народных приёмников» были простота, прочность, изящный дизайн. Радиоприёмники выпускались в деревянных коробках из особой породы дуба, сорт которого якобы посоветовал сам фюрер. К 1938 году на прилавках появился еще более дешевый радиоприемник – Kleinempfänger, DKE 38. В народе его прозвали «мордой Геббельса».

DKE 38, «морда Геббельса».

Под девизом «Слово фюрера в каждое учреждение, в каждый дом» нацисты начали массовое распространение радиоприёмников. Из предназначенной для покупателей VE301 инструкции можно было, наряду с техническими параметрами, узнать о плане Геббельса по распространению радио среди населения III Рейха. В одной из брошюр утверждалось, что радио объединяет «город и деревню, народ и правительство, рабочих и служащих, стариков и молодёжь». Реклама позиционировала «Народное радио» как посредника в деле сплочения немецкого народного сообщества, который поможет сделать Германию снова великой, сильной и процветающей, донесёт политические, культурные и экономические идеи национал-социализма в каждую немецкую семью[8]. Число радиослушателей с 1933 по 1943 год возросло с 4 до 16 млн[9].

Разумеется, сфера вещания была целиком монополизирована нацистами, чтобы не допускать распространения «вредных» иностранных идей. Уже с 1936 года, немцам было запрещено слушать передачи иностранного радио. Производимый в огромном количестве и продаваемый по необычайно низкой цене «Народный приемник» позволял принимать на средних волнах лишь несколько германских радиовещательных станций. Был издан специальный закон, по которому просто-напросто запрещалось прослушивание «зарубежных голосов»[10]. Помимо этого запрещалось ввозить в Германию иностранную прессу.

С начала 1939 года Геббельс переименовывает радиовещание Германского Рейха в Великогерманское радио. В него входят вместе с передатчиками на немецкой территории, станции в Австрии и Чехии (протекторат Богемия и Моравия). Во время Второй мировой новости начинались в 5:30 по Берлинскому времени. Всего было 9 блоков новостей. Заканчивались новости в 20:00 итоговой передачей, которая длилась порядка 20 минут. Предварялись новости заставкой фанфар, что привлекало внимание к информационному блоку[11].

Следует отметить, что к концу войны советские специалисты иногда прерывали трансляции немецкого радио своими «пиратскими» вторжениями в эфир. В эфире с пропагандистской передачей слушатель в Германии мог внезапно услышать выкрик «Ложь!», «Гитлер-убийца!» или просто проскакивали данные об истинном числе погибших на фронте[12].

Под контролем НСДАП, естественно, были и газеты (здесь, впрочем, нацисты тоже не изобрели ничего нового — большевики в Советской России так поступили сразу после прихода к власти). Начиная с 1933 года, все СМИ подлежали нацификации. Особенно стремительными темпами этот процесс происходил в сфере печати. Если в первые месяцы существования нацистского режима НСДАП контролировала менее трех процентов всех выходивших в Германии периодических изданий, то к 1944 году — уже больше 80 процентов. Сократилось и число газет и журналов - с 1933 по 1938 год оно уменьшилось вдвое – с десяти до пяти тысяч[13]. А в 1944 их было уже меньше тысячи, зато идеологически безупречных.

Для того, чтобы создать привлекательный образ Германии, стоящей на страже Европы, нацистский пропагандистский аппарат предпринимал серьезные усилия для пропаганды мощи и единства Германии. Главными направлениями здесь стали кинематограф, спорт и пропаганда военных достижений.

 

Кинематограф

Нацистский кинематограф развивался стремительно и под особым контролем НСДАП и Министерства пропаганды Геббельса. Посещаемость кинотеатров с 1933 по 1942 (год, когда в Германии война еще не ощущалась как катастрофа) возросла в четыре раза. Объединения кинематографов принесли присягу Гитлеру уже в 1934 году. Был принят Закон Рейха о кино, в котором указывалось, что перед съемками сценарий необходимо передать для цензуры Совету Рейха по кино. Геббельс лично читал сценарии и просматривал отснятые материалы.

За период существования III Рейха было выпущено около полутора тысяч кинолент, из них примерно полторы сотни носили явно пропагандистский характер. Особую популярность среди зрителей пользовались следующие киноленты: «Великий король», «Олимпия», «Большая любовь», «Золотой город», «Дядюшка Крюгер»[14]. С началом войны в 1939 году наметилось значительное снижение производства комедий, которые составили 36% от общего производства. В 1942 году, в период крупнейшей военной экспансии вермахта в Европе, комедии составили 35%, а пропагандистские фильмы – 25%. В 1943 году, после поражения под Сталинградом, производство пропагандистских фильмов сократилось до 8%, а доля комедий возросла до 55%. Перед лицом поражения в 1945 году доля комедий сократилась до 25%, зато доля мелодрам увеличилась до 58%[15].

Известна курьезная история, когда Геббельс, просмотрев фильм про больницу, бросил торопливо несколько фраз о том, что фильмы про врачей всем надоели. Помощнику послышалось, что Геббельсу надоели серьезные фильмы. В результате в 1943 году Министерство пропаганды получило уйму сценариев водевилей и прочих комедий.

28 марта 1933 года в отеле «Кайзерхоф» министр пропаганды Йозеф Геббельс впервые выступил перед кинематографистами: «Я счастлив, что могу говорить как человек, который на протяжении всей своей жизни никогда не чуждался немецкого кино, а, наоборот, всегда был страстным поклонником киноискусства и поэтому намеревается вывести это киноискусство на уровень, соответствующий немецкой силе и немецкому гению. Национальная революция не ограничилась только политикой, она распространилась на области экономики, культуры, внутренней и внешней политики, а также на кино. Кино может обладать высокими художественными достоинствами, но с помощью своих дурных взглядов оказать пагубное воздействие, как, например „Броненосец Потёмкин“. Другие фильмы, как, например, „Нибелунги“, показывают, что воздействие зависит не от темы самой по себе, а от того способа, с помощью которого эта тема раскрывается»[16].

Особое внимание уделялось работе с молодежью. В этих целях с самого прихода нацистов к власти проводился специальный молодежный кинофестиваль. Молодежный кинофестиваль изначально был предназначен для использования немецкого кино в как в качестве инструмента системного воспитания немецкой молодежи, так и способа развлечения и образования. Фильмы отдельно проверяли на благонадежность: этим занимались рейхсканцелярия НСДАП, Палата культуры (киноотдел) и Гитлерюгенд, ответственный за организацию молодежного кинофестиваля. На территории Рейха ежегодно (вплоть до 1939 г.) в рамках кинофестиваля проводилось от 400 до 8000 мероприятий. Всего молодежный кинофестиваль в период с 1934 по 1939 гг. посетило более 9 млн человек. По оценке К. Филенко, «представленные на киноэкране образы выдающихся деятелей Германской империи (Фридрих II Великий, Отто фон Бисмарк и др.) были изображены, преимущественно, в условиях военного времени, где необходимы волевые качества личности, агрессивные методы борьбы. При этом, нацисты,  опираясь на данные кинообразы, стремились оправдать собственную агрессию в отношении всего мира». А для пропаганды режима на киноэкране активно демонстрировались атрибуты власти нацизма: гимны, знамена, свастика III Рейха, что должно было убедить немецкое общество в национальном признании гитлеризма и национал-социалистического уклада[17].

Влияние на молодежь оказывалось постоянно в Юнгфольке, Гитлерюгенде, лагерях трудовой повинности. Как одна из форм влияния на молодежь может рассматриваться нацистская мода. Введение коричневых рубашек как стилистика нацистской формы – прекрасный ход, позволивший со временем подчеркнуть масштабность и распространенность нацизма – все нацисты стремились публично подчеркнуть свою принадлежность к НСДАП, нося коричневые рубашки. Изначально общество насмехалось над нацистами, но даже насмешки приводили к цементированию нацистов вокруг вождя и соратников. В этой связи сам Гитлер в «Майн кампф» писал: «Придавая пропаганде самый радикальный характер, я стремился добиться того, чтобы организация со временем получила только самый доброкачественный человеческий материал. Чем более радикальной и вызывающей была моя пропаганда, тем более отталкивала она всех слабых и колеблющихся и тем более мешала она таким людям проникать в ряды нашей организации и ее основного ядра».

Во время войны для молодых немцев снимались специальные нацистские мультфильмы, выпускались нацистские игры, например, игра «Штука атакует» 1941 года, в которой надо провести по клеточкам фишку, бросая кости.

Настольная игра «Штука атакует».

Все это позволило в конце войны получить довольно сцементированный костяк молодежи, который без проблем отправлялся на фронт, совершал там любые преступления ради Фюрера и не думая, выполнял приказы. Во время боев за Германию, советские войска столкнулись с сопротивлением Гитлерюгенда.

Однако в целом, германский кинематограф, особенно в его наиболее выдающихся и важных работах, успешно выполнял пропагандистскую роль. Здесь необходимо сказать о фильмах Лени Рифеншталь.

Фильм «Триумф воли» - 1934 год. Посвящен собранию в Нюрнберге нацистской партии. Документальное кино, доведенное до блеска и отлакированное таким образом, что смотрится художественным. Открывается фильм сценой приземления гитлеровских бомбардировщиков, на одном из которых прилетел сам фюрер. Затем демонстрируется ликующий город, наводненный толпами нацистов. Апогеем картины является выступление Гитлера. Этот фильм был важен и для внутренней аудитории, демонстрирующий единство нации и вождя, и для аудитории внешней, так как показывал мощь Гитлера, поддержку его политики народом, а также готовность немцев встать в строй, так как коллективистские и квазиармейские нотки в фашистских перформансах имеют особое значение. Также немаловажным фактом пропаганды является и то, что Гитлер прибыл в Нюрнберг «с неба». Мало кто из тогдашних политиков рисковал доверить свою безопасность самолету.

Фильм «Олимпия» - 1937 год. Повествует об олимпиаде в Берлине, проведенной в 1936 году. Является составной частью пропагандистских усилий нацистов по популяризации физической культуры и собственных достижений в спорте. Достаточно сказать, что впервые в Берлине было организовано прямое радиовещания о событиях Олимпиады. Ранее работа репортеров заключалась исключительно в передаче текстов в газеты почтой или по телеграфу для зачитывания по собственным радио постфактум. Геббельс лично организовывал работу радиоцентра, лично разрешал вопросы иностранных корреспондентов, обеспечивал им беспрепятственную работу. Многие журналисты уехали из Германии, очарованные как нацистским режимом, как успехами германского спорта, так и Геббельсом лично.

Для формирования позитивного имиджа Германии в дни проведения Олимпиады была полностью прекращена антисемитская пропаганда, были убраны надписи и плакаты с сегрегационным содержанием, были запрещены продажи газет антисемитского содержания.

Успехи немецкого спорта были несомненны. Лени Рифеншталь было о чем снимать кино. III Рейх доминировал на XI Олимпиаде, заняв 1 место с 89 медалями, из которых 33 были золотые. На втором месте были США с 24 медалями из золота и общим багажом в 56 медалей. На третьем месте была Венгрия, существенно отставшая от лидеров. Несмотря на лидерство немцев, пощечиной Гитлеру стало лидерство американского атлета Джесси Оуэнса, чернокожего, завоевавшего 4 золотые медали. Гитлер с презрением покинул стадион во время выступления Оуэнса. Естественно, этот кадр не вошел в фильм «Олимпия». Однако выдающимся моментом в фильме стала церемония открытия – огонь был доставлен из греческой Олимпии бегунами. Зажжение олимпийского огня было снято очень эффектно. Фильм «Олимпия» получил гран-при и золотую медаль на Всемирной выставке в Париже в 1937 году и главный приз Венецианского кинофестиваля.

Основная аудитория фильма – иностранные зрители. Главный мессидж – демонстрация мощи немецких спортсменов. Спорт – мерило качества подготовки военных в то время. И поэтому успех нацистов в спорте рассматривался как свидетельство качества человеческого капитала, способного к ведению агрессивной войны.

 

Пропаганда военной мощи

Еще одним важнейшим фактором, повлиявшим на европейские страны, и убедившим их в том, что на Гитлера можно делать ставку, стала пропаганда военной мощи страны. Германии по итогам Версальского мирного договора запрещалось иметь большую армию. В 20-х ремилитаризация Германии шла посредством сотрудничества с Советским Союзом. При нацистах помощь СССР постепенно прекратилась, зато Гитлер получил молчаливое одобрение на ремилитаризацию со стороны Запада. В 1935 году Германия объявляет о создании ВВС (люфтваффе) в составе вооруженных сил, а в 1936 году вводит войска в демилитаризованную Рейнскую область. В 1938 году Германия производит аншлюс Австрии, и тогда же предъявляет претензии Чехословакии. Франция и Британия проводят переговоры с Германией в Мюнхене и 30 сентября 1938 года выносят ультиматум Чехословакии, требуя передать Германии Судетский регион. Чехословакии не остается ничего, кроме как согласиться. На следующий день Польша требует у Чехословакии Тешинскую область и получает ее. 7 октября автономию получает Словакия, а на следующий день - Подкарпатская Русь. 3 ноября Венгрия получает часть Словакии и Подкарпатской Руси. Наконец, в марте 1939 года Германия оккупирует остатки Чехословакии. Таким образом, политика «умиротворения» Германии, которая на самом деле была политикой ремилитаризации III Рейха, имевшей своей целью стравить Берлин и Москву, достигла своей цели.

Безусловно, подобное было бы невозможно, если бы Германия не доказала бы, что является сильным государством, способным противостоять СССР и обладающим серьезным военным потенциалом. Поэтому военная пропаганда стала одной из важнейших составляющих деятельности ведомства Геббельса.

Наиболее успешной оказалась пропаганда успехов германских ВВС. Тут, конечно, Геббельс во многом учился у СССР, который демонстрировал свои достижения в авиастроении всему миру. В частности, над Кремлем 1 мая 1934 года пролетело во время парада 500 самолетов! Из них часть – четырехмоторные бомбардировщики ТБ-3. Отмечу, что у всей Польши к началу войны общая численность самолетов будет составлять порядка 600. А тут 500 самолетов только для парада. ТБ-3 совершили затем и вояжи по главным европейским столицам, где зрители могли воочию убедиться в мощи советской индустрии и в том, что советская авиация находится в авангарде технического прогресса.

Германия охотно перенимала опыт у СССР. И, в отличие от Москвы, которая никогда не выкладывала всех козырей, немцы охотно показывали иностранным гостям производство самолетов, продавали самолеты, в том числе и передовые, демонстрировали летные бои. Все это делалось для создания впечатления об особой мощи нацистских ВВС.

Германия приняла участие в гражданской войне в Испании. Там с октября 1936 года сражался воздушный легион «Кондор». Именно он совершил бомбардировку Герники 26 апреля 1937 года. В ходе бомбежки город был стерт с лица земли, погибло от 1500 до 3000 человек, было снесено 70% знаний и сооружений. Мир был потрясен – Пабло Пикассо нарисовал пронзительную картину «Герника». Престиж люфтваффе вырос неимоверно, а ужас перед немецкими бомбардировщиками распространился по всему миру. И это при том, что численность самолетов ВВС Германии даже к началу войны была не очень высокой. В частности, общее число бомбардировщиков составляло 1500, еще около 1100 - истребителей и практически не было штурмовиков (которые как раз и наводят самый большой ужас на полях сражений).

Однако, пропаганда силы и пропаганда ужаса сделали свое дело – Германия входила во Вторую мировую сильным милитаризованным государством с территорией больше, чем была у II Рейха, и с передовым вооружением, а также с прекрасным имиджем безжалостной и неостановимой военной машиной. Имиджем, который существенно отличался от реальности – в реальности немецкие войска имели очень серьезные недостатки, которые проявились вскоре после втягивания Германии в затяжную войну.

Продолжение следует.


[1] Паламарчук Е.А. Роль пропаганды в становлении и укреплении нацистского режима // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Общественные науки, 2019. №3.

[2] Цит. по: Ермаков А.М. Нацистский антисемитизм и растление молодежи: миф об «осквернении расы» в пропаганде Юлиуса Штрейхера // Вестник РГУ им. С.А. Есенина, 2016. №3(52). С. 70.

[3] Fink F. Die Judenfrage im Unterricht. Nürnberg: Der Stürmer – Abteilung Buchverlag, 1937. 47 s. Цит. по: Ермаков А.М. Нацистский антисемитизм и растление молодежи: миф об «осквернении расы» в пропаганде Юлиуса Штрейхера // Вестник РГУ им. С.А. Есенина, 2016. №3(52). С. 68.

[4] Ноэль-Нойман Э. Общественное мнение. Открытие спирали молчания. М.: Прогресс-Академия, Весь Мир, 1996.

[5] Reichsgesetzblatt I 1933, S. 104.

[6] Blase A., Walter T., Jager W., Zipfel F. Das Dritte Reich. Hannover, 1963, S. 16.

[7] Кожемякин М. Внимание, внимание, говорит Германия... - http://samlib.ru:81/m/mihail_kozhemjakin/radio.shtml

[8] «Слово фюрера в каждый дом». Дилетант - https://diletant.media/articles/45355075/

[9] Жолквер-Краснопольская В. Радиополитика и радиопропаганда в Третьем Рейхе - http://www.radioscanner.ru/info/article201/

[10] Гладков Т. К. Тайны спецслужб III Рейха. «Информация к размышлению». М., Яуза, 2010 г.

[11] Степура И.В., Шушарина С.С. Развитие широковещательного радио и ТВ в Германии (1933–1945) // Экономика и социум, 2013. №2(7).

[12] Жолквер-Краснопольская В. Радиополитика и радиопропаганда в Третьем Рейхе - http://www.radioscanner.ru/info/article201/

[13] Паламарчук Е.А. Роль пропаганды в становлении и укреплении нацистского режима // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Общественные науки, 2019. №3.

[14] Филенко К. В., Полиновская Е. А. Феномен кинематографа Третьего рейха в фокусе современных европейских исторических исследований // Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки», 2020. Т. 7, № 1 (25). С. 98–102.

[15] Witte K. Film im Nationalsotialismus. In: Geschichte des deutschen Films. J. B. Metzler, Stuttgart, Weimar 1993, S. 158.

[16] Кино тоталитарной эпохи 1933—1945. М., Союз кинематографистов СССР, 1989, с. 4.

[17] Филенко К.В. Нацистская воспитательная система на службе кинопропаганды Третьего Рейха (1933–1945) // Актуальные проблемы исторических исследований: взгляд молодых учёных. Сборник материалов Всероссийской молодежной научной школы-конференции. Новосибирск: Издательство «Апельсин»; Институт истории СО РАН, 2016. C. 209.


тэги
читайте также