30 октября, пятница

Гид по выживанию в эпоху ковид-19: постыдное удовольствие, "Убийства в Вальгалле" или считайте, что все это просто игра

30 марта 2020 / 17:07
философ

Чтобы справиться с психическим давлением во время эпидемии коронавируса главное не бросаться в духовные поиски. Не стесняйтесь выполнять все маленькие ритуалы, к которым вы привыкли в повседневности.

Позвольте мне начать с личного признания: мне нравится, что я должен сидеть своей квартире, все время читать и работать.

Даже когда я путешествую, я предпочитаю останавливаться в хорошем гостиничном номере и игнорирую все популярные достопримечательности. Хорошая статья о знаменитой картине значит для меня гораздо больше, чем увидеть эту картину в переполненном музее. Но я заметил, что теперь сидеть дома не так здорово, как раньше. Почему?

Позвольте повторить знаменитую шутку из "Ниночки" Эрнста Любича: "Официант! Чашку кофе без сливок, пожалуйста!" - "Простите, сэр, у нас нет сливок, только молоко, так может быть кофе без молока?"

На фактическом уровне, кофе остается тем же кофе, но что мы можем изменить, так это превратить кофе без сливок в кофе без молока, или, что еще проще, добавить подразумеваемое отрицание и превратить обычный кофе в кофе без молока.

Разве это не то, что произошло с моей изоляцией? До кризиса это была изоляция "без молока" - я мог выйти погулять, но просто решал не выходить. Теперь же это просто обычный кофе в изоляции, не предполагающий никакого возможного отрицания.

 

Невидимые угрозы - самые страшные

Мой друг, Габриэль Тупинамба, лакановский психоаналитик, работающий в Рио-де-Жанейро, объяснил мне этот парадокс по электронной почте: "Люди, которые уже работали дома, испытывают большую тревожность, страдают от ужасных фантазий об импотенции, поскольку никакое изменение их привычек не может отделить ситуацию, в которой они находятся, от повседневной жизни".

Его тезис сложный, но понятный: если в нашей повседневной реальности не случается больших изменений, то всякая угроза переживается как спектральный фантазм, причем угроза тем более мощная, чем менее наблюдаемая. Вспомните, что в нацистской Германии антисемитизм был сильнее всего именно там, где число евреев было минимальным - их невидимость делала их страшным призраком.

Тупинамба далее заметил, что такой же парадокс был и во время вспышки инфекции ВИЧ: "Невидимое распространение инфекции ВИЧ было настолько нервозным ввиду трудностей оценки масштаба проблемы, что наличие штампа в паспорта о ВИЧ не казалось некоторым слишком высокой ценой, чтобы придать ситуации какие-то символические контуры. Эта мера хотя бы позволила измерить распространение вируса и понять, сколько у нас останется свободы после заражения".

В тот момент, когда спектральный агент становится частью нашей реальности (даже если это означает схватить вирус), его сила локализована, он становится чем-то, с чем мы можем справиться (даже если мы проиграем битву). До тех пор, пока это транспонирование в реальность не может состояться, "мы попадаем либо в ловушку тревожной паранойи (чистая глобальность), либо прибегаем к неэффективным символизациям через отреагирование (acting out), которое подвергают нас ненужным рискам (чистая локальность)".

Эти "неэффективные символизации" уже приняли множество форм. Наиболее известная из них - призыв президента США Дональда Трампа игнорировать риски и вернуть Америку на работу. Такие действия выглядят гораздо хуже, чем выкрики и аплодисменты во время просмотра футбольного матча перед домашним телевизором, когда вы действуете так, как будто можете волшебным образом повлиять на исход матча. Но это не значит, что мы беспомощны: мы можем выйти из этого тупика, прежде чем наука предоставит технические средства для сдерживания вируса.

 

Как не впасть в паранойю

Вот что пишет Тупинамба: "Тот факт, что врачи, которые находятся на переднем крае борьбы с пандемией, как и люди, организующие системы взаимопомощи в отдаленных районах, и т.д., менее склонны впадать в безумную паранойю, наводит меня на мысль, что сегодня существует "побочный" субъективный выигрыш для определенных форм политической работы. Похоже, что политика, осуществляемая через определенные опосредования - а государство здесь зачастую является единственным доступным средством, но я думаю, что это не обязательно - не только предоставляет нам средства для изменения ситуации, но и придает надлежащую форму тому, что мы утратили".

В Великобритании более 400 000 молодых здоровых людей вызвались на помощь нуждающимся - хороший шаг в этом направлении.

 

Как не сойти с ума

А как насчет тех из нас, кто не способен таким образом развлечь себя - что мы можем сделать, чтобы выжить под психологическим давлением во время эпидемии? Во-первых, не стоит бросаться в духовные поиски, пытаясь противостоять конечной бездне нашего существования. Не стесняйтесь выполнять все маленькие ритуалы, к которым вы привыкли в повседневности.

Разрешите себе все что угодно, чтобы не сойти с ума. Не старайтесь думать о будущем - подумайте о насущном, о том, чем займетесь, прежде чем пойти спать. Может быть, сыграть в игру "Жизнь прекрасна" (фильм такой)? Притворитесь, что карантин - это всего лишь игра, в которой вы и вся ваша семья участвуете по доброй воле ради получения большого вознаграждения в случае победы. И, если уж мы о кино (и если у вас на него есть время), то ни о чем не жалея поддайтесь всем вашим постыдным удовольствиям: фильмы-катастрофы, ситкомы с закадровым смехом типа "Уилл и Грейс", подкасты на YouTube о великих сражениях. Я предпочитаю мрачные скандинавские - лучше исландские - криминальные сериалы, вроде "Капкана" или "Убийства в Вальгалле".

Но это еще не все. Главное с толком и чувством расписать свою повседневную жизнь. Вот как другой мой друг, Андреас Розенфельдер, немецкий журналист из "Die Welt", описал мне в электроном письме свой взгляд в отношении новой повседневности: "Я на самом деле чувствую нечто героическое в этой новой этике, в том числе и в журналистике - все работают день и ночь из дому, собирают видеоконференции и одновременно заботятся о детях или учат их, но никто не спрашивает, зачем он это делает, потому что уже не "я зарабатываю и могу поехать в отпуск и т.д.", так как никто не знает, будет ли когда-нибудь еще отпуск и будут ли деньги. Это новый мир, в котором у тебя есть жилье, какие-то базовые вещи вроде еды и т.д., тебя любят, и есть задача, которая действительно важна сейчас, как никогда. Мысль о том, что человеку нужно что-то "большее", кажется сейчас нереальной".

Я не могу представить себе лучшего описания того, что можно не стыдясь называть достойной жизнью без отчуждения, и я надеюсь, что что-то из нее сохранится, когда эпидемия, как я надеюсь, кончится.

28.03.2020 RT


тэги
читайте также