14 ноября, четверг

Гамельнский крысолов и Грета

26 сентября 2019 / 23:37
политолог, генеральный директор Центра политического анализа

Вчера многие вспомнили о Крестовом походе детей, поскольку в том далеком 1212 году, действительно, детское (по нашим меркам – т.е. от 7 до 13 лет) движение в поддержку самой популярной общественной инициативы, продвигаемой крупнейшим средневековым грантодателем и оператором – Католической церковью, было в новинку.

Это с одной стороны, а, с другой – вызывало растерянные чувства – вроде бы дети и не были так уж не правы, но вся эта затея – была полным идиотизмом.

Были ли пастушки, которые возглавили движение детей, - идиотами (что более вероятно) или мерзавцами (что менее вероятно) – было неважно уже тогда. Так что, когда немецкого пастушка Николаса якобы удавили родители померших при переходе через Альпы детей – это было справедливо и хорошо. А когда Стефана из Франции продавали на алжирском рабском рынке – это тоже было хорошо, но не очень справедливо, ведь, с ним продавали еще кучу вообще невинных парней и даже сколько-то девушек.

Чаще всего упирают как раз на девушек (тут и истории о том, как их потом будут продавать на рынке и отдавать в публичные дома), однако давайте подумаем – отпустит ли нормальная семья свой главный актив – девочку на выданье с какими-то оборванцами? Конечно, рассказы о муках девочек – бередят душу рассказчиков, но не будем брать на веру все сказанное – девочкам было бы и труднее преодолеть путь, да и сама опасность насилия в окружении громадного числа озабоченных, хоть и фанатичных молодых самцов – тоже должна была настораживать. Да и что девочке делать в крестовом походе? Работать маркитанкой? Девочки были. Но было их немного, конечно. Основная часть женского контингента – это были как раз профессиональные маркитантки, проститутки для кучки богатой молодежи, а также мамы некоторых неуемных искателей приключений. Вот с мамами все получилось, конечно же не очень…

Впрочем, что такое крестовый поход детей? Вот, выходит молодой Стефан и говорит: «Рыцарям и взрослым не удалось освободить Иерусалим поскольку, они шли туда с грязными помыслами. Мы – дети, и мы чисты. Бог отступился от погрязших в грехах взрослых людей, зато раздвинет морские воды по пути к Святой земле перед чистыми душой детьми», то получается, что он уже подчеркивает, что берет на себя то, что не смогли сделать его отцы. То есть, берет на себя роль взрослого.

Взрослые в принципе, так и смотрели на это дело. Не с той точки зрения, что, чем бы дитя не тешилось, а с той точки зрения, как бы оказаться подальше от толп детей, что валят через Альпы – голодные и злобные. Ну, или идут к Марселю, как саранча съедая все на своем пути. У взрослых уже был похожий опыт – крестовый поход бедноты 1096 года. Кстати, тогдашний Стефан - Петр Амьенский вернулся из похода, потом воевал с настоящими крестоносцами, а потом и вовсе стал основателем монастыря в Пикардии. Как бы там ни было, отсутствие организации превращает любую толпу в стадо, а трудности логистики делают из голодного стада вдобавок ко всему еще и стадо злобных шакалов, рыскающих в поисках еды.

Такими были дети крестоносцы и около Марселя (французская часть похода) и в районе Бриндизиума (немецкая часть похода). Можно представить себе, что к этим деткам относились отнюдь не как к деткам. Кстати, приведу слова из текста Эразма Роттердамского: Быть ребенком и нести вздор — разве это не одно и то же? Разве не больше других веселится в этом возрасте тот, кто поглупее? Кому не мерзок и не кажется чудовищем мальчик с умом взрослого человека? Пословица недаром гласит: Ненавижу я мальчишек, зрелых преждевременно».

Поэтому когда Стефан в ответ на требование французского короля разойтись по домам отвечал: «Мы – дети, и мы чисты. Бог отступился от погрязших в грехах взрослых людей, зато раздвинет морские воды по пути к Святой земле перед чистыми душой», он мало того, что становился изменником, но еще и получал к себе соответствующее отношение как к чудовищу, отринувшему детство и корчащему из себя взрослого мудреца.

Снова сошлюсь на Эразма Роттердамского: «Прежде всего, кому не известно, что первые годы – самый приятный и веселый возраст в жизни человека? Детей любят, целуют, ласкают, даже враг-чужеземец готов прийти к ним на помощь. Чем объяснить это, если не тем, что мудрая природа окутала младенцев привлекательным покровом глупости».

Детям позволялось чудить, детям можно было совершать ошибки, но, если дети берут на себя несвойственное им по разуменью и по силам – к ним начинают относиться даже не как к взрослым, а как к подозрительным смутьянам. И не зря. Потому, что столь тонкой была грань между детством и юностью, которая и вовсе была совсем-совсем короткой – лет с 13 и до свадьбы или рождения первенца (16? 17 лет?). В этом возрасте они вполне могли участвовать в крестовом походе – уже в роли оруженосцев или пехотинцев. То есть, нежелание подождать год-два привело к трагедии.

Почему? Потому, что дети превратились в леммингов. И как лемминги побежали топиться и продаваться в рабство.

Увидев это – эпидемию детства – итальянцы споро помогли немецким детишкам – разобрав их в качестве сервов или служанок публичных домов.

Эпидемия детства – для Европы привычное – в том же веке в 1284 году там же примерное, где проповедовал двумя поколениями ранее сын сапожника Николас,  в Гамельне мы видели как появился такой же Николас или Штефан, проиграл на дудочке и увел за собой всех детей. 130 человек, между прочим. И никто его не смог остановить.

Я думаю, кстати, что речь, и в том и в другом случае идет об одном и том же времени и об одном и том же событии. И Николас и Стефан и Крысолов – суть маски одного и того же.

А уж используют ли они в своих корыстных целях детскую экзальтацию, или же болезнь, или же глупое самомнение, или же корысть – не имеет значения. Главное, что детей используют. В качестве взрослых. Прикрываясь их детством, пробивают свои интересы. И в этом контексте, каковы бы ни были изначальные мотивы Крысолова – они отвратительны, поскольку разрушают сакральность детства, уничтожают непробиваемую броню детской глупости, лишают детей права на ошибку. Попросту лишают детей детства.

Да-да. Детей лишил детства именно Крысолов, поймавший в свои сети весь молодняк Гамельна.

И нам стоит об этом помнить.


тэги
читайте также