20 октября, воскресенье

Дивный новый мир постправды

25 апреля 2019 / 20:21
публицист

С появлением социальных сетей пропасть, которая разделяла реальный мир и виртуальный кажется, что исчезла. В мире интернета сейчас царствует дихотомия информации и дезинформации. Понятие что такое факт становится все менее и менее четким. Все мы, так или иначе, становимся жертвами фейковых новостей.

Согласно недавнему опросу ВЦИОМ каждый третий россиянин пострадал от фейковых новостей – то есть сначала поверил в то, что новость является правдой, и уже только потом узнал, что это фейк.

Потребление информационно-новостного контента осуществляется скорее в насильственной форме - уже практически невозможно укрыться от того, что происходит в медиапространстве. И даже если вы не хотите следить за повесткой – вас вынудят. Поэтомупроблемараспространенияложныхновостейявляетсякакникогдаактуальной.

За последние несколько лет не прекращаются попытки разобраться в феномене фейк-ньюс. Что это? Неизбежное зло, доставшееся нам в довесок к высокоскоростному доступу в Интернет или же то, что, так или иначе, было с нами всегда? Пожалуй, однозначного ответа тут нет. И хотя мы знаем, что все новое – это хорошо забытое старое, в данном случае масштаб распространения и сила влияния не сопоставимы с тем, что было раньше. Интернет дал фейковым новостям второе дыхание в силу своей анонимности. Не зря теперь этой проблемой обеспокоены власти, доказательством чего является недавно принятый в третьем чтении Закон о фейковых новостях, запрещающий публиковать недостоверную общественно значимую информацию, распространяемую под видом правдивых сообщений, если она угрожает жизни, здоровью, имуществу граждан или подрывает общественный порядок или безопасность. За нарушение предусмотрены штрафы от тридцати тысяч до полутора миллионов рублей. И скорее всего, это только начало битвы с фейками.

Существует множество классификаций подобного рода новостей, но для удобства будем условно разделять их на три большие категории: ложь, вброс и шутка. Каждый из видов создается под определенную задачу и реакции.

Пожалуй, одним из самых ярких примеров первой категории за недавнее время является новость о «смерти» российского писателя и журналиста Аркадия Бабченко, обошедшая российские и мировые СМИ 29 мая 2018 года. В прессе и соцсетях началось широкое обсуждения фигуры Бабченко и его деятельности, сомкнулись копья с разных сторон. А когда на следующий день Служба безопасности Украины сообщила, что это была лишь инсценировка в рамках спецоперации по предотвращению убийства, и сам журналист жив, разразился настоящий скандал. У тех, кто много писал и спорил накануне, будь то сторонники или противники Бабченко, появилось чувство неловкости – ведь так неприятно оказаться обманутым и застигнутым врасплох. К тому же новость «прожила» целые сутки. Многие задумались тогда, а как после этого вообще верить новостям? Вот он – суровый мир постправды, больше нет добра и зла. Остается только смириться.    

Примеров различных вбросов - множество. Ведь тут целая очередь из бенефициаров. Заказ может быть каким угодно – уничтожить вашу медийную фигуру как политика, артиста или бизнесмена, ну или наоборот, устроить скандал ради скандала, чтобы повысить цитируемость в СМИ. Другими словами, всё ради кликбейта. Еще одно новомодное слово. В январе этого года произошел показательный случай - удачная попытка  журналиста Алексея Полухина закинуть фейк и посмотреть, как он будет расходиться.  В качестве темы была выбрана актуальная мусорная реформа, а в качестве “жертвы” - губернатор Тверской области Игорь Руденя. Ему приписали хлесткое высказывание: “За мусорный коллапс отвечает Правительство России и лично Дмитрий Медведев”. Материал портала Яндекс.Дзен стал стремительно расходиться в соцсетях без всякого продвижения - люди сами начали его распространять, так как тема явно вызвала отклик и не было никакого сомнения в реальности высказывания политика - никто не попытался найти первоисточник. Тем самым, журналисту удалось наглядно продемонстрировать, что механизм создания фейков есть, а эффективного способа борьбы с ними - нет.

И третий вид – шуточные новости, или старая добрая «газетная утка», - является самым знакомым, хоть и не всегда безобидным видом фейковых новостей. Фейк от утки отличает то, что фейковая новость максимально  похожа на настоящую и даже профессионал не всегда может отличить подделку, не говоря уже о неискушенной публике. Автор фейка играет на эмоциях, яркие и узнаваемые образы, использует игру слов и подмену понятий. Утку жепочти всегда можно распознать, достаточно включить критическое мышление. Так, в марте ходила шутка о том, что пензенский производитель пельменей “Кондольские” решил делать скидки для геев, чтобы поддержать их в нелегкой борьбе за свои права - чтобы получить “пельмешки по выгодной цене”, представители ЛГБТ должны прийти в магазин с партнером. Ряд СМИ восприняли тему всерьез. Но на деле новость опять-таки оказалась фейком.

Таким образом, феномен создания и распространения фейковых новостей - настоящее медиа-явление. Сегодня то, что мы находим в Интернете, - это постправдивый мир, в котором заведомо ложные или искаженные новости используются для того, чтобы подменить реальную картину мира и в значительной степени повлиять на принятие отдельных решений. Как бы мы ни определяли фальшивые новости, их распространение находится на рекордно высоком уровне, как в СМИ, так и в социальных сетях. И перед нами стоит задача учиться и учить их различать на фоне того огромного информационного потока, в котором мы находимся.


тэги
читайте также