22 февраля, пятница

Дерьмовый профессор на маленьком факультете

15 января 2019 / 16:27
философ

Славой Жижек дал небольшое интервью американcкому сайту New Statesman.

За свою жизнь Жижек написал около 80 книг, в связи с чем я вспомнил апокрифическую шутку Сталина о советской военной промышленности: "Количество само по себе уже качество". Плакат диктатора с лозунгом "Придем к изобилию" вряд ли случайно висит в квартире Жижека в Любляне.

Когда я встречаюсь с Жижеком, одетым в футболку без принта и выцветшие джинсы, в центре Лондона, он говорит: "Знаешь, как все это получилось? Это не шутка: во всем виновата коммунистическая диктатура". В 1971 году, будучи принят на работу в качестве ассистента исследователя в Люблянский университет, старейший и крупнейший университет Словении, он потерял шанс на академическую карьеру после того, как югославские власти сочли его кандидатскую диссертацию "немарксистской".

В 1973-77 годах Жижек был безработным ("Я выжил благодаря переводам"), а затем стал научным сотрудником Института социологии и философии при университете. "Я все еще там... Я абсолютно свободен, я ничего не делаю специально для них, все, что они хотят от меня - это список публикаций. Без этого последнего вздоха коммунистической диктатуры, кем бы я был? Никому не известный, дерьмовый профессор на маленьком факультете".

Он, конечно, известен: 69-летний "Элвис культурной теории" – главный герой фильма "Жижек" 2005 года и рецензируемого научного журнала International Journal of Žižek Studies. Но хотя некоторые считают его ярким иконоборцем, в творчестве которого сочетаются лакановский психоанализ, гегелевский идеализм и поп-культура, другие смеются над ним как над шарлатаном.

Интервьюирование Жижека похоже на попытку поймать ускользающего угря - его голове суждено метаться в неожиданных направлениях (внутри одного монолога сразу и Оккупируй Уолл-Стрит, и Арабская весна, "и как пойти дальше Манделы, не став Мугабе", и завещание Ленина и "Маска" Джима Керри). Как и Оскар Уайльд, которым он восхищается, Жижек серьезно относится к фривольным вещам и фривольно - к серьезным. "Левые находятся в очень трагической ситуации", - говорит он мне со свом знаменитым акцентом. "Новые капиталистические органические интеллектуалы - такие как Билл Гейтс - даже они говорят, что капитализм имеет свои пределы, мы должны найти что-то новое... Но действительно ли у левых есть альтернатива? В основном они говорят о глобальном капитализме с человеческим лицом".

По мнению Жижека социал-демократии недостаточно, но и доверять заранее предписанной альтернативе опасно. "Мы должны отвергнуть то, что осталось в марксизме от исторической телеологии... Социалистическая революция порождает свой бардак, она всегда идет не так. Я пессимист в мировом масштабе, но именно нынешняя катастрофическая ситуация дает мне надежду. Потому что к таким катастрофическим ситуациям нужно подходить творчески, импровизировать. Вот почему я не доверяю левым, у которых есть простые решения".

Я спрашиваю, привлекает ли его понятие "коммунизма роскоши": автоматизированная экономика, в которой люди получают гарантированный государством безусловный базовый доход. "Не стоит недооценивать зависть", - говорит Жижек. "Айн Рэнд очень четко видела одно: если вы отмените деньги, очень трудно не восстановить прямые, межличностные отношения господства. Мы видели это в Советском Союзе - у них были деньги при Сталине, но это было не так уж и важно; важнее какие привилегии вы получали как писатель, доступ к роскошному жилью и так далее".

"Как будут регулироваться отношения между нами? У кого будет власть? Не надо мне этого дурацкого дерьма о самоорганизации народа, я в это не верю" (В прошлом году Жижек прочитал лекцию под названием "Требую бюрократический социализм").

Жижек был недавно раскритикован либералами за то, что он поддержал Дональда Трампа вместо Хиллари Клинтон. Но когда я упрекаю его за прегрешения Трампа, он бросает вызов. "Шанс военного вмешательства против Сирии и Северной Кореи был бы гораздо выше при Хиллари Клинтон... Вы уверены, что без Трампа не было бы такого увлечения демократическим социализмом в США? Я в ужасе от Трампа, но благодаря нему появилась трещина в либерально-центристской гегемонии".

Жижек, однако, не испытывает похожего оптимизма в отношении брексита. "Я не думаю, что мы сможем бороться с глобальным капитализмом через более сильные национальные государства. Здесь я сочувствую Варуфакису." Он добавляет "Даже если эта Европа катится к черту, такие транснациональные организации, как эта, единственное, что работает".

А как здоровье самого Жижека? Во время выступлений в прошлом году его лицо было полупарализованным, что вызвало опасения, что у него случился инсульт. Это было, объясняет он, результатом воспаления нервов, прежде чем поднять футболку, чтобы показать мне, где врачи удалили из его печени раковую опухоль. Пережив адский сезон, по выражению Артюра Рэмбо, Жижек снова чувствует себя спокойно.

Он благодарен творчеству за то, что оно спасло его от преждевременной смерти. "Помню, 30 лет назад, когда у меня был большой кризис, роман пошёл не так [Жижек был женат трижды], я был на грани самоубийства. Творчество выполняло ту же роль, что и психоанализ. Как я могу покончить с собой, если мне нужно закончить новую книгу, статью и так далее?"

Славой Жижек хочет жить, но не хочет быть счастливым. "Я против счастья - счастье для сутенеров", - замечает он в конце нашего разговора. "Я хочу, чтобы травма заставляла меня работать ".

Беседовал Джордж Итон, заместитель редактора New Statesman.

Источник


тэги
читайте также