2 декабря, среда

Что происходит с нашей системой здравоохранения?

28 октября 2020 / 09:30
политолог, генеральный директор Центра политического анализа

Ничего хорошего. Мы, москвичи, этого почти не замечаем. А вот во всей остальной стране – не исключая, кстати, и ближайшего к нам Подмосковья – система практически рухнула. Такие дела.

Вы можете мне не верить. Я не специалист по здравоохраниению. Я не медик. Я не инфекционист. Но я немного разбираюсь в организации систем управления, а также вот уже почти 20 лет как занимаюсь аналитикой. И то, что я вижу, позволяет мне сделать некоторые выводы. В частности, касающиеся того, что система здравоохранения в России находится на грани коллапса. И что коллапс этот – рукотворный.

Немного кейсов и размышлений.

Типичная история: в рентген-кабинете работали два врача, четыре лаборанта и санитарка. У одного из докторов и двух лаборанток обнаружили COVID-19. Второго врача отправили на пенсию: медик старше 70 лет в группе риска, его просто не допустили до работы. Всю работу выполняют две оставшиеся лаборантки.

У этой истории нет адреса. Так же, как нет подтверждения об увольнении из ГКЦБ-1 в Екатеринбурге то ли 80, то ли 40 врачей. Так же как нет подтверждения об увольнении последних двух медиков из поликлинике в районе Чистые пруды в Кировской области (всего было 8 медиков, осталось 2). Или вот, саратовская городская поликлиника номер 10. Оттуда якобы уволились все врачи, а местный Минздрав говорит, что там работает 15 врачей, и все вроде бы в порядке.

Или вот вопиющий случай. Алтайский край. Ситуация в Бийске и Славгороде. Там работают инфекционисты, которые должны заниматься сортировкой КОВИДных больных. Однако по факту они лечат КОВИДных. Но платят им с доплатой лишь за работу с заразными пациентами, а доплат по КОВИДу они не видят (напомню, что врачам - 80 тыс., а медсестрам – 25 тыс.). Соответственно, так работать они не хотят. И увольняются. Зато в Бийск приехали два врача из Москвы. Это помощник федерального министра здравоохранения Олеся Старжинская и заведующий кафедрой анестезиологии и реаниматологии Института усовершенствования врачей национального медико-хирургического центра имени Пирогова Михаил Замятин. Они командированы в регион по обращению правительства края с целью оказания консультативно-методической помощи врачам. А правительство края принимает решение о развертывании госпиталя в торговом центре Геомаркет, а еще 200 мест – в частном медцентре «Территория здоровья».

Это замечательно. Но есть одно но: всего в госпиталях края 5264 места. А больных КОВИДом сейчас в регионе (всего больных, а не лежащих в больнице) 1000 человек. Плюс по 200 в день новых случаев. Я что-то не понимаю, или открытие нового госпиталя в не очень то раскрутившемся Геомаркете – это несколько лишнее? При том, что на то же подведение кислорода придется потратить 100 миллионов рублей?

Вы скажете, что все это частности. И будете абсолютно правы.

Объективное о ситуации в регионе у нас есть пока только из Пензенской области. Итак, из заявления врио главы регионального минздрава Александр Никишина: «в связи с ситуацией по коронавирусу уволились 450 врачей. Также из обоймы выпали все сотрудники старше 65 лет, которым оформлены больничные в связи с особой опасностью инфекции для их возраста. Не минуют болезни и более молодых медиков: по данным на четверг, 15 октября, листы нетрудоспособности по состоянию здоровья оформили 52 участковых врача, что составляет около 20% от общего количества сотрудников данного звена. Нагрузка на поликлиники в то же время существенно растет. Если раньше за сутки участковые обходили в среднем до 1 тыс. пациентов, то теперь принимается более 2,5 тыс. вызовов».

Нечто похожее, но косвенно заявил губернатор Липецкой области Игорь Артамонов: с 19 октября в Липецкой области на две недели приостанавливается плановое оказание медицинской помощи населению. По словам губернатора, в настоящее время «не менее четверти медицинских специалистов находятся на больничных, не хватает порядка 50 человек».

А теперь важная фраза: «снятые с плановой работы врачи будут работать добровольно. Губернатор выразил намерение финансировать из регионального бюджета их труд в том же размере, в каком оплачивается труд медиков, работающих с ковидными больными. В сложившейся ситуации Игорь Артамонов считает, что основной задачей является налаживание приема и сортировки больных, которые массово жалуются на долгое ожидание помощи».

Важно тут не слово «добровольно», а слово «в том же размере, что и труд медиков, работающих с КОВИДными».

Отвлечемся на секунду от бедственного положения с врачами, и поговорим об имеющихся проблемах, которые как раз и привели к этому бедственному положению.

Итак, еще в марте месяце стало понятно, что работать с КОВИДом несколько опаснее, чем с другими болезнями типа гриппа. Но что касается работников скорой, терапевтов и прочего – то им никто не платил дополнительных денег. Это могло привести к взрыву и коллапсу системы еще тогда – в марте. Но президент Владимир Путин издал указ о доплатах за работу с ковидными пациентами. 80 тысяч врачу, 50 – медработникам среднего уровня, 25 – младшего уровня. Для любого региона, кроме Москвы, Питера, миллионников и крайнего севера – сумма гигантская.

Что происходило далее? КОВИД – официально признан опасной инфекцией. Значит, обычный медперсонал с ним работать не может. А работать с ним могут только те, кто по приказу главы больницы или скорой или поликлиники переведен на особые условия труда и с кем заключен договор об особых выплатах. Нет договора? Нет доплат. И, кстати, нет и права работать с ковидными. Но работать то надо? И вот тут идут в дело обещания заплатить как за ковидных. Но обещания без договора не работают. В итоге многие врачи, которые из энтузиазма и в надежде на деньги горбатились в марте-июне, в сентябре-октябре ставят вопрос о том, что без соответствующих документов работать по ковидным они не собираются.

И это правильно. Ведь, Минздрав еще когда-то весной выпустил инструкцию, в соответствии с которой врач, который не имеет права лечить ковидных, в случае наличия подозрения на КОВИД у пациента должен направить пациента в специальное отделение, написать записку руководству и сесть на 2 недельный карантин!

Вы все поняли? Любой врач может практически безболезненно уйти на карантин в любой момент. И даже более того, этот врач обязан уйти на карантин. Потому, как если он не уйдет, а заразит пациента (косвенными методами это тоже можно будет выяснить), его ждет уголовка.

Подведу итоги под сказанным только что. Чтобы иметь право работать с ковидными, надо иметь допуск и договор о доплатах. Чтобы не получить геморрой с уголовкой, при каждом контакте с ковидным, врач должен отписываться соответствующим заявлением и садиться на карантин.

Это первая беда.

Вторая беда заключается в том, что у нас до сих пор нет протокола, по которому объясняется, кого и как лечить. Да. Как ни странно, но так и есть. Кого класть в больницу, кого лечить дома, как лечить дома и так далее. Не разработан протокол. В Москве худо бедно все это реализуется, в том числе с помощью опять же худо бедно работающей телемедицины. В провинции же - ад. Отсутствие этого самого протокола вкупе с проблемами врачебного сообщества, вкупе с проблемами получения доступа к лечению ковидных, возможно, и не стали бы грандиозной бедой.

Но на эту беду накладываются следующие факторы.

Фактор паники. Спасибо СМИ, спасибо главам регионов, спасибо Роспотребнадзору – у нас в стране, благодаря резкому росту тестирования, особенно бесплатного – вместо второй волны короновируса присутствует первая волна всеобщей паники. И можно ли нас всех винить за эту панику? Да ничуть. Если вам с утра до вечера рассказывают, что КОВИД – это страшное смертельное заболевание, похлеще Черной чумы, вы точно в это поверите. А видя увеличивающееся число заболевших, вы совсем не обязаны анализировать и сравнивать это с ростом числа тестов. Вы не аналитики. И даже не статистики. Вам это не нужно. Есть сообщения СМИ о том, что вчера заболели 14 тысяч, сегодня 17, а завтра будет 20. Есть панические указания Роспотребнадзора. Есть страшные ограничительные меры. Есть масочный режим, наконец. Все вместе это создает не просто панику. Нет, это создает истерию. И этой истерии подвержен любой. Совершенно любой человек.

В результате любой чих приводит к тому, что человек бежит делать КТ. Любая простуда заканчивается вызовом врача, снятием ПЦР теста и (спасибо никакущей точности ПЦР-диагностики) дальнейшему росту числа заболевших.

И тут в действие вступает спираль. Не бруно, нет. Самораскручивающаяся спираль. Чем больше заболевших, тем сильнее паника. Чем сильнее паника, тем больше вызовов врачей и походов в поликлинику, сдач тестов ПЦР, отсиживания в очередях на тестирование и на КТ среди, кстати, вполне себе болеющих людей. Шанс заболеть КОВИДом при таком подходе, даже если у вас просто сопли – после всех этих мыканий – вполне себе присутствует.

А куда деваться, если надо получить больничный? Без больничного твое отсутствие на работе – прогул.

Все. Спираль замкнулась.

Все это об обычных соплях. А если у вас что посерьезнее? Вы вызываете скорую и требуете везти вас на КТ, в больницу и спасать вам жизнь. И это нормально. Жить хочется всем. А вам со всех утюгов говорят, что КОВИД – это страшная болезнь вроде Черной чумы. Да, я повторяюсь, но без этого никуда.

В итоге в больницу кладут человека с 20 и даже 15% поражения легких. А иногда и без того кладут. Результат? Больницы переполнены.

И вот вам история.

В Омске машины скорой помощи привезли пациентов с коронавирусом к зданию регионального Минздрава и включили сирены - таким образом врачи попытались обратить внимание властей на нехватку мест в местных больницах и отказы принимать тяжелобольных. Сообщается, что в одной из машин находилась 70-летняя пациентка с 81% поражения лёгких. Медики возили её по городу более десяти часов, но ни в одной из больниц женщину не приняли, сославшись на нехватку мест.

Поражение 81%! Это реанимация однозначно. Но мест нет. Потому, что эти места заняты людьми в панике с 20%. А то и так называемыми бессимптомниками.

Бессимптомники – вообще отдельная песня. Сколько их? В Москве, говорят – 65%. И эти люди вроде бы лечатся дома. От чего лечатся, правда, не понятно, если они бессимтомники.

Трамп на днях заявил, что 99,9% больных КОВИДом в США – это люди с легкой степенью болезни или вообще без симтомов. А истерию вокруг КОВИД раскручивают фейк-СМИ. У нас считают по-другому. Но 65% - это тоже не с потолка взятая цифра ведь?

Вот данные ворлдметр по КОВИДу на сегодня. Всего в мире в текущий момент инфицировано 10 млн 470 тыс пациентов. Из них с легкими симптомами - 10 миллионов 391 тысяча. И только 79 тысяч человек находятся в тяжелом или критическом состоянии. Меньше одного процента.

Отсутствие протокола заставляет коллапсировать систему здравоохранения при том, что в реальной госпитализации нуждаются отнюдь не все 358 тысяч, считающиеся сейчас зараженными в России.

Я не могу сказать, как в России осуществляется госпитализация. Какие критерии для нее. Зато могу сказать точно, что ПЦР-тестирование галопирует. 6 октября общее число тестов было 48 миллионов. Сегодня – 58,2 млн. За 20 дней прирост по тестам составил более 20%! За 20 дней проведена более чем пятая часть от общего числа тестов. За это время число заболевших выросло с 1 237 504человек до 1 547 774. Рост вполне соизмерим с тестированием.

Сколько из этих людей нуждались даже не в госпитализации, а в простом визите врача? При, повторюсь, 65% бессимптомников?

Нужно ли такое остервенелое тестирование? Нужно ли директивно загонять на тестирование компаниями и учреждениями? Вопрос риторический.

Но и это еще не все.

Вернемся к интервью врио пензенского главы Минздрава. Цитата может вас шокировать, но тем не менее: «Александр Никишин упомянул, что на данный момент в Пензенской области не зарегистрировано ни одного случая гриппа».

Что? Ни одного случая гриппа на Пензенскую область? Они там все болеть перестали???

Но может это уникальные для Пензы события? Смотрим.

В понедельник, 26 октября 2020 года, в Ленинградской области нет ни одного случая лабораторного подтверждения гриппа.

Так может, и Ленинградская область уникальна?

Нет.

Еще одна цитата: в Свердловской области в пресс-службе свердловского управления Роспотребнадзора отмечают, что ни одного случая гриппа зафиксировано не было. То есть, грипп куда-то пропал. Затерялся на российских просторах. Интересно, куда именно? То ли гриппозники все боятся обращаться к врачу. То ли их всех скопом зачислили в КОВИД.

Подытожим.

Что мы имеем на сегодняшний день?

Мы имеем ситуацию за шаг до катастрофы. Рукотворной катастрофы.

Пиковые значения заболеваемости гриппом и ОРВИ приходятся традиционно на март-апрель и на сентябрь-ноябрь. На фоне общей паники и проблем с достоверностью тестирования произошла перегрузка медицинской системы. Эта перегрузка осложняется объективными обстоятельствами неготовности провинциальных систем здравоохранения к работе в таком режиме. И врачи, кстати, не только не готовы работать, а иной раз просто не имеют права работать по КОВИДу.

Андрей Воробьев, губернатор Московской области, обратился к врачам с предложением переезжать в регион на зарплату от 205 до 125 тысяч рублей. Неплохо, да? Заявив при этом, что «койки ничего не стоят без врачей».

Действительно, койки без врачей ничего не стоят. Но я могу точно сказать, что, если вы заболели в том же Подмосковье – хоть в Подлипках, хоть в Крекшино, постарайтесь каким угодно способом заползти внутрь МКАД. Потому, что только в Москве сегодня можно вызвать скорую, и она приедет не послезавтра. Только в Москве к вам придет врач не на следующей неделе. В Москве, конечно, есть свои косяки, которых очень много. Но московская система здравоохранения с этим кризисом справляется и справится.

А вот остальные, повторюсь, находятся в шаге от коллапса.

Во многом это происходит из-за того, что в марте-мае врачи совершали подвиг. А с осени подвиг предложили считать рутиной. А вечно совершать подвиг, который, тем более, становится рутиной, не согласится никакой даже самый былинный богатырь.

Какие могут быть выходы из ситуации?

Прямо сейчас, прямо завтра – ситуацию не исправить.

Но что-то же можно сделать?

Да.

1. Прекратить вгонять население в панику. Срочно и однозначно. Прекратить эти ужасные подсчеты в СМИ, кто там заболел, а кто и отошел. Если так это важно, давать новость об этом в 23 вечера. Одну. Все. Надо разгрузить медицинскую систему от паникующих людей с насморком.

2. Донести до людей, что КОВИД – это не чума. Что заболевший легко – так же легко его и перенесет. Не станет импотентом, не превратится в идиота (последние офигительные истории от некоторых медиков).

3. Запретить медикам давать бредовые прогнозы и рассказывать фантастические истории. Лучше вообще запретить в СМИ выступления различных шарлатанов от медицины. Хватит кошмарить народ. Очень хорошо было бы заставить замолчать и Роспотребнадзор. Желательно, навсегда. Ведомство распустить, здание на Вадковском переулке сровнять с землей и посыпать солью. Шутка.

4. Обеспечить четкие критерии для тестирования на КОВИД. К примеру, при температуре выше 38 тесты брать, а ниже – нет.

5. Срочно разработать протоколы для КОВИДа. Кого госпитализируем, кого нет. К кому домой врача высылаем, к кому – нет. Возможно, ввести оплату за вызов скорой. На какое-то время – на год-два.

6. Всех бессимптомников и со слабо выраженными симптомами – сажать на обычный больничный. Лучше всего через телемедицину. Без личного контакта с врачами. Да, будут злоупотребления. Но это все же лучше, чем заставлять человека переться с насморком или слабым ОРВИ в место, где он может с высокой вероятностью подцепить КОВИД. И это точно снимет больше 50% ненужных вызовов скорой или врача на дом.

7. КТ только по показаниям врачей. Никаких инициативных КТ при первых симптомах гриппа. Иначе мы через годика два столкнемся с последствиями чрезмерного и совершенно не нужного облучения у многих наших мнительных граждан. Да и заражение сидя в очереди на КТ получить – вероятность тоже не самая низкая, да.

8. Определить медперсонал, работающий с КОВИДными больными, в список тех, кто получает соответствующие надбавки. Да, таковых будет до хрена и с верхом. Но в противном случае врачи, которые вынуждены в любом случае контактировать и работать с КОВИДными, будут продолжать уходить.

9. Снизить требования для работы с КОВИДными больными. В конце концов, никакой гиперсмертности среди медиков от КОВИДа за эти месяцы мы не видели. От нервов – да, от переработки – да, от недосыпа и обострения болячек – да. А от КОВИДа видели лишь единичные смерти врачей. Это тоже о чем-то говорит.

10. Обеспечить доступность другой медицинской помощи, как плановой, так и оперативной. Это не нормально, когда операция по аппендициту откладывается до тех пор, пока не пришел тест на КОВИД.

Я не эксперт по медицине. Но мне видится, что без этих мер, и, возможно других, более умных и более точных мер, которые вы сами в том числе можете предложить, уже через неделю система здравоохранения будет находиться в состоянии нокдауна из-за того, что она оказалась не готова к плановой работе на пике заболеваемости ОРВИ, усложненной процедурными требованиями, выработанными в марте-апреле - на том этапе, когда КОВИД считался куда более опасным, нежели проказа и чума.


тэги
читайте также