28 сентября, понедельник

Борьба против вето

15 мая 2014 / 18:48
обозреватель ТАСС

Почему именно сейчас вновь возникла тема вето, но на более высоком уровне? Скорее всего, из-за тщетности множества попыток Запада решить на свой манер сирийскую проблему.

Видимо, допекла страны Западной Европы и США принципиальная позиция России в Совете Безопасности ООН. Ну никак не удается им штамповать по своему усмотрению резолюции по конфликтным международным проблемам. Россия умело использует право вето и переубедить ее безоглядно присоединиться к очередной западной кампании, как это было, например, в случае с Сирией, не удается, да и явно не получится в будущем.

Вот и заняты они поисками, как устранить такую помеху, как вето. Причем, намеки на него уже витали в кулуарах той же ООН. Его даже озвучивали с трибуны Генеральной Ассамблеи, например, в декабре прошлого года это сделал постоянный представитель Саудовской Аравии (верного антисирийского союзника Запада) Абдалла аль-Моаллими. Теперь же за продвижение темы взялся Париж.

Сначала краткая справка: Совет Безопасности — постоянно действующий орган ООН, на который, в соответствии со статьей 24 Устава, возложена главная ответственность за поддержание международного мира и безопасности. Относится к числу шести главных органов Организации. Состоит из 15 членов, 5 из них постоянные (Великобритания, Китай, Россия, США и Франция). СБ может принимать решения не только рекомендательного характера, но и юридически обязательные решения для государств.

Так вот, как заявил министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус во время визита в США в середине мая, постоянные члены СБ должны отказаться от права вето, когда речь идет о «преступлениях, повлекших массовую гибель людей». В какой форме сделать это? «Речь идет о добровольном и коллективном соглашении всех пяти постоянных членов Совбеза», — уточнил министр, выступая в Институте Брукингса в Вашингтоне. Глава внешнеполитического ведомства также информировал, что Париж обсуждает эту инициативу «с партнерами, начиная с США». По его словам, французские власти осознают, что одобрение означенного предложения является «чрезвычайно сложным» делом. «Однако мы не готовы смириться с параличом ООН», — заявил Фабиус.

Паралич ООН? Что понимает главный французский дипломат под этим словосочетанием?

Прежде всего невозможность принять нужные Западу решения в СБ в отношении многолетнего кризиса в Сирии, жертвами которого уже стали десятки тысяч человек, миллионы — превратились в вынужденных переселенцев… Предлагавшиеся западными делегациями в ООН проекты резолюций, в которых мало что было от объективной оценки ситуации в ближневосточном государстве, не проходят — не поддерживает их Москва. Хоть ты тресни…

Кстати, та же Франция подготовила на днях новый проект резолюции Совбеза, санкционирующей передачу «сирийского досье» на рассмотрение Международного уголовного суда в Гааге. Принятие такого документа позволило бы начать разбирательство в отношении тех, кто подозревается в совершении преступлений против человечности и военных преступлениях в ходе конфликта, продолжающегося с марта 2011 года. А кто именно подозревается Западом — не секрет. «Естественно», режим президента Башара Асада. Обращает на себя внимание и тот факт, что в начале мая постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин сообщил, что западные страны заявили о планах подготовки в СБ еще одной резолюции, касающейся гуманитарной ситуации в Сирии. По словам дипломата, этот документ будет основан на главе 7 Устава ООН, которая, в частности, допускает возможность введения санкций и применения силы в отношении государств.

Что касается отмены права вето, то Россия уже обозначала свою принципиальную позицию.

Так, Виталий Чуркин недавно с трибуны Генассамблеи ООН назвал неприемлемыми такие предложения. «Право вето является не только одним из важнейших компонентов ооновской системы сдержек и противовесов, но и стержневым элементом механизма принятия коллективных решений — элементом, стимулирующим членов совета на поиск компромиссов. Право вето — краеугольный камень всей архитектуры ООН. Без него лишилась бы устойчивости вся конструкция. Без права вето Совет Безопасности мог бы превратиться в орган, штампующий решения», — подчеркнул дипломат.

Почему именно сейчас вновь возникла тема вето, но на более высоком уровне? Скорее всего, из-за тщетности множества попыток Запада решить на свой манер сирийскую проблему. Но не исключено, что и из-за Украины — и подобных ситуаций в будущем в других районах мира, где западные «сценаристы» планируют «цветные революции» или мятежные «времена года», наподобие «арабской весны». И нельзя отбрасывать возможность того, что западные идеологи-дипломаты уже обдумывают текст соответствующей резолюции, которая — при умелой, хотя и неправомерной интерпретации, как было в случае с Ливией (Россия не прибегла тогда к вето, поверив на слово натовским странам, а те вольно истолковали «защиту мирного населения» и, по сути, помогли боевикам свергнуть режим в Триполи и уничтожить ливийского лидера Муамара Каддафи) — развязала бы США и их сподвижникам рука на «украинском фронте» против России.

Кстати, с учетом неумного стремления стран Запада вмешиваться во внутренние дела других государств исключительно в собственных интересах, появление очередного призыва к отмене вето в СБ можно расценивать и как косвенное подтверждение правильности позиции России в одном из главных органов ООН.

…"Им бы понедельники взять и отменить…". Помните? Люди-дикари это сделать не могли… Вряд ли Запад будет более успешен в реализации схемы «взять и отменить» в отношении права вето…

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также