24 мая, пятница

Бог за спиной. Кто такой христианский атеист

04 сентября 2024 / 15:19
философ

Мы выступаем за материалистическую процедуру имманентного самоподрыва религиозного здания.

Тезис, согласно которому бог является злодеем или глупцом, не только гораздо более радикально, чем утверждение Питера Сингера, что обычные люди злы, но и гораздо более радикален, чем утверждение о том, что бога нет, поскольку оно разрушает изнутри само понятие божественного.

Чтобы прояснить эту процедуру, давайте возьмем пример из другой области. Песня «The Night They Drove Old Dixie Down» (наиболее известна в исполнении Джоан Баэз) представляет собой рассказ от первого лица, повествующий об экономических и социальных трудностях, которые испытал главный герой, бедный белый южанин, в последний год Гражданской войны в США. Песня не про рабство, Конфедерацию или Роберта Э. Ли, она скорее рассказывает историю бедного южанина, у которого нет никаких рабов и который пытается осмыслить смерть своего брата и утрату средств к существованию. По сути, в качестве попытки передать опыт бедного белого человека, сочувствующего делу Юга, но недовольного тем, что вынужден страдать за интересы богатых рабовладельцев, он гораздо более эффективен в разрушении их дела, чем непосредственная аболиционистская критика. И точно так же принятие религиозной веры, но затем демонстрация того, что ее бог зол/глуп, гораздо более эффективно, чем непосредственная атеистическая критика.

В фильме «Дорога в рай» (1991, сценарист и режиссер Майкл Толкин) Мими Роджерс великолепно играет Шэрон, молодую женщину из Лос-Анджелеса, которая днем работает телефонисткой, бесконечно повторяя одни и те же вопросы сидя в маленькой кабинке среди десятков таких же как она, но по ночам она участвует в свингерских оргиях. Не найдя удовлетворения в такой пустой жизни Шэрон становится членом секты, проповедующей скорый конец света и второе пришествие. Превратившись в страстную верующую, она начинает вести новый, благочестивый образ жизни, выходит замуж за Рэнди, одного из своих предыдущих партнеров по свингу, и рожает от него дочь Мэри. Шесть лет спустя, когда Рэнди, теперь тоже истовый христианин, застрелен сумасшедшим, эта бессмысленная катастрофа еще больше убеждает ее и ее дочь в скором приближении Царствия божия.

Шэрон считает, что Бог сказал ей пойти с Мэри в ближайший лагерь в пустыне и подождать там, пока их обоих не заберут на небеса, где они воссоединятся с Рэнди. Фостер, добрый, но неверующий патрульный офицер, заботится о них во время долгого ожидания, когда у них заканчивается еда. Мэри теряет терпение и предлагает матери просто убить себя, чтобы попасть в рай и немедленно присоединиться к Рэнди. Через пару недель Шэрон тоже теряет терпение, решает совершить немыслимое и следует совету Мэри, чтобы прекратить ее страдания; однако, застрелив Мэри, она не может впоследствии покончить с собой, зная, что самоубийц не берут на небеса. Она признается в своем поступке Фостеру, который арестовывает ее и отправляет в местную тюрьму...

Вплоть до этого момента история движется по «реалистическим» линиям, и легко представить возможный «атеистический» финал: одинокая, разуверившаяся Шэрон горько осознает ужас того, что она совершила, и, возможно, будет спасена хорошим полицейским. Однако здесь события принимают совершенно неожиданный поворот: прямо в тюремной камере происходит конец света – буквально во всей наивности, включая плохие спецэффекты. Сначала глубокой ночью появляется Мэри в сопровождении двух ангелов, а затем, рано утром, пока Шэрон сидит в своей камере, вокруг раздается громкий звук трубы, возвещающий о серии сверхъестественных событий – тюремные решетки вылетают, бетонные стены падают и т.д. Сбежав из тюрьмы, Шэрон и Фостер едут в пустыню, где множатся признаки конца света, от пыльных бурь до бегущих за машиной и вокруг нее всадников апокалипсиса. Затем Шэрон и Фостер оба «возносятся», оказываются посреди пейзажа, похожего на чистилище, где Мэри приближается к ним с небес и умоляет Шэрон принять Бога, заявить, что она любит Бога – и просто сделав это, она сможет присоединиться к Мэри и Рэнди на небесах. Фостер, хотя все еще атеист, быстро пользуется этой возможностью, говорит, что любит бога и ему разрешен вход на небеса, но Шэрон отказывается, говоря, что она не может говорить о своей любви к богу, который так жестоко поступил с ее семьей безо всякой на то причины. Когда Мэри спрашивает ее, знает ли она, сколько ей придется находиться в заключении в чистилище, приговоренная быть там одной, Шэрон отвечает: «Навсегда».

Таким образом, сопротивление Шэрон богу, ее отказ признаться в своей любви к нему являются подлинно моральным поступком. Было бы совершенно неправильно считать, что она отвергает ложного бога и что в подлинно христианской версии фильма в конце должен появиться истинный Христос, объявить ее истинно верующей именно потому, что она отказалась заявить, что любит ложного бога. Таким образом, истинное искушение, которому нужно сопротивляться — это заявить о своей любви к богу, который этого не заслуживает, даже если он реален.

Для вульгарного материалиста все это не может не показаться пустым умственным экспериментом; однако для истинного материалиста только так мы действительно отрекаемся от бога – отказываясь от него не только постольку, поскольку он действительно не существует, но даже если он есть. Короче говоря, истинная формула атеизма не «бога не существует», а «бог не только не существует, он еще и глуп, равнодушен, а может быть, и откровенно злой» — если не разрушить саму фикцию бога, то изнутри этой выдумки легко продлить его власть над нами в форме отрицания («Я знаю, что бога нет, но он, тем не менее, является благородной и возвышенной иллюзией»).

Программное заявление Лакана на Х семинаре о том, что «атеист, как воин, как революционер, — это не тот, кто отрицает Бога в его всемогуществе, но тот, кто утверждает себя как не служащий никакому Богу», доводит до конца этот последний жест героини из «Дороги в рай»: даже когда она непосредственно сталкивается с божеством, она отказывается служить ему.

И если бы в последний момент фильма Шэрон обернулась, она бы увидела рядом с собой Христа.

Фрагмент из новой книги Славоя Жижека «Христианский атеизм: как стать настоящим материалистом», которая вышла в свет на английском языке в издательстве «Блумсбери» 4 апреля с.г.

Источник


тэги
читайте также