15 июля, среда

Алеппо: стратегическая победа на фоне тактического поражения

13 декабря 2016 / 16:44
политический обозреватель «Царьград ТВ»

Сообщения из Сирии поражают своей драматичностью. С одной стороны, приходит информация о том, что Алеппо, наконец, не просто освобождён, а зачищен от бандитов полностью. То есть победа стала полной и окончательной.

И это победа – стратегическая

Но одновременно она оказывается омрачена потерей Пальмиры и тяжёлыми боями вокруг авиабазы Т4-Тияс, которую терять никак нельзя, но которую, судя по поступающим противоречивым данными или уже потеряли, или близки к этому. А если сирийская армия не удержит Тияс, то возникнет прямая угроза Аль-Карьятену и Махину. И значит – и Хомсу. И вот эти потери вполне могут, по мнению наблюдателей, обесценить стратегическую победу в Алеппо.

Потому что само по себе поражение под Пальмирой – тактическое. Но если на него нанижется ряд других поражений, то оно может стать и стратегическим.

Последние данные говорят вроде бы о том, что эта угроза штабами в сирийской армии осознана. Бойцы САА отразили атаку сил запрещённой в России террористической группировки "Исламское государства", а прибывшие сюда подкрепления уже переходят в контратаки.

 

И какие же выводы можно сделать из этой ситуации?

Первое. Сирийская армия воевать умеет. Не вся и не везде, но – умеет. Что бы ни говорить о роли "их-там-нетов" во взятии Алеппо, результаты в основном добывались и закреплялись именно сирийской армией.

Иное дело, что для полной верности вышесказанного в её составе надо указать иранских и палестинских добровольцев, шиитов и Хизбаллу. А вот отдельные соединения, как, например, Силы национальной обороны, собственно, и сдавшие Пальмиру, - вывести за штат. Причём в том нет особой их вины – ополченцы есть ополченцы. Просто с самого начала они должны выполнять не более чем милицейские функции по охране порядка и не порождать иллюзий, что ими можно заменить настоящих военных.

Второе. Сирийская армия сильно устала и ей сильно не хватает численности. Штурм Алеппо потребовал лучших сил, и на Пальмиру уже не хватило. Теперь же, надо полагать, высвободившиеся "тигры" и "соколы" будут брошены на восстановление положения вокруг Пальмиры. И на обеспечение продвижения правительственной армии к Ракке и Дэйр-эз-Зору.   

Третье. На самом деле ничего сильно страшного в захвате Пальмиры нет, утверждают военные специалисты. То есть победа "чёрных" там действительно тактическая, даже в какой-то мере случайная. Захват сирийцами господствующих высот вынудит "бармалеев" отступать так же, как до того в аналогичной ситуации оказались вынужденными отступать асадовские ополченцы.

 

А вот Алеппо – это уже навсегда!

Восстановление контроля над Алеппо, по мнению военных наблюдателей, переводит всю войну в Сирии на совершенно новый стратегический уровень.

Во-первых, сам по себе захват позиций бандитов в нём означает существенное спрямление линии боевого соприкосновения между сторонами. В условиях дефицита людей в САА это существенный плюс для сирийских правительственных сил.

Во-вторых, контроль над Алеппо – это уже навсегда. Военные аналитики утверждают, что с трудом можно себе представить, что Дамаск сможет кому-то уступить его. Если, конечно, иметь в виду сохранение присутствия российской военной поддержки.

В-третьих, Алеппо и местность вокруг являются прекрасным трамплином для развития наступления в провинции Идлиб или же в противоположную сторону – на Ракку. Причём второй вариант кажется предпочтительнее: судя по всему, по поводу Идлиба имеются некие негласные договорённости, а вот взятие Ракки позволяет рассчитывать на "продолжение банкета" с ИГ в любом направлении.

Наконец, и в-главных, всякая гражданская война – это война в большой степени психологическая. Скажем, поражение Деникина в 1919 году ещё не подорвало окончательно сил белых – сильные части  им удалось сохранить в Крыму. Но вот психологически белая армия надломилась. Даже когда в 1920 году её снова удалось развить наступление, блестяще вырвавшись из Крыма, практически никто из её состава не верил в победу. Белые офицеры уходили в бой умирать, подороже продавая свою жизнь. Но не побеждать.

 

Шок и разногласия среди террористов

Сейчас похожая ситуация складывается и в Идлибе, судя по поступающей информации.

Сообщается об острых разногласиях в рядах террористов: одни складывают оружие, другие уходят в Идлиб, лишаясь тяжёлого вооружения, третьи – непримиримые – нападают на тех, кого заподозрят в попытке капитулировать. Так, представители запрещённой в России Джебхат ан-Нусры даже нападали на штабы бригад Джейш аль-ислам и Фейлак аль-ислам, а их командиров, которые вступили в переговоры с правительственными силами, арестовали и, кажется, уже расстреляли. Отдельно распалась Джейш аль-Фатх: она раскололась на две группы, которые, в свою очередь, также разошлись по вопросу того, как жить и воевать дальше.

Раскол наметился и среди хозяев террористов. Часть наблюдателей, например, указывает, что ЦРУ разошлось турецкой разведкой МИТ и управлением общей разведки Саудовской Аравии относительно дальнейших перспектив ан-Нусры и прежде всего – её управляемости. Разногласия существуют также между МИТ и катарской Службой государственной безопасности по поводу того, что удержать в относительно едином состоянии альянс девяти оппозиционных групп, который так удачно лёг в Алеппо под Нусру. Как предполагают в Анкаре и Дохе, с Алеппо как с центром сопротивления, тем более оплотом будущей экспансии антиасадовских сил покончено. В этой связи выдвинута задача создать централизованное суннитское сопротивление в Идлибе, куда уходят «примирившиеся» боевики из Алеппо и окрестностей Дамаска. Это позволяет затянуть время, избежать окончательного разгрома и восстановить боевой потенциал. Что касается прежде всего протурецких групп. Анкара и Доха стараются стать центральными партнерами и спонсорами заново структурированного повстанческого движения Сирии, выдавив из него КСА и Иорданию.

В общем, террористов можно даже где-то понять: они переживают сложный психологический шок не только из-за поражения, но и из-за унижения, когда пришлось воспользоваться предоставленным режимом транспортом, чтобы элементарно спасти себе жизнь. Кроме того, на них действует необходимость приспособления к новым болевым условиям. Потеря надёжного снабжения. И вообще сам по себе переход войны в стадию, когда перспективы победы в ней ушли навсегда.

 

А вот ИГ – это сила пока ещё серьёзная и организованная

И настоящие поражения ей правительственные войска, надо честно признать, - не наносили. Первое освобождение Пальмиры было вытеснением, а не разгромом. Последовавшая попытка броска на Ракку окончилась, скорее, если не разгромом, то очень чувствительной плюхой в адрес сирийской армии. Развить наступление до Дэйр-эз-Зора и вовсе никто не пытался – слишком рискованно при ненадёжных коммуникациях.

То, что проамериканская коалиция никак не может освободить от ИГ Мосул, тоже говорит в пользу высокой профессиональной военной подготовки джихадистов. Победить их – остальное можно будет считать завершающими операциями войны.

Можно ли победить? В целом военные наблюдатели не сомневаются в этом. То, что Дэйр-эз-Зор столько лет держится в полной блокаде против ИГИЛовцев, говорит о том, что они не всесильны и не бесстрашны. Но для этого, уверены специалисты, надо разобраться с ситуацией в высших кругах САА и вообще политического руководства.

 

Извлечь из провала уроки

Дело в том, отмечают наблюдатели, нельзя было не заметить концентрации сил ИГ вокруг Пальмиры, как и переброску их через пустыню от Ракки и от Мосула. Тем более что теперь, задним числом, российский Центр примирения враждующих сторон в Сирии подтвердил, что свои силы ИГ к Пальмире перебросил как раз из района Ракки, где – вот же странное совпадение! - активные боевые действия проамериканской коалиции против террористов на прошлой неделе были приостановлены. Также крупные резервы и бронетехника ИГ была переброшена к Пальмире из района Дейр эз-Зор.

Правда, кое-кто напоминает про так называемую "облачную технологию", когда более 4 тысяч террористов передвигались небольшими группами, под видом местных бедуинов или даже солдат правительственных войск. Проспать передвижение почти дивизии разведка не могла. Значит, проспал – или специально прикрыл глаза – кто-то из высшего штабного начальства, которое по каким-то причинам не захотело дать данным разведки верную интерпретацию.

При этом информированные аналитики не в первый раз указывают на нечто вроде ревности, существующей у многих сирийских военных по отношению к русским коллегам. Тут всё, как всегда: "руси" – люди пришлые, они не знают того, что знаем мы, они ставят под вопрос нашу компетентность, а значит, и карьеру. И самое главное – они не хотят знать "внутренних" раскладов как в среде генералитета, так и в политическом истеблишменте Дамаска. В конце концов, гражданская война в Сирии началась из-за ссоры дяди Башара Асада с племянником. И именно часть сирийских элит, веками контролирующих эту страну, собрали вокруг себя так называемую "оппозицию" и стали во главе её вооружённых отрядов…

Так что голоса, которые подозревают в потере Пальмиры и государственную измену, могут оказаться не так и далеки от истины.

Наконец, имеется конфликтная ситуация и в среде российских представителей в Сирии, на что уже не раз указывали обозреватели. Основная проблему в том, что здесь армией пытаются командовать дипломаты. Отсюда – совершенно эпическое число "гуманитарных пауз" и "перемирий", за время которых армия не могу делать своё дело, зато террористы переформировывались и укреплялись. При этом имидж России в головах упёртых до остолопости западных политиков не улучшался ни в коей мере.

Но в целом наблюдатели оценивают итоги последних дней весьма и весьма позитивно. Стратегическая победа, обмененная на тактическое поражение, - что ж, без поражения было бы лучше, но коли уж так сошлось, давайте отпразднуем победу, а поражение превратим в полезное извлечение необходимых уроков.

Источник


тэги
читайте также