21 октября, среда

По поводу нарезки округов

09 марта 2015 / 13:58
политолог, заместитель директора Национального института развития современной идеологии

По поводу нарезки округов есть у меня отличная история. В былинные времена серьезной борьбы на Госдуме жители Израиля с русскими паспортами оказались прирезанными к одному округу в Центральном Черноземье.

Исход борьбы решило то, что кандидат X просто размножил в большом тираже настоящую листовку кандидата Y, выпущенную в Израиле на русском и иврите. То есть буквально: «Я верю в мудрость своего народа!». На Черноземье сельское это произвело впечатление и кандидат X, шедший по всем опросам вторым изначально, с отрывом выиграл.

Я это к чему вспомнил. К тому, что когда округ состоит из разных частей, когда аудиторий много и они не похожи друг на друга — выборы будут интересными и непредсказуемыми. Вот за это я ручаюсь.

Теперь серьезно. В модели, которую можно в «Ведомости» пропихнуть, или в РБК, или там в «Слон» — где у нас еще официально жалуются на чудовищную несправедливость российской политсистемы — в этой модели, взятой прямо из учебника истории 5 го класса с марксистским описанием феодализма, существует «либеральный», свободолюбивый город и забитые управляемые деревенские крепостные. И согласно этой модели либералов городских деревенский раб лишает представителей в ГД.

Только это все ерунда. Выборы по одномандатным округам — это штука со своей спецификой. Это не список, где цифрой за абстракцию надо отчитаться перед начальством, не референдум о доверии, как губернаторские выборы. Это голосование за человека. Что в этой связи делает система город + деревня предлагаемая?

Она делает выборы сложно административно управляемыми. Нету больше «понятного» чувака, который «держит» сельский округ, А и к которому надо пойти и договориться. Нету больше «зама мэра по коррупции» из городского округа Б, к которому надо пойти и опять же договориться.

Зато у зама мэра есть свой кандидат, а у авторитетного селянина — свой, и даже если одному из них приказать сняться, то это будет означать только одно — полокруга переходит в «скрытую» оппозицию другой половине. Я уж не говорю о том, что кандидат одной из половин может запросто пойти от той самой оппозиции. Система понятной ответственности административной разрушается.

Да, административная работа на выборах — это очень сложный процесс. Это не то что ты приказал: «Выборы делайтесь, раз-два» — и они сделались. Это мучительная вещь, когда ты имеешь дело с одной системой — «город», «деревня», «область», работающей на одного человека в рамках одного процесса. А если систем одновременно много и они друг друга, мягко говоря, не любят и имеют разные интересы? Если процессов много: выборы проходят сразу на нескольких уровнях и по разной модели?

У оппозиционных кандидатов все сложности — это сложно формулируемая идеология кампании, призванная зацепить всех и не оттолкнуть никого, и логистика. Для административного ресурса — главным риском (и очень вероятным) является полный паралич.

Так что в тех регионах, где и без того все выстроено — ничего не изменится. А там, где были сомнения, где у оппозиции была игра — этой игры станет значительно больше.

Это, собственно, и есть политика. Конфликт, неразрешимые противоречия, борьба, административная неразбериха, невозможность власти сконцентрировать ресурс. Чего еще надо, я не понимаю?

Источник


тэги
читайте также