25 июня, суббота

Неочевидная статистика выборов

19 сентября 2016 / 18:36
политолог, директор по исследованиям Фонда ИСЭПИ

Первые заметки на полях, будет свободное время — можно будет продолжить. Посчитано по данным о 105,6 млн. избирателей, которые пока выдает сайт ЦИК (из 111,6 млн.).

1. Две партсистемы для двух Россий
Вся Россия — 11,2%. Москва — почти 27%. Санкт-Петербург — 28,1%. Это суммарный результат 10 непарламентских партий.

Он лишний раз показывает, что все инновации, включая и политические — вроде запроса на многопартийность, зарождаются в столицах. Дальше работает теория «диффузии инноваций» и специфика ее проявления в электоральном пространстве России. Либо скорость распространения инноваций недостаточна, либо остальной России нет дела до этих политических изяществ с малыми партиями, либо сами малые партии не особо занимались остальной Россией.

Это как сравнивать аудиторию Фейсбук (преимущественно либерально-мегаполисную) и аудитории ВКонтакте и Одноклассников — и удивляться, почему Фейсбук поражен результатам выборов и явке, а вторая аудитория не удивлена или особо их и не заметила.

Доля малых партий выше 17% еще только в 2 регионах, где есть якорная малая партия (Карелия — «Яблоко», Красноярский край — «Патриоты» Быкова)

 

2. Такие разные столицы
Москва — 15,7%. Санкт-Петербург — 19,5%. Это суммарный результат основных партий правого фланга (Яблоко, Партия Роста, ПАРНАС).

Единая Россия в Москве — 37,7%. Единая Россия в Петербурге — 39,8%. Вроде бы очень похоже. Но в чем же разница?

В Петербурге, как и в предыдущие 5 лет, новый парламент будет релевантен диверсифицированным партийным предпочтениям местных избирателей. Теперь не только Яблоко, но и Партия Роста представлена в ЗС. Они же без подписей будут выдвигать кандидатов на выборы в МСУ — важнейшие в федеральных городах. Немного не хватило ПАРНАС, чтобы на выборах в ЗС дотянуть до 3% и тоже идти на местные выборы без подписей.

В Москве же, как и после выборов в Госдуму-2011, парламент и партийные интересы москвичей остаются в разных реальностях. Но если пять лет назад тот чемодан без ручки был наследством лужковских «выборов»-2009, то нынешняя Мосгордума — это уже рукотворный парламент нынешней мэрии. По-хорошему, проблемой для внутриполитического блока должно стать то, что партийные предпочтения москвичей по-прежнему полнее отражают муниципальные советы-2012, а отнюдь не Мосгордума-2014. И уж тем более не стоит (если вдруг кто) радоваться тому, что теперь Яблоко в 2017 году на местных выборах в Москве не сможет выдвинуть независимых кандидатов без сбора подписей.

А причина одна — полностью мажоритарная модель Мосгордумы (45 одномандатников), о нецелесообразности которой говорили, по-моему, все вокруг.

 

3. «Красный преемник»
Только ленивый сейчас не скажет о том, что после провала на выборах в Госдуму КПРФ неизбежно предстоит задуматься об обновлении. Многие, наверное, вспомнят, что в КПРФ уже есть записной кандидат в преемники — лидер московского горкома Валерий Рашкин.

В 2011 году — 19,2%. В 2016 году — 13,41%. Это динамика КПРФ по России.
В 2011 году — 19,4%. В 2016 году — 13,9%. Это динамика КПРФ по Москве.

Вроде одинаково, везде коммунисты удержались вторыми. А так как раскрывшаяся политсистема сильно благоволила в Москве новым и либеральным партиям, и при этом коммунисты забрали в Москве один «чужой» округ, то горком и вовсе мог бы чувствовать себя внутрипартийным победителем. Однако рано Рашкину примерять корону «преемника».

Список КПРФ в Люблинском округе — 15,2%. А «тяжеловес»-одномандатник Рашкин в округе с биполярной конкуренцией — лишь 12,5%.

В 2016 году Рашкин набрал 20 591 голосов. А в тяжелом для оппозиции «крымском» 2014 году на выборах в Мосгордуму Андрей Клычков — 13 968 голосов. Лишь в ПОЛТОРА раза меньше Рашкина в округе, который при этом был в ТРИ раза меньше по численности.

Вместо сильных одномандатников из Мосгордумы, которые точно помогли бы горкому КПРФ бороться за 3–4 округа в Москве, мы увидели от горкома массу политических пенсионеров (к примеру, Преображенский или Нагатинский округ), или партийную молодежь, неготовую к большим выборам (ЦАО и приоритетный для коммунистов «красный» САО).

Пока «преемник» может только благодарить Единую Россию и Митволя за то, что они отказались от кампании в 200-ом округе, и сильного мосгордумца-одномандатника Зубрилина (он и провел молодого Парфенова в Госдуму голосами в трех своих якорных районах).

 

4. «Коммунисты России» —
спойлер или сигнальная партия для КПРФ?

Еще ночью КПРФ затянула традиционную песнь о том, что власть наплодила партий-спойлеров и партий-обманок, а настоящий результат коммунистов, конечно же, гораздо выше. Смотрим цифры.

Коммунисты России-2016 — 2,30%. Коммунисты России-2015 — 3,47%. Последнее — это давно опубликованный нами средний результат партии Сурайкина на всех выборах по партспискам в регионах и муниципалитетах год назад (по 46 регионам — достаточная выборка). Тогда «Коммунисты России» впервые превзошли своих конкурентов из КПСС за статус «альтернативы КПРФ» в бюллетене.

КПРФ-2011 — 27,8%. КПРФ-2016 — 24,7%. Коммунисты России-2016 — 3,16%. Это нынешние цифры в самой что ни на есть «красной» Иркутской области с правильным губернатором, где «основная» КПРФ даже ожидаемо выгрызла у ЕР один округ.

КПРФ-2011 — 30,3%. КПРФ-2016 — 19,55% (лишь на 26 голосов больше, чем у ЛДПР). Коммунисты России-2016 — 3,48%. Это нынешние цифры по другой «красной» области — Новосибирской, с правильным мэром и сильным обкомом. Которые еще в июне-де-факто сдали перспективный Барабинский округ единороссу-заму Локотя в мэрии (в итоге Игнатов тут набрал всего-то 39%).

В Иркутской и Новосибирской области избиратель тоже якобы запутался в коммунистических партиях, спутал их номера в бюллетене и забыл ФИО «красного» губернатора и мэра? Скорее, нечего на спойлера пенять, если в своем королевстве не все ладно.

 

5. «Перспективные лидеры от Навального»
против политиков и партий «уходящей эпохи»

Нет сомнений, что скоро мы снова услышим про «Партию прогресса» как самую сильную (по опросам «Левада-центра») и потому незарегистрированную оппозиционную партию. Но пока тихо, можно посмотреть цифры.

Ляскин в 196-ом округе — 7,78% (4-ое место чуть-чуть впереди СР и ЛДПР). Митрохин от «Яблока» в 196-ом округе, которого надо было обязательно снять в пользу Ляскина, — 12,33% (2-ое место). 7,5 тысяч голосов разницы

Янкаускас в 209-ом округе — 8,24% (4-ое место). Русакова из «Яблока» в 209-ом округе, которую тоже надо было снять в пользу Янкаускаса, — 11,36% (3е место). 5 тысяч голосов разницы

Бойко в 135-ом Новосибирском округе от «уходящей» партии «Яблоко» — 3,28% и 7-ое место. Позади кандидатов всех парламентских партий, Родины и Коммунистов России. Но ПАРНАСовца опередил.

 

6. Кто отказался тратить деньги налогоплательщиков на «Яблоко»
Как я уже писал в 4 месяца назад, в 2011 году почти 35% всех голосов «Яблоку» принесли всего 3 региона — Москва, Петербург и Московская область.

В 2016 году голоса двух столиц и Подмосковья — это уже 40,5% всех голосов «Яблока» (400 тыс. из пока 986 тыс.). А вот остальные регионы не пожелали сохранять для «Яблока» госфинансирование.

Возможно, партии стоит вспомнить свою предвыборную позицию по Крыму (менее 5,8 тыс. голосов на всем полуострове — 0,7%). Или задаться вопросом о том, почему избиратель в регионах в ходе агитации почти не увидел лиц «нового Яблока» — Ширшину или Слабунову.

 

7. Где теперь не потеряла «Единая Россия»
Разница между результатами «Единой России» сейчас и пять лет назад — 5% (49,32% и 54,1%). Откуда появились эти дополнительные 5%? Прежде всего, «от противного».

В 2011 году ЕР провалилась в 32 регионах — в них результат партии оказался ниже 40% (а в 15 из них — и вовсе меньше 35%). Это было большинство крупных регионов Сибири, большинство регионов Северо-Запада, целый ряд областей Центральной России, крупные регионы Уральского экономического района, наиболее крупные регионы ДВФО.

Теперь ЕР получила меньше 40% лишь в 18 регионах (я ожидал 13–15). И только в одном из них, Алтайском крае, это результат ниже 35% (34,92% — хуже предыдущих 37,17%). Что это за регионы?

1) Регионы, в которых высокий результат 2011 года не был воспринят как легитимный, но с тех пор легитимность избирательного процесса восстановилась.
Москва — 37,7% (в 2011 году были мифические 46,62%)
Коми — 37,85% (было 58,81%, при Гайзере республика славилась электоральной управляемостью)
Близко к этой группе, хотя и чуть выше 40%, Астраханская область (было 60,17% ценой известных скандалов).

2) Небольшие регионы, в которых ЕР не смогла на праймериз найти безоговорочно сильного одномандатника против сильных оппонентов (чаще всего, из ЛДПР) и освободила округ
Амурская область — 37,91% (было 43,54%)
Забайкальский край — 38% (было 43,28%)
Хабаровский край — 37,31% (в 2011 году было так же — 38,14%)
Омская область — 36,31% (упала с 39,61%), также здесь регвласть и реготделение слабо провели кампанию в ЗС

3) Прошлые регионы-аутсайдеры, в которых партия заметно прибавила на 5% и больше — хотя они и остались в группе до 40%
Ярославская область — 38,43% (пять лет назад был антирекорд 29%)
Костромская область — 36,60% (был второй с конца результат 30,74%)
Карелия — 37,30% (было 32,26%)
Новосибирская область — 38,26% (было 33,84%)
Вологодская область — 37,21% (было 33,40%)
Кировская область — 38,07% (было 34,90%)
Приморский край — 38,14% (было 32,99%)
Иркутская область — 38,60% (было 34,93%)

4) Новых аутсайдеров совсем немного
Челябинская область — 38,14% (было 50,28% — но была и специфика электорального процесса от губернатора Юревича)
Хакасия — 38,06% (было 40,13%)
Сюда же и уже упомянутый Алтайский край можно отнести

5) Особый случай, попадающий сразу в несколько категорий, — Санкт-Петербург.
Это регион со слабыми думскими праймериз (и «закрытыми» праймериз на выборы ЗС), внутрирегиональной спецификой кампании по выборам в ЗС, которая не способствовала росту результата партсписка, и сразу двумя освобожденными думскими округами. В итоге текущий результат в Петербурге — 39,88% на самой низкой в стране явке 32,5% (в 2011 году у партии было 35,37%, но при явке больше 52%)

Вслед за выправлением ситуации во многих кризисных регионах «Единая Россия» подросла и во многих крупных областных центрах. А возможно, это просто удачно выступила «диванная партия» разочарованных в думской четверке, но помогло это в любом случае самой ЕР.

Количество регионов со сверхподдержкой ЕР и сверхявкой с 2011 года не выросло, и точно не это стало причиной дополнительных 5%. Больше 70% партия и сейчас, и тогда получила в 11 регионах. Из этой группы вывалилась крупная Башкирия, но ее компенсировали меньшие по численности Кемеровская область и Крым. Однако если в 2011 году сразу 4 региона дали партии больше 90% голосов (с максимальной явкой), то теперь больше 90% у «Единой России» — только в Чечне.

Конечно, «Единой России» ожидаемо помог Крым — результат в республике 72,83%, но явка там составила, по текущим данным, чуть больше 49% (ниже ожиданий)

Источник


тэги
читайте также