15 июля, среда

Об итогах пребывания ВКС России в Сирии

15 марта 2016 / 17:50
профессор факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ

Российские ВКС все основные задачи, потребные для той группировки, которая у нас есть в Сирии, выполнили. Для задач непосредственной поддержки войск конфигурацию группировки надо менять. Что может произойти в будущем.

Реплика. Быстренько

Во первых строках моего письма, напомню, что я изначально говорил о марте, как о критическом сроке в принятии решений по операции. Ну, вот, собственно… Поэтому, ничего по времени уж слишком неожиданного я не виду. К тому же, действительно российские ВКС все основные задачи, потребные для той группировки, которая у нас есть в Сирии, выполнили. Для задач непосредственной поддержки войск конфигурацию группировки надо менять. Что может произойти в будущем.

Вопрос, стоит ли?

Если оставаться в рамках реальности и не впадать в конспирологический экстаз («показания Лесина, спрятанного ФБР и ЦРУ по программе защиты свидетелей») или геополитический экстаз («большая договоренность с США по формуле Сирия в обмен на Украину»), рациональными факторами в принятии решения я бы назвал следующие моменты (по мере важности):

  1. Перекладывание бремени ситуации на Иран, который все более и более самостоятелен и уже начал в адрес России позволять себе «комментарии». Да, конечно, Иран большая и самостоятельная страна, ну, собственно, пусть и покажет это «в деле». Только наивный не увидит связи между заявлением Ирана о неприсоединении к соглашению о замораживании добычи нефти и заявлением ВВП.
  2. Выбивание у группы Меркель-Эрдоган (надеюсь, мы все согласны с тем, что это одна группа, связанная какими-то делами в прошлом и общей зависимостью от некоторых специфических кругов в Вашингтоне?) козыря о том, что российские бомбардировки создают потоки беженцев, на ограничение которых «надо скинуться» для Эрдогана. В условиях поражения на местных выборах Фрау попадает в еще более сложное положение.
  3. Выражение неудовольствия Асаду, который весьма успешно наступал в Алеппо, что грозило провоцированием конфликта с Турцией и подставой нам, но вдруг затормозил у Пальмиры, хотя, казалось бы, ему надо было демонстрировать свою значимость в борьбе именно с ИГИЛ (Запрещенной в России террористической организацией). Впрочем, все, как и обещали: воюешь — получаешь помощь. Начинаешь имитировать — …..
  4. Усиление зависимости Асада от «хмеймимской оппозиции», т. е. от той политической оппозиции, которую сконструировали мы. Теперь он ее игнорировать просто не сможет — это реально опасно с силовой точки зрения: его войска довольно далеко оторвались от баз. Специально сказанная — и показанная — фраза про интенсификацию участия РФ в переговорном процессе говорит о многом.

Вне этого списка я выскажу мысль, что начальство наше, вероятно, углядело в чем-то и где-то (но не в Донбассе — тут я уверен) какую-то значимую угрозу, которая имеет и военное измерение. И для купирования которой нужно усилить группировку именно этих сил и средств. Просто переместив их из одного места в другое. Ну, это мне так просто кажется — реальных фактов у меня нет.

Конечно, вой турбопатриотов будет и имиджевые риски решение создает, но имидж на хлеб намазать бывает очень трудно. Особенно сейчас, когда начальство начало догадываться, что в экономике твориться некая хрень. Тем более что, цинично говоря, все основные имиджевые «сливки» с Сирии уже были сняты.

Источник


тэги
читайте также