13 августа, четверг

Новая аристократия

19 августа 2015 / 11:56
руководитель аналитического центра «Московский регион»

Блестящей иллюстрацией момента служит недавно опубликованная на «Снобе» беседа Собчак с Минаевым.

Минаев — последний из могикан «старой» сурковской пропаганды, оставшийся верным тогдашней вассальной присяге — все остальные, как метко подметил недавно Дмитрий Юрьев, давно уже сбежали во Фронду, где и есть их нынешнее классовое место. Собчак — валькирия феодальной фронды, плоть от плоти «старой знати», предъявляет Минаеву именно сословную аргументацию — ты же один из нас (пароль — «умный-модный-современный», с птичьего переводится как «проходишь фейс-контроль на допуск в приличные дома»), что ты забыл среди этих темных плебеев? Минаев в ответ корчит позу оригинала — а вот я такой! — и это, что характерно, воспринимается вполне адекватно — джентльмен и денди имеет право на свои причуды! Но именно при условии, что это маркируется как причуда и каприз аристократа, а не как отказ от классовой идентичности и переход в плебеи.

Фундаментальное отличие внутренней политики «по Суркову» от внутренней политики «по Володину» в этом интервью явлено со всей рельефностью. И это отличие имеет именно сословную природу. Сурков буквально веником убивался ради того, чтобы любой ценой оставаться своим именно для «старой знати», плотью от плоти которой изначально был сам; Володин же, плоть от плоти того слоя, который в ренессансных городах назывался «новые люди», строит и кадровую, и пропагандистскую архитектуру на их ценностях и картине мира. Собчак со свойственной ей непосредственностью описала ситуацию в языке стилистических различий пикапа — «старая аристократия» это когда зовут в дорогой ресторан, читают Бродского и Цветаеву и, расплачиваясь по счету, делают куртуазное предложение: «тогда бы, может быть, и дала»; «новые люди» — это когда прямо в кабинете левой рукой кладут на стол пачку купюр, правой в тот же самый момент расстегивают ширинку — мерзко! унизительно! да как вы смеете?

Драма в том, что старая аристократия доживает свои последние дни в сиротеющих рублевских донжонах. Она больше ничего не решает и ни на что не влияет; новая архитектура позволяет в принципе игнорировать ее трепыхания: в рамках 86% рейтинга можно выстроить вполне себе живую конкурентную политсистему, и это — о ужас! — будут действительно партии, действительно выборы и действительно местное самоуправление, то есть буквальная реализация всего того набора лозунгов, которые многие годы устами коллективной Собчак ретранслировало старое боярство, ни разу не предполагая, что все это когда-либо будет реализовано на практике. Причем такая реализация означает только одно: «бояре» — за бортом. Хотя бы потому, что они никогда не пойдут сами по дворам и подъездам решать коммунальные проблемы избирателей, никогда не отправятся своими ногами к мелким чиновникам решать проблемы каждой бабы Дуси — а без этого, одной только платной медиакампанией, никакие выборы в новой реальности никогда не выиграешь. Пришло время тех, кто многие годы томился в гетто старой политсистемы — функционеры КПРФ, СР, ЛДПР и даже того же Едра в «негламурной» его части, люди в неладно скроенных пиджаках с галстуками не в тон и картофельными лицами, но именно поэтому воспринимаемые бабой Дусей не как небожители из телеэфира, а как свои в доску, пусть даже и по-мелкому вороватые, но родные.

Заграница нам поможет — последняя надежда «старой аристократии», для которой во все времена и в любой стране сословные барьеры были куда более значимы, чем этнонациональные. Поэтому именно для них риски изоляции страны и любые движения в эту сторону являются жизненной катастрофой, в то время как для всех остальных — досадной неприятностью, «одной из». Поэтому украинский конфликт — та самая соломинка, за которую хватаются «бояре» в поисках путей возврата в светлое вчера, которым для них выступают уже не 90-е, куда там — а то самое «околоноля».

Источник


тэги
читайте также