19 июня, вторник

Про послание, дебаты и секс-скандал

03 марта 2018 / 13:24
публицист, историк

Центральных точек сборки избирательной кампании, без сомнений, было на этой неделе две. Информационный повод для всех кандидатов, кроме основного, — скандалы на дебатах.

Для Владимира Путина — послание Федеральному собранию. Путин в нем и так рассказал обо всем, о чем бы поведал оппонентам в ходе дебатов.

Пока европейская часть России замерзала от крайне лютых январских морозов, кандидаты в президенты отправились на дебаты, чтобы в очном противостоянии донести свою точку зрения по максимально широкому кругу вопросов.

Правда, не все. Во-первых, Владимир Путин в дебатах участия не принял. Российские главы государства и кандидаты от власти вообще никогда не принимали участия в дебатах с выборов в президенты РСФСР в 1991 году, когда теледебаты в нашей стране проводились впервые. Тогда, кстати, в качестве надежной стартовой площадки для дальнейшей политической карьеры дебаты выбрал Владимир Жириновский, с тех самых пор эксплуатируя любой телевизионный эфир для закрепления или наращивания своего персонального политического капитала. Что до кандидатов-фаворитов, то лишь однажды, на прошлых президентских выборах, Владимира Путина представляли его доверенные лица.

Логика отказа фаворита гонки от очных ставок с конкурентами простая. Буквально все специалисты по выборным кампаниям согласны в следующем: участие в дебатах лидера против аутсайдера ничего не дает лидеру, напротив, в случае совершения каких-то ошибок он может потерять часть рейтинга. А вот оппоненты фаворита одним своим участием в споре «на равных» наращивают «прибавляют в весе». Потому дебаты Путина с, прости господи, Максимом Сурайкиным очень интересны кандидату Сурайкину, но совершенно не нужны кандидату Путину.

Нет, некоторые сторонники действующего президента говорят еще, мол, Путин таким образом старается уравнять шансы — дать больше времени конкурентам в телевизоре, но это странная логика — будто основной кандидат играет с остальными в поддавки.

Еще один момент — «отказники» на дебатах в мире вполне имеются. Шарль де Голль и его преемник Жорж Помпиду, например, в дебатах не участвовали. А много позже Жак Ширак отказался по идеологическим, как утверждалось, причинам от дебатов с националистом Жан-Мари Ле Пеном.

Есть и аппаратная логика. Президент не уходил в отпуск на предвыборный период. Это обычная практика — без президента страна, а тем более бюрократический аппарат два с лишним месяца предвыборной кампании жить не может. А потому в президентский график дебаты, которые записываются, как правило, во время рабочего дня, просто не влезли бы.

Мероприятия пару раз в месяц во внерабочее время — еще куда ни шло, но не каждодневные телеэфиры.

Впрочем, и остальные кандидаты не находят возможности ходить на все передачи. Одно дело — прайм-тайм на «России-1» в эфире у Владимира Соловьева, другое — в эфире «Радио России». На первые дебаты в радиоэфир из четырех кандидатов дошел только Жириновский, остальные прислали доверенных лиц. Что вызвало недоумение и недовольство в ЦИКе — на неделе Элла Памфилова неоднократно убеждала кандидатов не прогуливать дебаты. На ОТР категорически не хотели ходить Борис Титов и Григорий Явлинский.

Доверенные лица Титова, как казалось, соревновались в том, кто из них больше раз за эфир произнесет «Стратегия Роста», а вот наблюдатели вместо вопроса «А что Титов?» из рекламных роликов кандидата хотелось задать вопрос «А где Титов?». Когда Титов, впрочем, появился в телеэфире, возник вопрос «А зачем Титов?», поскольку первым же тезисом про российскую армию кандидата стала похвала реформе армии, которую провели в 2000-е годы — читай, при Владимире Путине.

Главной «звездой» первого цикла дебатов стал, ожидаемо, Владимир Жириновский. Лидер ЛДПР в принципе является известным сильным полемистом. Что показали и дебаты — Жириновский, в отличие от оппонентов, отлично чувствует тайминг. Ему говорят, что регламент минута — ВВЖ говорит минуту, полторы — говорит полторы.

Первые темы дебатов на телеканалах — армия и внешняя политика — были удобны не для всех кандидатов. Владимир Жириновский активно пытался уязвить конкурентов тем, что Грудинин и Сурайкин (и Собчак, естественно) в армии не служили. Впрочем, быстро выяснилось, что в студии сложился неожиданный тандем — Жириновский одобрял примерно каждый второй тезис Сурайкина, постоянно сопровождая его слова одобрительным комментарием: «Молодец, Максим!»

Кандидаты и впрямь выглядели не слишком задорно. Нет, тезисы каждому из них подготовили, но у каждого кандидата был очевидный профиль для высказывания. Ксения Собчак и ее доверенные лица последовательно призывали прекратить войны, которые ведет Россия, в том числе и «на Украине». Позиция, с точки зрения кандидата, видимо, справедливая, но вот у большинства избирателей такая точка зрения популярностью не пользуется.

Риторика против ЧВК — второй ударный тезис Собчак — большинству избирателей просто непонятна, поскольку не все читают «Би-би-си» или комментарии российского МИДа с опровержениями этих публикаций. Или Павел Грудинин, который выглядел при споре на эти темы просто неубедительно: например, в ходе одних из дебатов он сказал, что разговоры о внешней политике не нужны. Максим Сурайкин в ответ на практически любой вопрос предлагал восстановить СССР и покончить с капитализмом. Много, вероятно, разумных вещей говорили Явлинский и его представители, но вслушаться в смысл их предложений было довольно сложно — настолько эмоционально и риторически нейтральными (чтобы не сказать — никакими) были его выступления.

Кандидаты после первых опытов начали жаловаться, что их не устраивает сам регламент дебатов.

Регламент был избран такой — кандидаты не полемизируют друг с другом, а только высказывают свою позицию в отведенное им время по очереди. Кандидатам же очевидно хотелось ругаться. Грудинин и Бабурин на канале ОТР несколько минут своих выступлений посвятили тому, что это не дебаты, а групповое интервью, где реального столкновения позиций вообще не происходит. Потому некоторые из них (вроде бы Жириновский, Грудинин и Собчак, как минимум) договорились о том, чтобы сломать систему и начать полемику друг с другом, несмотря на установленный формат.

Правда, и до этого ругаться у них вполне получалось. В четверг утром Грудинин и вовсе ушел в знак протеста с дебатов, объявив их балаганом.

Самый яркий эпизод в этом плане произошел на первых дебатах на «России-1» в среду: главный «либерал-демократ» устроил там «яркое и красочное шоу», обматерив (если кто вдруг этого не видел) в прямом эфире Ксению Собчак.

Старался он и добиться ответа у ведущего Соловьева, который робко пытался успокоить разбушевавшегося кандидата, зачем тот позвал Собчак в принципе. Она, впрочем, в долгу не осталась и плеснула в Жириновского водой. В тот же день на дебаты на ОТР вместо Собчак уже пошла ее доверенное лицо Марина Литвинович, которая продолжила перепалку с Жириновским на тему его недостойного поведения по отношению к женщинам уже на дебатах о внешней политике России.

С женщинами жириновцам в последнее время вообще не везет и это было едва ли не основной политической новостью для партии, непосредственно к выборам не относящейся, но все равно встроенной в общеполитический контекст. Некоторое время назад ряд девушек-журналисток, работающих в Государственной думе, анонимно признались телеканалу «Дождь», что глава комитета по международным делам Леонид Слуцкий (не путать с известным футбольным тренером) якобы приставал к ним в ходе исполнения ими служебных обязанностей: пытался целовать и гладить во всяких интимных местах. А 27 февраля о домогательствах со стороны Слуцкого открыто рассказала заместитель редактора телеканала RTVI Екатерина Котрикадзе, а 1 марта – продюсер «Дождя» Дарья Жук.

Кейс с харрасментом в Госдуме мог бы быть, разумеется, историей про «русского Харви Вайнштейна», но при чем тут выборы президента? Да при том, что Слуцкий из партии Владимира Жириновского, а пост главы комитета для него буквально выбил у Владимира Путина сам лидер ЛДПР. И удар по Слуцкому — конечно, удар по Жириновскому, хоть и не в электоральном плане (избиратели ВВЖ — чаще мужчины). К тому же вопрос о домогательствах уже потребовала рассмотреть на думской комиссии по этике другой кандидат в президенты — Ксения Собчак.

Однако едва ли центральным событием стало формально не относящееся к выборному процессу событие. В четверг Владимир Путин (в качестве президента, а не кандидата) выступил с посланием Федеральному собранию. И, хочешь не хочешь, документ имеет некоторое отношение и к кандидату Путину. Скептики даже говорили, что послание специально задержали и не огласили в прошлом году (Путин его в 2017 году вообще не зачитывал), чтобы Путин обратился с ним ровно под выборы. А еще некоторые наблюдатели сочли, что послание будет еще и программой кандидата Путина (отдельную программу кандидат также не презентовал до сих пор).

В определенном смысле можно сказать и так — тезисы послания явно выходят за календарный 2018 год. И эти тезисы говорили они явно: это послание не кандидата, а президента.

Послание структурно состояло из двух больших блоков — «гражданского», посвященного развитию человеческого капитала, заботе о развитии страны, социальной сфере, и «военного», целиком про «наш ответ Чемберлену» с красивыми картинками о полетах российских инновационных ракет. И все это в разрезе будущего шестилетнего политического цикла, что говорит о намерении действующего президента, как минимум, добиться обозначенных целей самостоятельно.

Обращался Путин явно и к условным «либералам», и к вполне «пламенным патриотам» (в части, посвященной успехам российского оружия и проблемам международной безопасности). Так что можно считать послание и программой, и выступлением в ходе дебатов. Некоторые оппоненты Путина послание в зале слушали, а спорить дискутантам на дебатах и так пока не положено.

Источник


тэги
читайте также