16 октября, среда

Рейтинг Фонда «Петербургская политика»: Октябрь, месяц корректировки приоритетов в действиях региональных элит

11 августа 2016 / 13:09

Во вторник, 8 ноября, Фонд «Петербургская политика» Михаила Виноградова выпустил политический рейтинг за октябрь 2016 года. Октябрь ознаменовался корректировкой приоритетов в действиях региональных элит. Во внутренней политике наблюдалось снижение активности, обусловленное необходимостью взять паузу после избирательной кампании, а также перестановками в профильных блоках Администрации президента. За исключением нескольких территорий (например, Нижегородской области) формирование послевыборных конфигураций происходило относительно спокойно.

В то же время регионы обнаружили, что прежние политические (в том числе и выборные) «заслуги» не могут конвертироваться в финансовые преференции. Самым ярким примером этого стала полемика вокруг финансирования Чечни, сопровождавшаяся резкими высказываниями в адрес Министерства финансов РФ со стороны Рамзана Кадырова. Менее резонансными, но тоже чувствительными были заявления других региональных лидеров — например, главы Чувашии Михаила Игнатьева, высказавшего мнение, что «честно работать с Минфином невыгодно — надо создать проблему, чтобы получить деньги из федерального бюджета». Ранее в комментарии к сентябрьскому рейтингу уже отмечалась перспектива постепенного исключения «выборного» фактора из формулирования региональной политики, поскольку инициатива переходит в руки чиновников, напрямую не занимавшимися выборами (см. http://www.fpp.spb.ru/fpp-rating-2016-09). Формально федеральная власть демонстрирует стремление сохранить баланс — в частности, после демарша Кадырова был подан (хотя и довольно размыто) сигнал о возможности предоставления значительных дотаций северокавказским республикам. Фактически же готовность центральной власти ориентироваться на позицию регионов в бюджетном процессе и выработке концептуальных экономических решений по-прежнему невелика.

Двойственность в положении регионов усилилась и в связи с инициативой Владимира Путина о принятии специального закона о российской нации. Первоначально данное предложение вызвало сдержанную реакцию — в некоторых случаях иронию, в других — сугубо номинальное одобрение без какой-либо детализации и конкретики. Можно, однако, говорить о двух возможных сценариях реализации этой инициативы в части влияния на положение регионов. Первый из них предполагает завершение курса на поддержку мягкой модели русского национализма (под брендом «русский мир») и, как следствие, укрепление позиции нерусских этносов и элит — включая руководство национальных республик. Второй, наоборот, выглядит как попытка «размыть» статус национальных республик, заводя их под «зонтичный» бренд российской нации и повышая риски упразднения части из них. К тому же одним из драйверов инициативы является Федеральное агентство по делам национальностей, к работе которого часть руководителей национальных республик относится весьма прохладно.

Неопределенности также добавляет возобновление дискуссии о целесообразности укрупнения регионов: с этой идеей вновь выступила председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, объяснив это тем, что часть регионов не способна существовать самостоятельно (по некоторым оценкам, наибольшему риску укрупнения могут подвергнуться регионы с численностью населения до 3 млн человек). Здесь возможно обострение конфликта между различными подходами. Аргументами в пользу укрупнения регионов внешне должны быть экономическая повестка (предполагающая «вторичность» интересов региональных элит перед экономической конъюнктурой), а также распространенный стереотип о завышенных притязаниях со стороны ряда территорий. В то же время такой шаг чреват недовольством накануне федеральных президентских выборов со стороны части региональных элит, при этом не обещая особого позитивного имиджевого потенциала, понятного и актуального для широких масс избирателей — в том числе в «укрупняемых» территориях. В целом же для региональных элит был бы комфортен увод на периферию как идей по «укрупнению», так и дискуссий относительно содержательного наполнения темы «российской нации».

Помимо атмосферы на президентских выборах 2018 год остается значимым для федеральной власти и с точки зрения спортивных проектов — прежде всего, проведения Чемпионата мира по футболу. Здесь также наблюдается накопление конфликтов. Общественные ожидания от проведения футбольного состязания невысоки, в отличие от восприимчивости граждан к скандалам и негативным новостям относительно строительства спортсооружений (например, «Зенит-Арены» в Санкт-Петербурге). Предпринимаемые в этой ситуации экстренные кадровые шаги — в том числе наделение Виталия Мутко рангом вице-премьера — девальвируются административными мерами, противоречащими духу подготовки к масштабному международному соревнованию. Самым ярким примером этого стало закрытие для иностранцев пропускного пункта Красная Горка, фактически блокирующее приезд в Россию на автомобильном транспорте через территорию Белоруссии — по наиболее обустроенной и короткой магистральной автодороге из России в направлении Европейского союза. Вне зависимости от подоплеки этого решения (российско-белорусские отношения или желание создать преференции будущей платной трассе Москва — Санкт-Петербург) в целом данный шаг вступает в очевидное противоречие с масштабными и затратными проектами развития дорожной инфраструктуры, позволяющей в том числе привлекать туристов на Чемпионат мира-2018, и ставит под сомнение значимость для административного аппарата на федеральном уровне и в регионах приоритетов, связанных с проведением мирового первенства.

Подробнее с рейтингом можно ознакомиться на сайте Фонда.


тэги
читайте также