16 июня, воскресенье

Павел Данилин: Сенаторы напрасно приняли недоработанный законопроект

07 января 2016 / 10:39

Генеральный директор Центра политического анализа Павел Данилин анализирует «пакет Яровой»: «Итак, теперь пакет „Яровой“. Там, собственно, два закона. Первый — о внесении изменений в УК — и второй — о внесении изменений в другие законы. Надо сказать, что первый проект вообще не вызывает никаких вопросов».

«Там снижается до 14 лет планка применения уголовного наказания за тяжкие преступления, что абсолютно верно — молодых стервятников надо уметь прижать, а то безнаказанность молодых доводит порой до страшных вещей. Изнасилования, убийства, и никто не отвечает.

Далее, отягчающим обстоятельством делают преступление на войне.
Ужесточается наказание за терроризм, вводится наказание за недонесение об известных готовящихся или совершенных терактах (за исключением близких родственников). Тоже правильно.
Из неверного — статья 282. Там ужесточение наказания. Я вообще считаю, что эта статья в ее нынешнем виде не имеет право на существование. Так что здесь вообще, все не туда.
Далее. идет серия по 282 (1, 2, 3) — здесь все ок — это по экстремистам. На самом деле 282 тоже надо было привязать к экстремизму, и это сильно сократило бы возможности для прокуроров. Также появляется статья 282.4 о вербовке в экстремистские группировки. Тоже ок», — описывает содержание закона политолог.

«Все. Итак, за исключением ошибочного усиления наказания по ст 282 все в этом законе верно.
Второй закон также почти полностью оправдан. Там водится понятие миссионерской деятельности и из нее выводится понятие сект и террористических культовых образований, уточняются нормы безопасности при почтовых перевозках», — уверен Данилин.

«Вопросы вызывает вот этот пассаж и еще пассаж про связь — они почти идентичные, поэтому приведу лишь про интернет.
„3. Организатор распространения информации в сети „Интернет“ обязан хранить на территории Российской Федерации:

1) информацию о фактах приема, передачи, доставки и (или) обработки голосовой информации, письменного текста, изображений, звуков, видео- или иных электронных сообщений пользователей сети „Интернет“ и информацию об этих пользователях в течение одного года с момента окончания осуществления таких действий;
2) текстовые сообщения пользователей сети „Интернет“, голосовую информацию, изображения, звуки, видео-, иные электронные сообщения пользователей сети „Интернет“ до шести месяцев с момента окончания их приема, передачи, доставки и (или) обработки. Порядок, сроки и объем хранения указанной в настоящем подпункте информации устанавливаются Правительством Российской Федерации;
Мало того, что тут вообще не понятно, кто есть организатор распространения информации — то ли тот, кто ее выпускает, то ли тот кто дает сигнал — провайдер, то ли еще кто. Но представить себе хранение всей этой информации, и где? В общем, я как то не понял. И сотовые операторы тоже не поняли вполне логично», — убежден эксперт.

«И почему к примеру, Почта России не может перлюстрировать и хранить копии писем, а вот Билайн, должен это делать, тоже не совсем понятно. Итак, законопроект не доработанный, очевидно. Сенаторы приняли его в нынешнем виде напрасно», — резюмирует Данилин.

Источник


тэги
читайте также