13 декабря, среда

Эксперт ЦПА: Демократические реформы Джона Сноу будут свернуты, Север ожидают политические заморозки

08 февраля 2017 / 17:38
публицист, историк

Историк и публицист Михаил Захаров прокомментировал по просьбе издания Znak.com политическую ситуацию, сложившуюся в Вестеросе к началу VII сезона "Игры престолов"

В частности, Михаил Захаров сравнил Дорн с российскими Чечней и Татарстаном. «Дорн в иерархии своего рода вестеросского феодализма занимает уникальное место. В отличие от остальных королевств, он является полунезависимым от Королевской Гавани и правящего там дома и активно цепляется за свой независимый статус. Собственно, Таргариенам так и не удалось завоевать Дорн и пришлось решать вопрос при помощи династического союза. С другой стороны, Дорн не претендует и на Железный трон. Если провести далекую аналогию, то Дорн — это своего рода аналог российской Чечни или Татарстана — власть Королевской гавани признает, но активно сопротивляется любым попыткам навязать свою волю, особенно по принципиальным вопросам. Соответственно, и тамошние правители именуются «принцами» и «принцессами». Этнически Дорн — тоже не совсем Семь Королевств. Там живут потомки ройнаров, а не андалов и первых людей, как в остальном Вестеросе. Это также усиливает сходство с упомянутыми российскими регионами», — отметил Захаров.

Оценивая ситуацию на Железных островах, Захаров подчеркнул, что вечевая демократия железных людей — еще более архаичная форма, нежели монархия Вестероса. «Конечно, это не прямая демократия, фактически вес имеют только слова капитанов кораблей и собравшихся на вече команд — то есть не всех, — уточняет он. — У Эурона самый сильный пункт программы — его пол. Пусть формально за женщинами у железнорожденных признается столько же прав, сколько и за мужчинами, но по факту Яре не хватало первичных половых признаков. Не то чтобы это уникальная ситуация — мне кажется недооцененным то обстоятельство, что в противостоянии Трамп-Клинтон, например, играл роль и фактор пола — потому более традиционные слои американского общества (как и железнорожденные на своем вече) поддержали более приемлемую в гендерном плане кандидатуру. Эурон экспрессивен, он популист, правда, популист совсем «безбашенный», что и оттолкнуло от него значительную часть капитанов, вставших на сторону Яры. Он кажется авантюристом, что создает для островов политические риски в перспективе. Яра более осторожна в своих амбициях и хочет меньшего — потому союз с нею удобнее», — рассуждает Захаров.

Также Михаил Захаров считает, что не стоит обольщаться нынешними тактическими реформами Джона Сноу. Он считает, что текущий тренд на региональный сепаратизм едва ли приведет к окончательному отделению Севера от Семи Королевств. «Обычно в экстраординарных условиях создаются заделы для последующих реформ, — говорит Захаров. — Но затем большая часть приобретенных свобод отыгрывается назад. Скажем, эмансипация чернокожих в США в ходе Гражданской войны была в значительной части нивелирована в ходе Реконструкции Юга. Политические права они получили только при Линдоне Джонсоне. Надо полагать, что и права, которые дал одичалым Джон Сноу, будут пересмотрены после окончания текущей войны». «Конфликты северян с одичалыми неизбежны по определению, — говорит эксперт. — Свободы женщин также уйдут в прошлое, как только минует угроза. Вся-таки общество Вестероса и тем более Севера — довольно патриархальное», — говорит Захаров. По его словам, в определенном смысле Старки олицетворяют Север — место, где не забыты вековые традиции, где есть отличия в этно-культурном плане, где с высоты смотрят на высокомерных южан из столицы.

Север — «этакий Норильск, Архангельск, Мурманск и даже Средний Урал, — сравнивает Захаров. — Сепаратистские тенденции там возникают постольку-поскольку — в силу совсем какой-то чрезвычайщины Юга». «Что-то вроде Уральской Республики. Сепаратизм, но с большой надеждой на нормализацию и с пониманием, что никуда южане не денутся» — резюмирует эксперт.

Источник


тэги
читайте также