26 июня, среда

Выборы в Москве: пейзаж на старте избирательной кампании

14 июня 2013 / 03:18

Об интриге этих выборов, а также о ситуации на старте предвыборной гонки в других регионах страны, ТАСС-Аналитика поговорил с вице-президентом Центра стратегических коммуникаций Дмитрием Габитовичем Абзаловым

8 сентября 2013 года в целом ряде регионов будут впервые после долго времени избираться губернаторы. Выборы коснутся и московской агломерации. 11 июня было официально объявлено о старте избирательной кампании в столице. Начинается и кампания по выборам главы Московской области. Об интриге этих выборов ТАСС-Аналитика поговорил с вице-президентом Центра стратегических коммуникаций Дмитрием Габитовичем Абзаловым.

Дмитрий Абзалов: Выборы именно в Московской области планировались достаточно давно. Пришедший на место Шойгу Воробьев к ним активно шел. И предполагалось изначально, что сначала будут выборы в Московской области, через год предстояло избрать Мосгордуму, а через два года – мэра столицы. И через три года – выборы депутатов Госдумы.

Но ситуация несколько изменилась.

Все-таки Москва и Московская область представляют собой единый территориально-экономический комплекс, и разностатусным руководителям этих субъектов федерации договориться между собой было бы трудно.

Я напомню, что к Москве присоединяются новые территории, одновременно решается вопрос их финансирования, вопрос единой транспортной стратегии, которую долгое время не могли согласовать Громов и Лужков. Соответственно, в принципе эти субъекты связанны в крупную агломерацию. Существует маятниковая миграция из Московской области. Поскольку Москва и Московская область - традиционно связанные между собой субъекты, постольку взаимоотношения их руководителей должны быть синхронизированы.

Если бы схема была реализована так, как была изначально задумана, то Воробьев, если бы он избрался, был бы избранным губернатором Подмосковья, а Собянин смог бы пойти на мэрские выборы только через два года.

В нынешней политической системе, где легитимность власти глав регионов должна подтверждаться на выборах, ситуация была бы неравновесной. Уровень легитимности Воробьева был бы выше уровня легитимности будущего мэра Москвы. Составил бы этот факт серьезные проблемы при их взаимодействии?

Дмитрий Абзалов: Они бы вряд договорились бы по основным вопросам. Плюс ко всему, Воробьев в случае своего избрания, оперировал бы своим электоральным потенциалом, а у Собянина такой возможности не было бы. Собянин проводит серьезные реформы, ему необходим кредит доверия, который важен для модернизации транспортной и социальной инфраструктуры. Поэтому губернатор, который имеет этот запас поддержки, может апеллировать к нему, для того чтобы проводить сложные реформы. Человек, который этим запасом не обладает, очень часто становится заложником популизма. Поэтому Собянин решил пойти раньше на выборы.

Кстати, есть такое мнение, что через два года ситуация для Собянина была бы намного хуже - его электоральный рейтинг не был бы на уровне 53-54%. Мы пережили длительный протестный период. Протесты были в прошлом году, в начале этого года. Они, вероятно, продолжатся. Соответственно, для Собянина на этом фоне было бы достаточно трудно длительное время сохранять высокий электоральный рейтинг, тем более во время реализации сложных инфраструктурных проектов, являющихся основными раздражителями населения.

В особенности в среде московского среднего класса. Потому что платные парковки в Москве раздражают серьезный сегмент именно среднего класса.

Дмитрий Абзалов: И при этом Собянину удалось сохранить высокий уровень поддержки. Не все главы регионов могут похвастаться подобным. Примерный временной горизонт запуска его инфраструктурных проектов – два года. То есть через два года они бы уже начали работать. Речь идет о строительстве хордовых магистралей, новых станций метро и многом другом. А потому, еще не известно, какой рейтинг был бы у Собянина через два года. И поэтому Собянин, как и любой другой здравомыслящий политик, решил воспользоваться своим серьезным конкурентным преимуществом, которое ему удалось накопить за это время.

Нужно заметить, что московские протесты пока не касались мэрии как таковой. Они всегда были сконцентрированы на федеральных властях. Мэр города, в котором постоянно проводятся протестные действия, оказался ни при чем. Как Вы считаете, почему в оппозиционной повестке мэр Москвы полностью отсутствует?

Дмитрий Абзалов: Здесь как это ни парадоксально, все еще действует эффект предыдущего мэра столицы – Юрия Лужкова. Дело в том, что те инфраструктурные проблемы, которые есть у Москвы, были сформированы еще в его период. Вспомним, на чем они возникли? На торговых центрах, которые не имели разгонных полос и внутренних парковок. На перегрузке транспортных колец, перегрузке МКАД, неверных решениях при строительстве пересечений между МКАДом и вылетными магистралями и вообще, неэффективном использовании базовых транспортных узлов.

Это проблемы, которые пришли не от Собянина, - наоборот, он их пытается решать. И поэтому он имеет достаточно сильные позиции сегодня в Москве.

Давайте не будем пенять на Лужкова. Он получил власть в Москве в совсем другое время. Тогда, в начале 90-х годов даже мусор не вывозили, фонари практически не светили, а автобусы - не ездили. Лужков создал в какой-то мере комфортный для начала 90-х годов город.

Дмитрий Абзалов: Посмотрите на рейтинг московских проблем. По версии основных поллстеров, для 40% населения Москвы главная проблема - это транспортная инфраструктура, то есть пробки. На втором месте – вопрос, связанный с миграцией. На третьем месте – образование. А дальше пошли по списку федеральные темы.

Кстати, в федеральной повестке на первом месте тема ЖКХ. А Москве проблемы ЖКХ не так волнуют горожан?

Дмитрий Абзалов: И социальные темы там достаточно низко рейтингуются, поскольку в Москве одни из самых больших расходов на социалку. То есть уровень социального обеспечения в Москве с точки зрения субсидий намного выше.

Подмосковье тоже славится своими социальными программами, хотя, конечно, не дотягивает до Москвы. Какие все же основные проблемы волнуют жителей Подмосковья?

Дмитрий Абзалов: В сущности, здесь наблюдаются те же проблемы, но несколько иначе поставленные. Первая проблема – это транспортная доступность. Большая часть населения Подмосковья едет на работу в Москву. Для них вопрос перегруженности базовых так называемых вылетных магистралей является проблемой. На втором месте – социальные проблемы. А миграционные проблемы несколько уходят на второй план. Важны для них вопросы социальной доступности, ЖКХ, ведь изношенность фондов в Подмосковье выше, чем в Москве. Вопросы, связанные с изношенностью инфраструктуры в образовательном контуре. Естественно, здравоохранение. Такова подмосковная повестка Она очень красиво и интересно сыграла на муниципальных выборах. Наиболее типовые – это Химки, Жуковский и Сергиев Посад.

И теперь на этом содержательном фоне возникает интересный вопрос. С точки зрения существующей повестки, игроков, которые бы ее «тащили» в последнее время, очень немного. Если мы посмотрим на большой московский регион, то эта проблема непосредственно касается числа и качества кандидатов.

Главная проблема Москвы состоит в том, что в ней очень сильно раздробленно политическое поле. И его дальше продолжают дробить.

С другой стороны, Москва традиционно считалась хорошей площадкой для того, чтобы подтверждать свою политическую легитимность и поддерживать свой политический уровень. К примеру, КПРФ всегда участвовала в московских выборах, причем часто тащила туда именно федеральных политиков. То же самое делала ЛДПР. Соответственно, традиционно в Москве сильно «Яблоко», которое в свое время пестовал Лужков. Есть там и вся несистемная оппозиция, которая, несмотря на свои обещания о выдвижении единого кандидата, пошла на выборы мэра по отдельности, дальше разбивая существующее публичное политическое поле.

Причем вся эта оппозиция еще два года назад кричала, что выборы в России нелигитимны и участвовать в них не имеет смысла. Теперь, оказывается, выборы стали легитимными и вдруг появился смысл участвовать в них. Что произошло за эти два года?

Дмитрий Абзалов: Есть особенность выборов глав субъектов Российской Федерации: кандидат на выборах получает иммунитет, неприкосновенность. Это одна из причин, по которой на выборы идет Удальцов.

Плюс ко всему, московская предвыборная гонка – это хорошая возможность распиариться, раскрутиться.

Идти, лишь бы идти. Но это тоже правильно. Выборы показывают электоральные возможности, с помощью которых потом можно торговаться.

Соответственно, есть Собянин. Можно добавить Прохорова, точнее весь контур «Гражданской платформы» (наша беседа с Дмитрием Абзаловым состоялась еще до того момента, когда «Гражданская платформа» отказалась от выдвижения кандидата для участия в предвыборной гонке в Москве – прим. ред).

Вы всерьез относитесь к кандидатуре Ирины Прохоровой?

Дмитрий Абзалов: Сам Прохоров на выборы не пойдет, потому что не успеет перевести «ОНЭКСИМ». С большой долей вероятности это будет крайне сложно. Если он будет переводить его быстро, все равно будут торчать «хвосты».

Та же проблема у Гудкова в Мособласти.

Дмитрий Абзалов: Да, ему придется переводить болгарские активы. Гудков – очень оригинальная кандидатура. Он бывший представитель КГБ, бывший член комитета Госдумы по безопасности, и у него нет программы по реформированию инфраструктуры региона. Максимум, он может разыграть пожарно-экологическую повестку и пойти по пути Чириковой. Но как показали итоги выборов в Химках, реальный электоральный потенциал этой повестки – от силы 12%. Это максимум, что можно было выжать с информационной мобилизацией. Поэтому Гудкову не на чем играть, у него нет повестки, в которой он был бы силен.

Но он же пытается импортировать в Мособласть повестку федеральную.

Дмитрий Абзалов: Практика показывает, что федеральная повестка никакого отношения к территориальным реалиям не имеет. Гражданам не слишком интересны хитросплетения на федеральном уровне, им интересно, как у них работает водопроводный кран. И это правильно, поскольку политика становится более рациональной, более считываемой. Человеку важно знать, как конкретная политика выражается в счете за услуги ЖКХ, а не в общих программных заявлениях на долгую перспективу. Это вообще характерная особенность политических реалий в мире в целом, и на фоне такой сложной экономической ситуации в частности.

Дмитрий Абзалов: Прохоров рассчитывал очень серьезно вкладываться в московскую кампанию. Но изначально он предполагал, что это будет лишь ступень большого пути: сначала выборы одномандатником в Мосгордуму в 2014 году, потом, соответственно, на позицию мэра в 2015 году.

Ситуация с сокращением этого пути несколько спутала Прохорову карты.

Дело в том, чтобы раскрутить других кандидатов, которые находятся в его контуре, чтобы поднять их рейтинг, нужно серьезно вкладываться на протяжении двух лет. А Прохоров кроме как в себя ни в кого вкладываться не готов.

Дальше возникает вопрос, какие могут быть кандидаты? Если Прохоров не идет (а это большая доля вероятности), то пойдет его сестра. С одной стороны, он ее раскручивает последнее время как политика в медийном поле. Но с другой стороны ее электоральные возможности заведомо намного ниже, чем у самого Прохорова. Плюс ко всему они частично пересекаются с «Яблоком». Здесь будет сбивание рейтинга. Будет дробиться традиционная для Москвы левеющая интеллигенция.

Что касается Лужкова и Прохорова, то их синергетический эффект будет отрицательным от слияния двух разных электоральных баз. Вместе они будут меньше, чем по отдельности. Потому что Прохоров для Лужкова - болевая точка, которая к нему пристегивается. А для Прохорова Лужков – это негативная связь с коррупционностью предыдущей системы, против которой он сам выступает. Лужков ведь политик от системы и до последнего за нее держался. Так что Лужков, скорее всего, будет выступать лишь как консультант, рассказывать, как устроена внутренняя структура в Москве. Он может стать главой штаба, например. Но как политик и по возрасту, и с точки зрения бэкграунда ему играть очень сложно.

Плюс ко всему Прохоров в Лужкова не будет вкладываться деньгами. Никто не знает, как себя поведет Лужков, если будет избран. Кроме того, Лужкову, как и Прохорову, необходимо будет переводить активы в Россию. А я сомневаюсь, что Батурина будет счастлива, если узнает, что ей нужно возвращать в Россию все те активы, которые она оперативно выводила в Европу. Это невозможно.

А в Подмосковье есть какие-то серьезные конкуренты у Воробьева?

Дмитрий Абзалов: Из-за того, что выборы Москвы и Подмосковья соединились, проявился серьезный дефицит федеральных политиков. А на уровне определенных субъектов РФ, таких как столица или ее область, требуются игроки, во-первых, очень узнаваемые, во-вторых, с реальным электоральным потенциалом. Фактически их всех перетянули московские выборы. В Подмосковье не осталось серьезных игроков.

Москва вновь сыграла роль пылесоса?

Дмитрий Абзалов: На самом деле да.

Однако Фетисов остался, Гудков остался, Митволь тоже имеет какие-то амбиции, я уж молчу о «Пауке».

Дмитрий Абзалов: Митволь и Паук могут пойти и по Москве. Москва все-таки более медийно привлекательный регион. С точки зрения общего информационного потока столица перебьет Подмосковье. Поэтому выгодно меньше получить в Москве, но заработать на этом больший PR-эффект, чем получить достаточно серьезное количество голосов в Московской области, но не получить такого медийного выхлопа.

Тут риски очевидны, и игроки делают ставки на более выгодное направление. Плюс в Подмосковье очень сложная повестка, мало кто в ней разбирается, там очень сложное региональное устройство. В Москве можно федеральную повестку поднять и попытаться выехать на ней. Выиграть вряд ли получится, но попиариться можно.

А если смотреть на московские выборы в контексте выборов в Мосгордуму, которые пройдут в следующем году. Насколько будущие выборы влияют на нынешнее выдвижение кандидатов?

Дмитрий Абзалов: Предполагалось, что сначала выберут Мосгордуму. На этой кампании обкатают основные политтехнологические решения, выстроят всю сетевую систему, которую собирался строить и Прохоров. Сейчас эта модель ломается, фактически сразу приходится участвовать в выборах на очень высоком уровне, не имея сети.

Даже если Прохоров и смог бы поучаствовать в кампании, он бы не успел так быстро раскрутиться.

Очень мало игроков, которые могут заявить одну повестку на Москву и область. Воробьев с Собяниным могут пойти в тандеме. Потому что после смены Громова и Лужкова идея по продвижению Москвы и Подмосковья в подобном тандеме хорошо продается.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

мнения
13 июня / 18:47
Отказ Михаила Прохорова от участия в московских выборах понятен и объясним
Имущество, акции и счета для Михаила Прохорова дороже, чем невнятная перспектива участия в выборах мэра {Читайте далее}
Данилин Павел Викторович, политолог, генеральный директор Центра политического анализа
15 июня / 21:46
Явка станет референдумом о доверии Собянину
Москва до сих пор не приняла Собянина как своего {Читайте далее}
Шмелев Александр Алексеевич, политолог
15 июня / 21:48
Отсутствие серьезных соперников снизит политический уровень выборов
С Прохоровым, наверное, можно было ожидать проведения выборов в два тура {Читайте далее}
Ремизов Михаил Витальевич, президент Института национальной стратегии
15 июня / 21:50
Собянин победил бы в первом туре при любых обстоятельствах
Отказ Прохорова от участия в выборах совершенно не снижает политическую ценность победы Собянина {Читайте далее}
Крыштановская Ольга Викторовна, социолог, руководитель Центра изучения элит в Институте социологии РАН
15 июня / 21:55
Московские выборы- это референдум о доверии Собянину
О том, что Прохоров имел какие-то мэрские амбиции, забудут очень скоро, а сам он очень серьезно подпортил себе позиции перед выборами в Мосгордуму {Читайте далее}
Симонов Константин Васильевич, директор Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ), доцент кафедры философии политики и права философского факультета МГУ им. М. В. Ломоносова