17 ноября, воскресенье

Проект противодействия АСЕАН, АТЭС и ШОС

11 июля 2014 / 14:26

Вряд ли можно считать сенсационной новостью очередное сообщение, еще раз подтверждающее то, что Вашингтон все активнее прибегает к тактике, во главе угла которой — как можно больше изолировать Россию (и ее столь же независимого от американских интересов партнера Китай) на международной арене. В том числе и в торгово-экономических отношениях. Последние в понимании США также должны строиться преимущественно из геополитических соображений.

Начнем по порядку. Президент России Владимир Путин подчеркнул 6 ноября в интервью ведущим китайским СМИ, что «очевидно, что Транстихоокеанское партнерство — очередная попытка США построить выгодную для себя архитектуру регионального экономического сотрудничества».

Он отметил, что «отсутствие в составе его участников таких крупнейших региональных игроков, как Россия и Китай, вряд ли позволит выстроить эффективное торгово-экономическое взаимодействие».

Российский лидер убежден, что «многосторонняя система хозяйственных связей в Азиатско-тихоокеанском регионе может быть прочной только при условии учета интересов всех государств региона».

«Такой подход отражен в проекте пекинской дорожной карты по содействию формированию Азиатско-тихоокеанской зоны свободной торговли, который будет обсуждаться на предстоящей (10-11 ноября в Пекине) встрече лидеров АТЭС», — отметил президент.

По его мнению, «оценить, что реально достигнуто в рамках Транстихоокеанского партнерства, пока непросто». «Продвижение этой инициативы осуществляется в закрытом режиме даже для бизнеса и общественности самих договаривающихся государств, не говоря уже о других странах», — обратил внимание Путин.

Комментируя заявления экспертов, которые не исключают, что новое партнерство будет конкурировать с другими региональными соглашениями, президент РФ сказал, что «нельзя противопоставлять, сталкивать между собой региональные объединения». «Необходимо выстраивать такие соглашения на основе открытости, равноправия, учета потребностей каждой экономики. Региональная интеграция должна носить прозрачный характер, обеспечивать обмен информацией между всеми переговорными процессами», — предложил Путин альтернативный путь развития международных взаимосвязей в торгово-экономических отношениях.

Так что же это за Транстихоокеанское партнерство и с чем его едят? ТТП, по официальному замыслу организаторов, должно стать международной торгово-экономической организацией с возможным введением зоны свободной торговли в регионе. С такой идеей выступили в 2003 году Новая Зеландия, Сингапур и Чили, спустя два года они вместе с Брунеем подписали соглашение об учреждении Партнерства. США заинтересовались проектом в 2008. Однако ни США, ни другие страны до сих пор не подписали соглашения об учреждении ТТП. По прогнозам, доля стран ТТП (вместе с Японией) в мировом ВВП может достигнуть 38-40 процентов и четверти оборота мировой торговли.

Хотя переговоры о формировании ТТП ведутся в обстановке строжайшей секретности, тем не менее в прессу просочились некоторые данные о том, какие принципы будут заложены в его деятельность. Так, как стало известно, соглашение о ТТП регулирует большой круг вопросов, связанных с охраной интеллектуальных прав, с сельским хозяйством, телекоммуникациями, финансовыми услугами, таможенным сотрудничеством и тарифами, взаимными инвестициями и так далее. США отстаивают идею ввести порядок, при котором государство-член Партнерства можно было бы обязать поднять трудовые и экологические стандарты до определенного, «международного уровня». Вашингтон также инициировал учреждение особого суда для рассмотрения споров между транснациональными корпорациями и правительствами стран-участниц.

Как считают профильные специалисты, создаваемая структура должна стать альтернативой АСЕАН и АТЭС, она будет представлять собой продолжение американской политики по сохранению контроля над Тихоокеанской зоной, созданию экономического блока для противостояния растущему влиянию Китая и России. По оценке китайских экспертов, Вашингтон пришел к выводу о том, что АТЭС оказалась не особо действенной структурой в плане продвижения американских интересов в АТР. А как утверждают антиглобалисты, только две из 26 глав соглашения о ТТП имеют какое-либо отношение к торговле, а большая часть соглашения «предоставляет новые права и привилегии глобальным корпорациям, в особенности, связанные с защитой интеллектуальной собственности, а также — ограничение на государственное регулирование».

По словам члена парламента Малайзии Нурул Анвар, соглашение о ТТП «позволяет иностранным корпорациям обходить законодательство и нормативные акты, принятые правительством в общественных интересах, среди которых положения о природных ресурсах, охране окружающей среды, а также политике в области здравоохранения».

Как убеждена директор «Глоубл трейд уотч» при организации «Паблик ситизен» Лори Уоллах, в случае подписания соглашения о ТТП, жители многих стран окажутся в неограниченной власти крупнейших мировых корпораций.

Такого же примерно мнения придерживается и политический журнал «Каунтер панч», по оценке которого «Транстихоокеанское партнерство фактически представляет собой средство, при помощи которого американские корпорации делают себя неуязвимыми для законодательства зарубежных стран, где они занимаются бизнесом». И стране, которая попытается обеспечить соблюдение своих законов, «будет предъявлен иск за ограничение свободы торговли», убеждено издание. «Очевидно, что европейцы и азиаты, согласившиеся с условиями этих партнерств, являются проплаченными агентами западных корпораций», — считает журнал, предостерегая, что, «если договоренности будут подписаны, то единственным законом в Европе и Азии окажется американский».

Примечательно мнение журнала «Нейшн», делающего вывод о том, что цель ТТП — «воспрепятствовать росту экономики стран БРИКС и других развивающихся рынков, при укреплении американской экономической гегемонии во всем мире». Кстати, судя по словам издания, для Вашингтона ТТП является и своего рода контрмерой в отношении набирающей мощь Шанхайской организации сотрудничества, которая «медленно, но верно превращается в важнейшую международную организацию в Азии». «Уже ясно, что одной из ключевых долгосрочных целей ШОС будет прекращение торговых операций в долларах и поддержка использования петроюаней и петрорублей при энергетических сделках», — говорится в статье.

Сергей Рябков, заместитель министра иностранных дел РФ, видит ситуацию с потугами США создать еще один инструмент американского давления (хотя ТТП и задумывалось отнюдь не в таком ракурсе) — а именно так и собирается сделать Вашингтон — в таком свете. «Мы являемся свидетелями весьма непростых политических и экономических тенденций в регионе АТР, — отметил он недавно на круглом столе „Россия и Тихоокеанский альянс: возможности расширения сотрудничества“. — Одна из них состоит в том, что некоторые политические силы в США, недовольные принципами и направленностью деятельности АТЭС, ведут линию на формирование в регионе подконтрольных им интеграционных процессов более узкого формата». Одним из них, по его словам, и является «Транстихоокеанское партнерство на основе концепции свободной торговли, характерная черта которого состоит в том, что в нем „по определению“ нет места России и КНР».

«Ни в коей мере не проводя никаких параллелей и аналогий и не упрощая ситуацию, в частности специфику политики Пекина, хотел бы подчеркнуть эту мысль: мы наблюдаем стремление некоторых стран расколоть АТР и, в частности АТЭС, взяв при этом за основу концепцию зоны свободной торговли», — констатировал дипломат.

Так что, несмотря на закрытый режим переговоров по ТТП и пропагандистские заверения Вашингтона о приверженности принципам свободной (правда, не уточняя, что речь не идет о свободе от геополитических интересов США) торговли, проект противодействия АСЕАН, АТЭС и ШОС оказался «шит белыми нитками».

Анатолий Лазарев

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также