22 февраля, пятница

Китайский клон «Сухого»

20 ноября 2014 / 20:21

В китайском городе Чжухай закончила свою работу международная авиакосмическая выставка Airshow China-2014. Российская делегация продемонстрировала там более 200 самых современных и перспективных образцов своей боевой и гражданской техники.

Среди них многоцелевой сверхманевренный истребитель Су-35, учебно-тренировочный (учебно-боевой) самолет Як-130, многофункциональный фронтовой истребитель МиГ-29М2, а также тяжелый военно-транспортный самолет Ил-76МД-90А и самолет-топливозаправщик на платформе самолета Ил-76МД-90. Из вертолетов — транспортно-боевой Ми-35М, ударный Ка-52, военно-транспортный Ми-171Ш, тяжелый транспортный вертолет Ми-26. Среди зенитно-ракетных систем — продукцию «Корпорации ПВО «Алмаз-Антей». В частности зенитно-ракетные комплексы С-400 и С-300 различных модификаций, «Тор-М1» и «Тор-М2», «Бук-М2», другие машины.

Посетила южный китайский город и пилотажная группа ВВС России «Русские витязи». Корреспонденты ТАСС, аккредитованные на салоне, сообщали о том огромном впечатлении, которое произвело на авиационных специалистов из многих стран мира и простых посетителей выставки показательное выступление русских воздушных асов. Они бурно аплодировали тем неповторимым элементам воздушной акробатики на тяжелых истребителях (а только российские летчики используют в групповых показательных полетах современную боевую технику), которые демонстрировали в небе Чжухая пилоты из подмосковной Кубинки.

Интересно, что такие же замысловатые фигуры высшего пилотажа, только уже в индивидуальном показательном полете, демонстрировал посетителям Airshow China-2014 и летчик-испытатель фирмы «Сухого», Герой России Сергей Богдан на сверхманевренном многофункциональном истребителе Су-35. Интригу его выступлению придавал тот факт, что Пекин и Москва уже не первый год ведут переговоры о поставках этого истребителя Китаю и, как говорят приближенные к этому процессу эксперты, якобы уже приближаются к их финальному раунду — подписанию соответствующего контракта. Пируэты, горки, горизонтальные винты, «кобра Пугачева», кружение и танцы в воздухе практически на одном месте, как у вертолета, тридцатитонной боевой машины, конечно же, не могли не вызвать восхищения у местной публики. Тем более в предчувствии, что вскоре такой уникальный боевой самолет может встать на вооружение ВВС Китайской Народной республики.

Но встанет ли?

Вопрос не риторический. Автор этого материала уже заметил, что переговоры о поставках Су-35 в Китай идут не первый год. Казалось бы, пора ударить по рукам и подписать соответствующее соглашение. Тем более, что военное и военно-техническое сотрудничество России и Китая имеет достаточно большой опыт. На вооружении Поднебесной еще с советских времен осталось огромное число образцов отечественной боевой техники, в том числе и авиационной. Хотя носит она, что вполне понятно, уже не советские, а китайские названия и китайские индексы. Да и в постсоветское время Россия поставила Пекину десятки истребителей Су-27, даже продала ему лицензию на производство этих самолетов на местных авиастроительных предприятиях. В начале девяностых годов прошлого века, как рассказывал мне легендарный генеральный конструктор ОКБ «Сухого» Михаил Симонов, китайские заказы спасли его фирму от безденежья и разорения. В те же годы выручили китайские товарищи и Корпорацию ПВО «Алмаз-Антей», закупив у нее несколько десятков зенитно-ракетных комплексов С-300ПМУ, а затем и более поздние его модификации. На вооружении ВМС Китая стоят российские дизельные подводные лодки, построенные для него в недавнее время, три эсминца с самыми современными противолодочными, противокорабельными и противовоздушными комплексами… Не очень понятно, в чем причина торможения новых контрактов?

Но причин много. Выделим из них самые острые. Некоторые военные эксперты, знакомые с ситуацией в военно-техническом сотрудничестве Москвы и Пекина, утверждают, что одна из основных здесь — стремление китайских специалистов получить минимальное количество образцов российской военной продукции, чтобы потом скопировать ее для поставок, как в свою армию, так и на экспорт. При этом российские оборонные предприятия не получают реальной цены за вложенные в создание тех или иных боевых образцов финансовые средства. И, более того, своими руками создают себе на мировом оружейном рынке очень мощного конкурента, у которого есть возможность резко сбивать цену на свою продукцию, аналогичную российской.

Примеров тому хоть отбавляй. Один из них связан именно с истребителем Су-27. Рассказывают, что по контракту начала девяностых годов прошлого века Пекин должен был закупить у фирмы «Сухого» и его завода в Комсомольске-на-Амуре 200 машинокомплектов (планеры, двигатели, РЛС, аппаратуру и другие комплектующие) истребителей, которые по лицензии собирал на своем заводе в Шеньяне. Но уже после девятого десятка этих комплектов китайцы отказались от их дальнейших закупок и стали делать свои истребители под названием Shenyang J-11. Примерно такая же история произошла и с отечественным зенитно-ракетным комплексом С-300, который в китайском варианте теперь называется Хунци-9 или HQ-9. Более того, в тендере на поставку ЗРК Турции этот комплекс победил, как отечественный С-300ПМУ, так и американский Patriot PAC-2. Анкара выбрала китайский вариант ЗРК. А с корабельным Су-33 получилось еще интереснее.

Сначала Пекин купил у Украины недостроенный на Николаевском заводе аналог нашего тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» — «Варяг». Перетащил его на буксирах к себе в город Далянь, якобы, для того, чтобы сделать из него торгово-развлекательный комплекс. Но очень скоро аттракционы с палубы исчезли, крейсер стал тем, кем он и должен был стать — авианосцем с названием «Ляонин». А на его борту появились палубные истребители Shenyang J-15, скопированные с российского Су-33, оставшегося на Украине во время испытаний авианесущих крейсеров проекта 11435 «Кузнецов». Договориться с фирмой «Сухого» о покупке таких самолетов не удалось, а Киев оказался крайне сговорчивым. Тем более, что ему палубные истребители не нужны ни под каким предлогом — авианосцев у него нет и не предвидится.

О китайских клонах российской боевой техники можно рассказывать бесконечно. На любой международной выставке вооружений на стендах компаний из Поднебесной можно увидеть знакомые аналоги отечественных танков, артиллерийских систем, в том числе и залпового огня, зенитно-ракетных комплексов и много другого. Одно время автор этих строк фотографировал эти образцы, чтобы спросить у московских ревнителей авторского права: почему никто не предъявляет претензий нашим соседям и партнерам за беззастенчивый «копирайт» боевых машин и за отсутствие роялти нашим конструкторам за поставленные Китаем на экспорт отечественные аналоги? Ответ всегда звучит так: подобные претензии предъявить очень трудно. Потому что нет абсолютного клона. Если есть хоть какие-то изменения, например, вместо цилиндрообразных контейнеров для хранения ракет коллеги используют квадратные в сечении контейнеры, то ни один международный суд не примет твой иск к рассмотрению.

Есть и другие причины, почему никаких претензий к копиистам российских боевых машин, в том числе и к китайским, никто по большому счету не предъявляет. Одна из главных — копия всегда хуже оригинала. Как ни старайся, ни изгаляйся, а добиться тех тактико-технических характеристик, которые заложены в первоначальный образец, практически невозможно. В первую очередь, это утверждение относится не к механической, а высокоинтеллектуальной продукции.

Во-первых, потому, что на экспорт российские предприятия поставляют машины с аппаратурой, чуточку «загрубленной» по отношению к той, что поступает на вооружение Российской армии. Во-вторых, можно скопировать внешний облик, можно измерить до микронов какие-то механические компоненты, «сфотографировать» и перерисовать их до предельной точности, но нельзя расшифровать и скопировать программное обеспечение, если это касается высокоинтеллектуального оружия, каким, к примеру, является истребитель или ЗРК, их радиолокационные комплексы, системы управления. Нельзя повторить, в том числе, и характеристики авиационного или ракетного двигателя.

Китай делает очень неплохие самолеты, в том числе и копии российских. Но вот двигатели, установленные на этих машинах, кстати, тоже копии отечественных, сильно уступают своим аналогам по ресурсу, да и по мощности тоже. И Пекин вынужден покупать такие двигатели для самых перспективных своих самолетов у той же России, Он даже ставит их на экспортные варианты своего Chengdu FC-1 Xiaolong, скопированного с израильского «Лави», который теперь делает для Пакистана и вместе с Пакистаном.

Почему так происходит, лучше всего знают специалисты двигателестроения. Но, как говорят, дело еще и в структуре металла, из которого сделаны лопатки турбин, другие детали мотора. Вот и для своего самолета 5-го поколения, рассказывают участники салона в Чжухае, Пекин хочет купить у Москвы тот двигатель, который стоит на переходной модели отечественного истребителя 5-го поколения Т-50. Россия создает для него новый двигатель, а тот, что стоит сейчас, как прозвучало в прессе, готова выпускать на совместном предприятии вместе с китайскими специалистами.

И если вернуться к разговорам о контракте на многофункциональный сверхманевренный истребитель Су-35, то, по мнению экспертов, ничего страшного в том, что мы продадим этот самолет Поднебесной, нет. Правда, при некоторых обязательных условиях. Одно из них — Китай должен закупить и оплатить достаточно крупную партию этих машин (около 30 единиц), чтобы ее разработчики смогли окупить свои затраты на создание истребителя, его испытания в самых разных режимах, доведения аппарата до идеала, пригодного для любых видов воздушного боя и поддержки войск на земле и в море. Второе условие, на котором, как сообщается, настаивает Пекин. На Су-35 должна стоять определенная китайская аппаратура, а ее индексация выражена в иероглифах.

Условие это российскими специалистами, как утверждают, принимается. Но с тем, что закупка первой партии истребителей — это один контракт, а модернизация или подстраивание машины под китайские требования — это второй контракт. Так просто заменить одну аппаратуру на другую нельзя. Нужно провести с обновленной машиной весь комплекс испытаний, какой осуществлялся при создании первичного образца. Только тогда конструкторы и авиастроители могут быть спокойны, что не уронили свой авторитет — поставили заказчику настоящий продукт, отвечающий всем высоким требованиям современного боя, а не какой-то полуфабрикат.

Ну, а если потом китайские умельцы захотят сделать копию или клон новой «Сушки», то — флаг им в руки. Пока они будут этим заниматься, фирма «Сухого» создаст еще одну и даже не одну машину, которая будет хоть чуточку, но лучше тех, что уже летают в боевом строю. Как в российских ВВС, так и в китайских.


Виктор Литовкин

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также