21 мая, вторник

Год после Майдана: неутешительные итоги

21 ноября 2014 / 19:54

Год назад в Киеве начались события, ставшие первыми в цепи нынешнего украинского кризиса. Сложно сказать, в какой момент все полетело под откос, но началось все именно тогда — 21 ноября 2013 года. Теперь Украина больше никогда не будет прежней. Эксперты мрачно оценивают итоги года после Майдана — больно неутешительными получаются эти итоги.

21 ноября исполнился год с начала массовых протестных акций в Киеве, приведших в результате к свержению президента Виктора Януковича представителями оппозиции под молчаливое одобрение европейских держав. С легкой руки украинских пользователей соцсетей и журналистской общественности протест получил звонкое имя «Евромайдан», по аналогии с событиями «оранжевой революции» 2004 года. Поводом послужил отказ правительства Николая Азарова подписывать соглашение об ассоциации с ЕС, которое ранее Украина обещала подписать.

Те события полностью изменили государство под названием Украина. Некоторые наблюдатели сегодня даже прочат скорый конец государственному образованию под таким именем. Украина за прошедший с тех пор год не только перекроила почти полностью партийно-политическую поляну, несколько раз успела поменять законодательство в духе «революционной целесообразности» и развязала на своей территории кровавую гражданскую войну.

Первая кровь пролилась, впрочем, раньше — еще на Майдане. Это было шоком, ведь первый Майдан 2004 года был мирным. А тут объявились неизвестные снайперы, и буквально за пару дней, во время атак протестующих на позиции «Беркута» 18 и 20 февраля, число погибших среди активистов достигло нескольких десятков (затем их пропаганда Майдана окрестит «Небесной сотней»). Дело о стрельбе во время событий в Киеве, где погибли, помимо протестующих, и сотрудники правоохранительных органов, не расследовано до сих пор. Зато эти события дали повод лидерам оппозиции форсировать свержение законно избранного президента Виктора Януковича, который спешно покинул Киев. Так к власти в результате государственного переворота пришли «революционеры», но на этом беды Украины только начинались.

Следующая трагедия состоялась в Одессе, где приехавшие на «гастроли» неонацисты подожгли Дом профсоюзов куда укрылись противники киевских «революционеров». В пожаре погибли десятки человек. Чтобы укрепить нелегитимную власть, киевские «революционеры» начинают переформатировать майданные «сотни» в настоящие вооруженные формирования. В восточных регионах, где слова и дела новых киевских властей никакого восторга не вызывали, начались дискуссии о формате взаимоотношений с центральной властью. Но новая власть Восток демонстративно слышать не хотела.

В результате Крым был потерян Киевом, а немногим позже заполыхал Донбасс. На сегодня значительные территории Донецкой и Луганской областей контролируются двумя народными республиками — Донецкой и Луганской. Перспективы диалога с этими образованиями для Киева пока туманны — Киев не желает такого диалога, в политических элитах Украины заправляет «партия войны».

Территориальные потери — не единственный, да, по сути, и не главный результат «года после Евромайдана». Один из основных итогов: на Украине идет кровавая гражданская война. Украинская армия и примкнувшие к ней «добровольческие батальоны» наносят удары — в том числе с применением авиации, артиллерии и систем залпового огня — по мирным объектам на Донбассе, и даже несмотря на формально объявленное перемирие, перестрелки все равно продолжаются. В Киеве жителей Донбасса уже официально объявили людьми второго сорта, отказавшись выплачивать проживающим в Донецкой и Луганской областях пенсии, зарплаты и пособия. Киев также объявил об экономической блокаде Донбасса. Официально уже тысячи погибших мирных жителей (впрочем, точных цифр сегодня не назовет никто), сотни тысяч беженцев (и опять-таки — сколько точно, не знает никто).

«Самый главный итог последнего года после Евромайдана заключается в том, что погибли люди в войне в результате так называемой „революции достоинства“. Погибли тысячи, сотни тысяч людей стали беженцами — это, конечно, ужасно, и хуже быть не может. То есть могло бы быть, но тогда число погибших было бы совсем ужасающим», — говорит директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский.

В стране прошли президентские, а затем и парламентские выборы, но ожидаемого многими порядка это не прибавило. Как и прежде, значительной властью обладают олигархи, просто «семью» Януковича сменили люди с другими фамилиями. Самым известным из бенефициаров Евромайдана стал Игорь Коломойский, но не один он выиграл от «революции достоинства», как ее называют адепты. Не стоит забывать, что и сам президент Петр Порошенко является отнюдь не самым бедным человеком на Украине. Крупные бизнесмены, как и при Януковиче, контролируют свои «мини-фракции» в парламенте. В этом плане изменилось немногое: страна лишь поменяла конституцию, вернув, по сути, тот же вариант, что был и при президентстве Виктора Ющенко. Но конституция значит немного, когда власть, значительную часть финансовых ресурсов и крупнейшие медиа контролирует несколько человек.

А вот что изменилось довольно радикально, так это то, что центральная власть стала куда хуже контролировать регионы. С этим и ранее были проблемы, но теперь страна едва ли не разделена на своего рода феоды, и насколько они вообще подотчетны Киеву — большой вопрос. Появились и новообразования военного толка — отряды Национальной гвардии, часть из которых представляет собой сводные формирования радикалов самых разных мастей, в том числе и крайне правого толка. Куда эти люди отправятся после демобилизации и будут ли сдавать оружие — это еще один очень большой вопрос.

По сообщениям из Киева, в городе уже значительно ухудшилась криминальная обстановка. Прокурор Киева Сергей Юлдашев заявил, что в столице зафиксировано 30 особо тяжких преступлений, совершенных бойцами добровольческих батальонов. В числе нарушителей он назвал солдат батальона «Айдар», захвативших президентскую вертолетную площадку на склоне Киева. «Согласитесь, они же непрогнозируемые. Могут даже военный переворот совершить», — дополнила его пресс-секретарь Алена Яхно. А один из бойцов батальона «Феникс» не так давно заявил в интервью: «Мы намерены воевать до последнего. Иначе зачем гибли наши пацаны? Если узнаем, что нас сливают, — возьмем оружие и пойдем на Киев. Сил поменять эту власть у нас вполне хватит».

«Вооруженные банды, которые ведут гражданскую войну: не власть управляет ими, а они управляют властью. Президент объявляет перемирие, а они говорят, что будут воевать. И заявляют, что если им что-то не понравится, то они этих уберут и поставят новых. Или сами будут управлять. Управление бандами не является государством, даже если этих банд несколько», — оценивает директор Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко.

Добровольческие батальоны вообще проявили себя ребятами лихими. По некоторым данным, именно они могут быть виновны в расстрелах мирных жителей, захоронения которых были обнаружены под Донецком. Эти факты уже получили оценку от ООН и, вероятно, когда-то и широкая международная общественность заинтересуется обстоятельствами этих смертей.

В экономике ситуация также жуткая, и в этом виновата война и разрыв экономических связей с Россией.

«В экономике не просто плохо, ее просто нет. Чтобы ее восстанавливать, нужно какое-то государство, институт или доброхот, который бы вкладывал на протяжении лет пяти миллиардов эдак по сто долларов без особой надежды их вернуть», — полагает Ростислав Ищенко. Эксперт: Ищенко Ростислав Владимирович

Согласно сентябрьскому отчету Международного валютного фонда, падение экономики Украины в 2014 году составит более семи процентов ВВП (в фонде пересмотрели прогноз, справедливо посчитав, что боевые действия могут продлиться). «Таким образом, принимая во внимание растущий дефицит бюджета и необходимость дополнительного финансирования, госдолг Украины вырастет с 69% ВВП в 2014 году до 83,25% в 2015 году против ранее прогнозированных показателей в 67,5% и 73,5% в 2014 и 2015 годах соответственно», — сообщалось в отчете Фонда. Недавно это признал и премьер Арсений Яценюк, отметивший, что спад экономики достигнет 7 процентов. Обвинил в этом украинский премьер, разумеется, Россию.

Всемирный банк прогнозировал падение экономики Украины на 8 процентов ВВП, Европейский банк реконструкции и развития — и вовсе на 9 процентов. Оживать украинская экономика по прогнозам международных структур начнет не ранее, чем закончится вооруженный конфликт.

По оценке руководителя украинского бюро Центра политических технологий Георгия Чижова, экономические последствия Евромайдана и последовавшего государственного переворота тяжелы: резко упал жизненный уровень, а если война продолжится — то он упадет еще больше. «Разорваны хозяйственные связи, причем не только с Россией — много продукции не вывозится с Донбасса», — говорит эксперт.

Все это вместе заставляет наблюдателей говорить о несостоятельности украинского государственного проекта. Сохранится ли Украина как государство, в каком виде и состоянии она выйдет из кризиса — вопрос на сегодня не праздный. За прошедший год с мирных протестов за евроинтеграцию на Майдане Украина потеряла столько, что положение впору характеризовать если не словом «катастрофа», то «глубокий кризис» точно подойдет. Когда сегодня президент России Владимир Путин говорит о том, что Украине может помочь федерализация, он, вероятно, выражает точку зрения оптимистов.

Впрочем, это вопросы будущего, а пока Центр политического анализа попросил экспертов оценить итоги «года после Майдана».

«Потеряна часть территорий Украины. Причем, как мы видим по подписанному пятью фракциями проекту коалиции, потерянным считается не только Крым, который, по всей видимости, потерян навсегда, но и Донбасс. Они перечисляются там через запятую, меж тем, если Крым вернуть нельзя, то Донбасс, убежден, можно — при условии разумной политики», — подводит итоги Михаил Погребинский. Эксперт: Погребинский Михаил Борисович

«Есть и позитивная сторона: дискредитировавший себя режим, режим Януковича был смещен. Правда, я уверен, что он пал бы и без этих событий. Просто президентом тогда, скорее всего был бы не Порошенко, а боксер Кличко. Тогда и Крым бы остался украинским, и Донбасс бы был в составе Украины», — анализирует эксперт.

По словам Погребинского «для многих еще позитивным является та антироссийская истерия, которая имела место в последнее время».

«Многим кажется, что для того, чтобы оторваться от восточнославянских корней, необходимо было пойти на полный разрыв с Россией», — оценивает состояние постмайданного общества эксперт.

«С одной стороны, итоги этого года достаточно очевидны, с другой — их довольно трудно осмыслить: идет процесс, но пока нет результата. Украина, если пользоваться терминологией из механики небесных тел, сошла с одной орбиты, но пока не перешла на другую», — говорит Георгий Чижов. Эксперт: Чижов Георгий Львович

По его оценке, процесс этот необратим — «обратно Украина уже вернуться не сможет». «Украина потеряла Крым, полностью испортила отношения с Россией, причем в ближайшие годы, видимо, не сможет их восстановить. С другой стороны, сейчас наблюдается огромный рост патриотических настроений и, похоже, формирование гражданской нации — то есть нации не по национальному признаку, а по гражданскому. Скажем, многие проживающие на Украине русские называют себя украинцами», — рассказывает Чижов.

«В плане государственного строительства — продолжает эксперт, — Украина вернулась к конституции, которая была до Януковича при Ющенко — к парламентско-президентской республике». «Это привело к тому, что по результатам последних выборов в Раду президент и премьер получились фигурами равновеликими. Многие полагали, что если бы президентский блок получил большинство, то президент был бы существенно сильнее премьера, но так не вышло. Ситуативно получается, что президент с премьером являются условными союзниками, что отличается от ситуации времен Ющенко, когда президент все время конфликтовал то с премьером Тимошенко, то с премьером Януковичем», — вспоминает он.

«Итоги печальные: государства нет, экономики нет, власти нет, ничего нет. По стране шастают вооруженные банды, идет гражданская война. Чтобы было государство, нужны институты и процедуры, а не только их названия. В 1918 году Верховный правитель у России был, а вот России не было. И тут — то же самое. В Днепропетровске управляет Коломойский, и ему абсолютно все равно, что есть Верховная рада, и какие решения она принимает. Он все равно управляет так, как захочет», — рисует жуткую картину Ростислав Ищенко. «Одно понятно точно, Украина больше не вернется в ту точку, в которой она была год назад», — резюмирует Георгий Чижов.

Михаил Захаров

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

мнения
21 ноября / 20:00
Если бы не Евромайдан, президентом Украины был бы Кличко
Погибли тысячи, сотни тысяч людей стали беженцами — это ужасно, и хуже быть не может {Читайте далее}
Погребинский Михаил Борисович, директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии
21 ноября / 20:01
Украина сошла с одной орбиты, но пока не перешла на другую
Украина потеряла Крым, полностью испортила отношения с Россией, причем в ближайшие годы не сможет их восстановить {Читайте далее}
Чижов Георгий Львович, руководитель украинского бюро Центра политических технологий
21 ноября / 20:02
Итоги печальные: государства нет, экономики нет, власти нет, ничего нет
Чтобы было государство, нужны институты и процедуры, а не только их названия {Читайте далее}
Ищенко Ростислав Владимирович, директор Центра системного анализа и прогнозирования
тэги
читайте также