14 июля, вторник

Сколько стоит депутат Госдумы?

2 октября 2016 / 01:00

Глава 2. Цена вопроса

Самые крупные расходы во время кампании сейчас приходятся на сеть. Когда в бой шли партийные списки, можно было ограничиться медийкой, в основном работая с администрацией региона или, если были выходы, с администрацией президента. По большей части кандидаты, попадавшие на проходные места в списках, максимум что делали — это выступали в масс-медиа. Те же, кто попадал на места непроходные, не делали вообще ничего.

Сейчас ситуация изменилась радикально. Придется работать. А без поля ничего сделать не выйдет. Поэтому создание сети стоит рассмотреть подробнее. Оптимально, если у кандидата есть опорные точки — магазины, склады, конторы. Тогда на период активной избирательной кампании все они превращаются в мини-офисы кандидата. Если же таковых не имеется, то придется организовывать штабы.

Внимательно посмотрим на Ярославский округ №194. Очевидно, что создавать штабы в населенных пунктах вроде сел Огарково или Назарово, не имеет смысла. Так и живет то полторы-две тысячи человек, так что тратиться на офисы вряд ли необходимо. Точно так же нет особой нужды организовывать отдельные штабы в районах Ярославля. То есть, конечно, можно, но не стоит. Проще ограничиться отдельным штабом по городу Ярославлю, в который входят четыре района — Дзержинский, Ленинский, Заволжский и Фрунзенский. В пределе можно и вовсе не выделять Ярославль в качестве отдельного звена в штабе, лишь возложив курирование агитаторов и полевиков в столице региона на заместителя руководителя кампании.

Свои штабы следует создать в городах Тутаев, Данилов, Пошехонье и Любим, а также в ПГТ Некрасовское и в ПГТ Пречистое. Это и далеко от Ярославля (не наездишься), и население в этих районах достаточное для того, чтобы не игнорировать его при ведении агитационной работы.

Сложный вопрос с Ярославским районом. К примеру, поселок Заволжье (6 тыс избирателей), скорее всего, заслуживает создания опорной точки. Однако другие муниципальные образования в этом районе слишком рассредоточены и малонаселены. Возможно, имеет смысл работать с ними из региональной столицы. Что касается Рыбинского района, то, скорее всего, его будут игнорировать, поскольку сам город в него не входит, а создавать штабы в поселениях, где проживает по полторы тысячи человек, вряд ли целесообразно. Агитация здесь будет осуществляться по остаточному принципу.

Итого, речь в Ярославском избирательном округе №194 будет идти, вероятно, о десятке штабов.

С Курским 109 избирательным округом ситуация иная1. Там выделяется Центральный административный округ (213 тыс населения). Но также имеются и достаточно плотно населенные поселения. Нет, очевидно, что Брежневский сельсовет (1000 избирателей) или Ноздрачевский сельсовет (600 избирателей) своего штаба вряд ли дождутся. Равно как и другие населенные пункты курского района. Все они расположены в пределах 15 км от столицы региона, и значит, находятся в пределах досягаемости. Но вот Окрябрьский район, Конашевский район, Курчатов и его округа, Льгов, Хомутовка, Дмитриев, Железногорск, Фатеж, Золотухино и Поныри обязательно привлекут отдельное внимание кандидатов и те организуют там свои штабы. Число штабов по округу оценивается в 20.

Расходы на аренду мини-офисов (чаще всего — небольшая конура в каком-нибудь бизнес-центре) в районе 5–7 тысяч рублей в месяц. Срок работы — два-три месяца. Общая смета чисто на аренду, исключая центральный штаб — не более 600 тысяч рублей.

С центральным штабом — сумма может дополнительно составлять и 2, и 3 миллиона в месяц. Некоторые же кандидаты сами по себе являются избирательными штабами что, конечно, экономит деньги, дает ложное чувство собственного величия, но не служит успеху кампании. Поэтому можно как заложить на центральный штаб сумму в 1 млн рублей в месяц (аренда офиса и основные сотрудники), так и учитывать расходы, которые будут понесены в рамках деятельности центрального штаба, в соответствующих графах.

Сотрудники внешних штабов — бригадиры и агитаторы. Средняя зарплата агитатору в не богатых регионах — 5 тысяч рублей в месяц. Бригадир получает 7,5 тысяч ежемесячно. Надо понимать при этом, что ни те, ни другие не трудятся круглые сутки, а занимаются этим либо для того, чтобы иметь прибавку к пенсии или стипендии, либо в свободное от работы время. Их общее число оценить трудно (где-то бригадир приходится на 10 агитаторов, где-то по-другому), но заберут они порядка 15 млн рублей за два-три месяца.

Эти расходы могут быть ниже, если у кандидата есть свои лояльные ему сотрудники или фанаты. Первое активно эксплуатируют представители властных структур и крупного бизнеса, а второе — депутаты и общественники с активной жизненной позицией. Так, для того же Гончара в Москве число агитаторов не столь важно — у него добровольцев за четверть века наберется половина ЦАО. Точно так же проще будет опираться на свою бизнес-империю костромичу Андрею Озерову.

Выше уже говорилось, что внимание к медиа в течение двух предыдущих избирательных циклов было гипертрофированным. Сегодня ситуация совсем иная — печатку читают плохо, а интернет пока что не стал значимым электоральным ресурсом. Таким образом, остается телевидение. Траты здесь будут серьезными, и кандидату придется выложить на демонстрацию своего образа около 5 млн рублей. Правда, можно попытаться обойтись и без медиа. Однако те, кто рекомендует подобную тактику, чаще всего кивают на опыт Алексея Навального на выборах мэра Москвы. Стоит отметить, что такого приоритетного внимания к собственной персоне, как в преддверии и в ходе выборов мэра, Навальный вряд ли когда-либо видел, и вряд ли еще когда-нибудь увидит.

Впрочем, прежде чем стать кандидатом, некоторым (тем, кто хочет выдвигаться от «Единой России») придется еще и преодолеть предварительный этап — то есть, принять участие в праймериз. В последнее время в пример приводится активность на праймериз по выборам мэра Рыбинска, где проголосовать решили около трети городских избирателей. Но вряд ли эта ситуация может быть названа релевантной. Конечно же, праймериз на выборах депутатов Госдумы будут куда скромнее. Поэтому вряд ли кандидаты будут выкладывать здесь очень крупные суммы. Можно предположить, что 2 миллиона рублей — это достаточные траты на агитационную продукцию, организацию встреч и расходы на ГСМ. Хотя эксцессы, вполне возможно, будут и в ходе этой кампании — мы увидим как тех, кто прошел праймериз, потратившись лишь на проездной, так и тех, кто вложит в свое утверждение кандидатом грандиозные средства.

После того, как стала очевидной плохая отдача от печатных СМИ, резонно возник вопрос по поводу наружки. Действительно, насколько эффективна наружняя реклама? Можно сказать, что ее эффективность невелика. Так, например, партия «Родина» в ходе выборов в 2014 году в Крыму завешала весь полуостров плакатами. Однако результат у нее оказался плачевным. Таким образом, тратить все деньги, чтобы завесить баннерами со своим лицом все улицы, не стоит. Возможно, это будет даже контрпродуктивно. Рекламное присутствие должно ощущаться, но не должно давить. Это — азбучная истина. Поэтому оптимальным видится для обоих регионов размещение примерное 30–50 рекламных конструкций в столицах регионов и крупных центрах. Общее число биллбордов, баннеров и щитов — порядка 30–50. В настоящее время примерные цены за аренду щита составляют более 20 тыс руб, и около 5 тыс руб — печать агитационного материала. Это — 50 тысяч рублей в ходе активной фазы избирательной кампании (июль, август). Получается, что за 2 млн можно поставить 40 рекламных конструкций.

Конечно, необходима еще и активная работа с избирателем. Кандидат подготавливает проекты, которые он демонстрирует представителям разных сред, приобретая их лояльность. Из самого простого — построить детскую площадку во дворе. Удовольствие, кстати, не из дешевых. Но и контакты с избирателем здесь наиболее успешные. Поэтому в раздел проектов следует заложить побольше средств — миллиона 2 рублей.

Здесь в дело идут агитаторы и бригадиры. Но и не только. Они подготавливают мероприятия из календарного плана кандидата. Готовят избирателей, раздают АПМ. К мероприятиям относятся, например, поездки агитбригад по районам, и организация агитационого поезда с «ВИП-гостем» (как вариант — автопробег с остановками в населенных пунктах и встречами ВИП-а с населением). Здесь же в ряд можно упомянуть митинги и концерты. Организация и подготовка подобных событий дорогая, поэтому часто их проводить не удастся. Таким образом, сюда следует заложить не очень большую сумму в 2 млн рублей. Понятно, что можно «заказать» Пугачеву, и тогда только на одно такое приглашение можно будет потратить весь бюджет всей кампании.

Вплотную к мероприятиям, организуемым штабом, примыкает тема пикетирования. По сути дела пикет — это стационарная агитационная точка (в Москве, к примеру, распространены палатки и кубы), где агитатор представит кандидата, а также выдаст сувенирную продукцию (календарики, газетки, листовки).

Как раз с «сувениркой» и связан сейчас самый сложный вопрос. Ведь, вся эта куча АПМ (агитационно-пропагандистских материалов) должна быть напечатана. Типографии же пока что не знают точно, какие цены они выставят, поскольку не понимают, сколько будут платить за расходники в связи с ростом курса валют. Поэтому здесь лишь примерные траты наметим пунктиром.

Оптимальным представляется выпуск 3 видов листовок для разных сред и ситуаций по 50–70 тысяч экземпляров. Календарики тиражом в 100 тысяч. Плакаты тиражом в 5 тысяч. Газета тиражом в 200 тысяч экземпляров. Газету выпустить в две волны. Все перечисленное — это примерное 2,5 млн рублей. Однако обычно на АПМ тратится куда больше средств по разным причинам — увеличение числа волн распространения, увеличение тиражей листовок, газет и сувенирки. В общем и целом, на АПМ уходит обычно около 15% от бюджета кампании.

Расходы на социологию — это одна из самых незначительных строк избирательного бюджета. Некоторые кандидаты и вовсе от нее отказываются. Некоторые, напротив, пользуются чуть ли не еженедельными выкладками социологов с разбивкой по темам кампании, отношению к кандидатам и партиям и прочее и прочее. Однако надо понимать, что для одномандатника важно не то, что думают люди по поводу ухудшения обстановки в Сирии, а то, что они думают о нем самом. Поэтому на начальном этапе — фокус группа и количественник (около 1 000 респондентов), плюс фокус-группа и количественник за две недели до финиша гонки — это, пожалуй, все, что необходимо кандидату по части социологии.

Примерная структура и смета расходов на избирательную кампанию
по одномандатному округу в ходе выборов в Госдуму-2016

Контрпропаганда — вещь нужная и без нее вряд ли можно полноценно вести кампанию, особенно, если ее активно применяют против самого кандидата. В контрпроп будет входить как написание статей в разные СМИ с дискредитацией оппонента, так и соответствующая работа в соцсетях. Здесь же мы встречаемся с распространением слухов. Сюда же входят средства «черного пиара» — издание фальшивых газет и листовок конкурентов, а также уничтожение АПМ конкурентов или их порча. Расходы здесь не очень низкие — 2 млн при учете того, что вряд ли речь будет идти о планомерной работе по очернению противника, а, скорее, о двух-трех волнах.

День голосования — отдельная история. Иногда можно упустить победу в самый последний момент. Поэтому кандидату (тому, кто рассчитывает выиграть округ) вполне вероятно, придется тратиться на организацию наблюдения на избирательных участках. Рассмотрим ситуацию подробнее, сделав допущение, что кандидат — новый игрок в регионе, не обеспеченный ни административным ресурсом, ни старыми связями. То есть, если наблюдатели нужны везде и в обязательном порядке. Если взять за пример Курскую область со 109 округом, то здесь около 700 УИК (участковых избирательных комиссий). На каждую направляются по 1 человеку, платятся по 2 000 рублей (для гарантии можно направить двоих с оплатой в 1 500 рублей каждому). Расход — около 2 млн рублей.

Но, как уже говорилось выше, с наблюдателями ситуация обычно далека от описанного шаблона. Так, далеко не все УИК являются потенциально опасными для кандидата (таковых бывает 5%–10%, реже — 50%). Можно кооперироваться с другими кандидатами и выставлять наблюдателей только на части участков. В общем, здесь есть на что посмотреть в смысле расходов…

Также в день голосования можно провести экзит-поллз, то есть, опрос на выходе с избирательного участка. Он позволит примерно представлять масштабы происходящего, и, конечно, не станет гарантией против манипуляций, но может стать соответствующей соломинкой, которая, как известно, переломила спину верблюду. Стоимость экзит-поллз зависит от их масштабов и от уровня напряженности и противостояния в ходе выборов. Но вряд ли будет запредельной.

Ну и, конечно, по итогам кампании (если кандидат победил) стоит выплатить премию всем, кто в ней участвовал. Но это уже совсем другая история.

Следующая глава →

_________________
1  — Центр политического анализа благодарит за бесценную помощь в анализе расходов на избирательную кампанию по Курскому округу №109 нашего коллегу, Константина Комкова, политолога и члена Общественной палаты Курской области.