20 сентября, пятница

Народ и санкции

19 сентября 2014 / 20:38

Глава 2.
Граждане о санкциях:
еда патриотизму не помеха

  Мы должны спокойно, достойно и эффективно обустраивать
свою страну, не отгораживаясь от внешнего мира,
не разрывая связь с партнёрами, но и не давая вести себя
с нами пренебрежительно или менторски.
В. Путин (Из выступления на встрече с членами фракций политических
партий в Государственной Думе, 14 августа 2014 года)


Для того чтобы понять отношение населения России к санкционным войнам, которые вынуждена вести страна в последнее время, мы попросили социологов ВЦИОМ задать своим респондентам два вопроса.

Во-первых, мы спросили, хотят ли наши сограждане продолжения санкционной войны, и если хотят, то какие ответные меры должна предпринять Россия против тех, кто вводит против нее экономические санкции?

И, во-вторых, мы хотели понять, готовы ли россияне отказаться от потребления некоторых иностранных продуктов ради продолжения того внешнеполитического курса, который стал причиной введения санкций против России?

При этом в список импортных продуктов мы включили как те продукты, импорт которых в Россию уже запрещен в ответ на введенные против страны санкции, так и те продукты, которые пока в страну поставляются, но могут попасть под запрет в случае нового витка санкционной войны.

Социологический опрос был проведен социологами ВЦИОМ 16–17 августа 2014 года в 42 регионах страны в 130 точках опроса. В нем приняли участие 1600 респондентов. Статистическая погрешность не превышает 3,4 процента.

2.1 Санкции одобряем, но продолжения
санкционной войны не хотим

  Это не просто ответная мера. Это в первую очередь мера
поддержки отечественных производителей, а также открытие
наших рынков для тех стран и производителей, которые хотят
сотрудничать с Россией и готовы к такому сотрудничеству.
В. Путин (Из выступления на встрече с членами фракций политических
партий в Государственной Думе, 14 августа 2014 года)


По итогам нашего исследования можно заключить, что подавляющее большинство граждан России одобряет введение правительством страны контрсанкций, однако не желает дальнейшего раскручивания спирали санкционной войны.

Итак, согласно данным опроса ВЦИОМ, запрет на импорт части продуктов из США, государств ЕС и других стран поддерживают 84 процента наших сограждан. Лишь 9 процентов опрошенных не одобряют данные ограничения, а чаще других, москвичи и петербуржцы (17 процентов), респонденты, не одобряющие работу президента (18 процентов)24.

В том же исследовании на вопрос о том, какие последствия видят люди в результате введения Россией контрсанкций, большинство респондентов ВЦИОМ ответило следующим образом: ожидают увеличения доли отечественных продуктов в магазинах (86 процентов) и развития отечественного сельского хозяйства (85 процентов).

Таблица 4. Жители России о последствиях введения запрета
на импорт части продуктов из США, Евросоюза и других стран


Для увеличения кликните по иллюстрации

Как мы можем убедиться, граждане не опасаются того, что возникнет дефицит продуктов питания в результате применения Россией контрсанкций. Они — уже по традиции — ожидают роста цен. Впрочем, как мы уже отмечали в первой главе нашего доклада, ожидание роста цен — это фоновый фактор. Рост цен входит в традиционный набор страхов жителей России вне зависимости от социально-политической конъюнктуры, времени года или близости выборов.

Несмотря на то, что граждане страны видят смысл в контрсанкциях и относятся к ним с пониманием, они в большинстве своем не считают введение новых санкций оправданным.

На заданный по заказу Центра политического анализа вопрос о том, считают ли люди, что России следует ввести новые санкции в ответ на западные
санкции, чуть менее половины (49 процентов) опрошенных ответили отрицательно, а 30 процентов затруднились с ответом.

Таблица 5. Общее распределение ответов респондентов на вопрос
«Как Вы считаете, следует ли России сейчас ввести новые санкции
в ответ на западные санкции? Если да, то какие?»


Для увеличения кликните по иллюстрации

Опрошенных можно весьма условно разделить на три категории. На радикалов, которые полагают, что нужно очень жестко отвечать на санкции Запада. Таких примерно от 6 до 10 процентов населения. На умеренных — тех, кто считает введение санкций рациональной ответной мерой, но полагает, что введенных санкций не достаточно. Таких граждан от 10 до 15 процентов. И на тех, кто удовлетворен уже введенными санкциями и не считает, что необходима эскалация санкционной войны (в их число входят и противники контрсанкций) — таких большинство, которое составляет около половины всех опрошенных. Показательно, что 30 процентов опрошенных — условно назовем их равнодушными — не определились со своим отношением к санкциям.

Попробуем составить обобщенный портрет каждого из этих четырех типов.

Радикалы. Максимально жестко против Запада настроены те, кто, как ни странно, не одобряет действий президента Владимира Путина, не доверяет институту выборов, находится в активном возрасте (35–45 лет), вполне образован, устроен и обеспечен. Таких больше всего в ЮФО. В Москве и Петербурге они тоже есть.

Среди умеренных большинство составляют одобряющие деятельность президента представители электората парламентских партий, также вполне образованные. Почему-то среди этой группы много временно безработных. Удивляет и число предпринимателей, то есть людей самозанятых, в основном с очень хорошим достатком, проживающих в малых и средних городах. Больше всего умеренных в ДФО, что, вероятно, объясняется удаленностью этих территорий от Европы и специфическими представлениями жителей Дальнего Востока о том, что такое Запад.

Удовлетворенные, то есть те, кто либо против контрсанкций как таковых, либо против введения новых контрсанкций, проживают в Москве и Петербурге. Меньше всего таких в городах с населением от 100 до 500 тысяч человек и в ЮФО. Эта группа закрывает практически все возрастные, половые и имущественные категории.

Многие равнодушные не довольны политикой Путина, но большинство из них все-таки ходит на выборы и даже голосует за партию «Единая Россия». Среди них больше граждан с начальным и неполным средним образованием, как ни странно — государственных или муниципальных служащих, которые не готовы делиться информацией о своем материальном положении, не пользуются интернетом либо это скрывают. Живут равнодушные в малых городах (до 100 тыс.), на Северном Кавказе, на Юге страны или в Поволжье.

Таблица 6. Скажите, пожалуйста, если бы в ближайшее воскресенье
состоялись выборы в Государственную Думу России,
за какую изследующих партий,
Вы бы, скорее всего, проголосовали?


Для увеличения кликните по иллюстрации

Обращает на себя внимание то, что среди наиболее радикальных граждан, требующих от властей России прекратить любое сотрудничество с Западом, ответить равноценными санкциями выделяется группа тех, кто ходит на выборы, но только затем, чтобы испортить бюллетень. Среди тех, кто голосует за непарламентские партии, большинство считает, что новые контрсанкции не нужны.

Таблица 7. Распределение респондентов по типам населенных пунктов


Для увеличения кликните по иллюстрации

Заметно, как вопрос о продуктовых санкциях политизировал столицы. Здесь практически нет не определившихся. Вопреки распространенному мнению, в Москве и Петербурге также проживает заметное число радикалов (до 10 процентов). Однако большинство радикально настроенных в отношении Запада и выступающих за продолжение политики контрсанкций живет в городах с населением до полумиллиона, малых городах и на селе. То есть, чем больше численность населения города, тем больше его жители удовлетворены уже предъявленными Западу контрсанкциями.

Таблица 8. Распределение респондентов по типу основного занятия


Для увеличения кликните по иллюстрации

Обращает на себя внимание то, что военные в подавляющем большинстве своем не хотят продолжения конфронтации и относятся скорее к группе удовлетворенных с большой долей равнодушных. Тогда как наиболее агрессивные настроения проявляют бизнесмены — вероятно в расчете на то, что снизится давление импорта на отечественного производителя. К числу «ястребов» примыкают и безработные.

Подводя предварительный итог, мы заключаем, что большинство граждан России демонстрирует спокойствие и прагматизм в отношении санкционной войны, понимает, что дальнейшая эскалация санкционной спирали чревата серьезными последствиями.

2.2 Еда патриотизму не помеха

  Сохраняя стабильность и сбалансированность внутри рынка
и думая, разумеется, и об интересах потребителей
В. Путин (Из выступления на Госсовете, 18 сентября 2014 года)


Прежде чем комментировать результаты опроса ВЦИОМ по отдельным категориям продуктов, отметим, что определенное (часто — весьма существенное) влияние на ответы респондентов на вопросы об их потребительском поведении оказывает война брендов и стандарты потребительского поведения, являющиеся эталоном для различных социальных групп. Особенно это касается наиболее платежеспособных групп населения и молодежи, которая наиболее подвержена влиянию моды. Однако мода, как, впрочем, и стандарты потребительского поведения — дело преходящее, поэтому не стоит делать однозначные выводы о зависимости той или иной социальной группы от потребления тех или иных продуктов питания.

Таблица 9. Общее распределение ответов респондентов на вопрос
«Если Вы покупаете перечисленные продукты питания,
то готовы ли Вы отказаться от их употребления ради продолжения
нынешнего российского внешнеполитического курса или нет?»

(один ответ, приводятся данные без учета респондентов, затруднившихся с ответом)


Для увеличения кликните по иллюстрации

Итак, мы видим, что от 50 до 80 процентов респондентов нынешняя санкционная война коснуться не может в принципе, поскольку они просто не покупают те товары, вокруг запрета импорта в Россию которых в социальных сетях ведутся столь жаркие споры.

Кроме того, высок процент тех, кто хотя и покупает попавшие под запрет продукты, но готов отказаться от их потребления ради того, чтобы страна по-прежнему отстаивала на мировой арене свою независимость.

Польские фермеры наверняка с сожалением воспримут тот факт, что больше всего россиян — около 90 процентов тех, кто раньше покупал их до введения Россией запрета на импорт — готовы отказаться от их потребления.

Совершенно не жалко опрошенным расставаться с испанскими апельсинами и мандаринами (79 процентов), а также с норвежской селедкой
(77 процентов) и американской Кока-Колой (79 процентов), которая в российский санкционный список пока не попала.

Наиболее упорными в своих гастрономических предпочтениях являются респонденты-потребители норвежской семги — 30 процентов тех, кто ее потреблял ранее, не хотят от нее отказываться. Также 37 процентов тех, кто раньше пробовал суши, не готовы отказываться от своего любимого продукта ради интересов страны.

* * *

Теперь кратко остановимся на наиболее интересных результатах опроса по отдельным социальным группам респондентов.


Для увеличения кликните по иллюстрации

Среди потребителей Кока-Колы наибольший патриотизм демонстрируют избиратели непарламентских партий (93 процента из них готовы отказаться от Кока-Колы), в возрасте 25–34 года (81 процент), с высшим образованием (81 процент), пенсионеры (88 процентов) и госслужащие (100 процентов). При этом меньше всего Кока-Колы пьют левые: коммунисты, эсеры и предпочитающие протестное голосование. Как и следовало ожидать, наиболее ревностными поклонниками Кока-колы оказалась молодежь и студенты — треть из них не хочет расставаться с любимым напитком. Большими поклонниками Кока-колы оказались избиратели ЛДПР — 36 процентов из них не готовы отказаться Кока-Колы. Впрочем, почти так же сильно почитатели Владимира Жириновского привыкли к немецкому пиву (42 процента) и к норвежской селедке (33 процента).

Но куда больше жизнелюбивых избирателей ЛДПР немецкое пиво любят… коммунисты и эсеры! Воистину, пиво ­— напиток левых. 6 из 10 избирателей эсеров не готовы отказываться от немецкого пива, раз его попробовав. И почти половина избирателей Геннадия Зюганова и его партии не откажутся от немецкого пива ради интересов страны. Чиновники вновь демонстрируют пищевой патриотизм — все госслужащие, кто покупал немецкое пиво (а таких 11 процентов) готовы пережить его отсутствие на прилавках.


Для увеличения кликните по иллюстрации

Норвежская селедка — продукт популярный. Почти 40 процентов опрошенных ее покупают. Причем высок процент тех, кто не готов отказываться от нее (22 процента). Больше таких среди сибаритов-жириновцев (33 процента). А самые патриотичные — избиратели «Единой России»: 78 процентов сторонников партии власти откажутся от селедки ради продолжения нынешнего внешнеполитического курса России. Оказывается, чем выше образование, тем больше любят селедку — от 26 процентов студентов до 38 процентов работающих обладателей высшего образования не хотят расставаться с нею. И вновь 100 процентов чиновников, покупавших селедку, готовы от нее отказаться! Причем норвежскую селедку любят больше в малых городах (30 процентов не готовых от нее отказаться) и на селе (32 процента), хотя и не так, чтобы очень ее там покупали (72 процента селян не относятся к ее потребителям). И совершенно не волнует судьба норвежской селедки жителей российского Дальнего Востока: 81 процент опрошенных здесь вообще ее не покупает, и только один человек из двадцати тех, кто все-таки ее ищет на прилавках, не в состоянии от селедки отказаться.

Польские яблоки, как и следовало ожидать, вызвали нездоровый ажиотаж у представителей электората непарламентских партий и специалистов
с высшим образованием в бюджетном секторе. Как выяснилось, они покупают их чуть ли не вдвое больше, чем люди другой политической ориентации (60 и 65 процентов соответственно). При этом 18 процентов сторонников не проходящих в Госдуму партий принципиально не готовы отказываться
от них, и 22 процента образованных бюджетников следуют за ними. Впрочем, сторонникам «Яблока», «Родины» и «Гражданской платформы» все-таки далеко до радикалов, которые ходят на выборы лишь только чтобы портить бюллетень. И пусть среди последних польскими плодами интересуются лишь
40 процентов респондентов, 37 процентов из них ни в какую не станут отказываться от яблок. Самыми же патриотичными оказались избиратели «Справедливой России»: 96 процентов тех эсеров, кто покупает польские яблоки, готовы от этой привычки отказаться. Их примеру готовы последовать те, кто бойкотирует выборы (93 процента готовых отказаться). Все госслужащие, что лакомились польскими яблоками ранее, поголовно не станут их больше покупать. По понятным причинам, вопрос о польских яблоках не вызывает никакого интереса у жителей Юга и Дальнего Востока страны.


Для увеличения кликните по иллюстрации

На фоне последних событий на Донбассе украинское сало — продукт с ярко выраженной эмоциональной окраской. Возможно поэтому половина электората непарламентских партий из той части, которая покупает этот продукт, отказывается обходиться без него. Но настоящая коллизия развернулась между сторонниками ЛДПР и «Справедливой России». 93 процента голосующих за партию Жириновского готовы отказаться от сала, тогда как настоящими салоедами оказались эсеры: 30 процентов из них от сала отказываться не хотят. Дружно отказываются от сала, как и от всего остального, госслужащие (впрочем, возможно, что такой стабильный ответ — результат специфической установки чиновников). А больше всего богатого холестерином украинского сала поедают в Москве и Петербурге. Почти половина опрошенных (49 процентов) покупают этот продукт малороссийского животноводства. При этом только треть от постоянно покупающих украинское сало не готова от него отказаться. Впрочем, на фоне продуктового патриотизма жителей малых и средних городов, это внушительная цифра. О том, что практически не едят украинское сало на Юге России и на Северном Кавказе, можно не упоминать.


Для увеличения кликните по иллюстрации

Японские суши — один из наиболее модных продуктов в среде высокооплачиваемых слоев населения и молодежи. Больше всех суши ест электорат ЛДПР, малых и непарламентских партий, аполитичные и готовые портить бюллетень. Суши — однозначно самый оппозиционный продукт! Половина тех, кто вообще не ходит на выборы не хочет отказываться от суши. И 66 процентов тех, кто портит на участках бюллетени, не откажется от суши ни в какую! Лавры самых суши-патриотичных партий завоевали «Справедливая Россия» и «Единая Россия»: только 36 процентов их электората не станут отказываться от суши.

Суши вообще оказались… самым необходимым элементом потребительской корзины! Из тех 27 процентов респондентов, что покупают суши, отказаться от них готово менее двух третей. Причем, мужчины любят суши больше! Лидерами среди тех, кто не готов ни при каких политических обстоятельствах жертвовать своим правом кушать суши является молодежь — основной их потребитель (46 процентов не готовых отказаться). Отстают от студентов образованные бюджетники (35 процентов). И наконец-то дали слабину чиновники. Оказывается, что треть из тех чиновников, что питается суши, не готова от них отказаться! Неохотно отказываются от суши Москва и Петербург (40 процентов не готовых отказаться), причем обе столицы вместе с Дальним Востоком лидируют по их потреблению — более половины опрошенных покупают суши. Также, по понятным причинам, две трети жителей Дальнего Востока не желают отказываться от японских суши.

Норвежская семга так же как и суши популярна среди представителей несистемной оппозиции. 33 процента любителей семги среди тех, кто придет на ближайшие выборы в Госдуму и испортит бюллетень, заявили, что не готовы отказываться от нее. Главными патриотами вновь оказались справедливороссы. Они не только меньше всех едят эту рыбу — только 34 процента опрошенных представителей электората СР ее покупают. Но даже те сторонники Сергея Миронова, кто ее ест, готовы от нее отказаться (88 процентов). Больше любят (покупают и не готовы отказаться) семгу молодежь, домохозяйки, средний класс и военные. 58 процентов военных покупает семгу и более половины из них не хотят от семги отказываться. Также почти половина из употребляющих в пищу норвежскую семгу чиновников не желает ее лишаться. Многие москвичи и петербуржцы покупают норвежскую семгу — таких чуть менее двух третей опрошенных. Но многие жители столиц и выражают готовность от этой рыбы отказаться (65 процентов).


Для увеличения кликните по иллюстрации

Испанский хамон за последний месяц стал настоящей притчей во языцех. Тем не менее, подавляющее большинство граждан России с этим продуктом не сталкивалось. В частности, военные его вообще никогда не покупают. Те немногие чиновники, кто употребляет хамон в пищу, поголовно и без сожаления от него откажутся. Так кто же ест хамон, для кого он оказался так дорог? Предсказуемо, это жители столиц (13 процентов покупает хамон), сторонники несистемной оппозиции (20 процентов из них ест хамон, а половина из них не станет от него отказываться). Впрочем, даже москвичи и петербуржцы готовы отказаться от хамона — лишь 15 процентов будет жалеть об утрате. Не едят, а если даже и едят, то готовы от хамона отказаться коммунисты и сторонники «Единой России». Тогда как половина эсеров и гурманов-жириновцев не хочет отказываться от хамона (разумеется, из того совсем немного числа, что этот дар испанской гастрономии покупает). Однако есть в стране территория, отличимая от Москвы и Питера, где к хамону особенно благоволят. Это Дальний Восток. Здесь 41 процент жителей покупает хамон — невероятная по сравнению с другими округами цифра, и треть из них не хочет остаться без любимого лакомства.

Латвийские молочные продукты оказались не столь популярными, как о них пишут. Покупают их регулярно лишь 25 процентов опрошенных. Лидерами по их потреблению являются сторонники эсеров, что не удивительно в связи с локализацией активности этой партии на северо-западе страны в пределах логистических потоков этого скоропортящегося товара. Но сами эсеры вполне готовы продемонстрировать продуктовый патриотизм: 84 процента опрошенных готовы отказаться от латвийских сыров, молока и масла. Треть тех, кто готов прийти испортить бюллетень на выборах предсказуемо не хочет лишаться прибалтийской «молочки». Те немногие чиновники, которые потребляют эти продукты из Латвии, абсолютно без сожалений с ними готовы попрощаться. А вот половина военнослужащих, которые регулярно покупают эти продукты — нет. Впрочем, в абсолютном большинстве таковых совсем не много — всего 8 процентов. Самыми патриотичными оказались рабочие и представители среднего класса.


Для увеличения кликните по иллюстрации

Итальянский сыр пармезан также популярен среди тех, кто на ближайших выборах в Госдуму намерен испортить свой бюллетень, и тех, кто голосует за непарламентские партии (45 и 41 процент соответственно не готовых отказаться от этого продукта). Пармезан оказался гораздо более потребляемым продуктом (27 процентов опрошенных его покупали), нежели другой символ «продуктового сопротивления» — хамон (всего 10 процентов таковых). Относительно пармезана более патриотичными, чем электорат «Единой России» и ЛДПР оказались голосующие за эсеров и коммунистов. По традиции, сторонники ЛДПР не хотят себе ни в чем отказывать — треть от тех либерал-демократов, что потребляет пармезан, от него не откажется.

Интересно, что по потреблению пармезана можно вычислить границы среднего класса. Специалисты с высшим образованием в коммерческой и бюджетной сферах, студенты, военные, представители бизнеса и часть домохозяек — вот основной круг потребителей пармезана. Большинство среднего класса готово отказаться от потребления этого сыра (от 60 до 70 процентов тех, кто его покупает). Почему-то особняком от основной группы потребителей пармезана стоят чиновники. Они практически его не потребляют, а те 10 процентов опрошенных ВЦИОМ чиновников, что знакомы со вкусом этого сыра, поделились ровно пополам по отношению к требованию отказаться от этого западного пищевого продукта. В основном пармезан едят в столицах и на Дальнем Востоке. Причем если жители Москвы и Петербурга в массе готовы отказаться от пармезана (70 процентов), то фрондеры с востока — нет. Таковых там пусть и не критическое, но меньшинство — 46 процентов.

Многие жители России знакомы со вкусом испанских цитрусовых. 43 процента опрошенных так или иначе их покупают, а больше всего — сторонники «Справедливой России». Причем они оказываются вполне патриотичными в своих вкусах: 84 процента готовы пережить контрсанкции. Сторонники ЛДПР в данном случае не проявляют свойственного им жизнелюбия и также готовы отказаться от апельсинов с мандаринами. Таковых 86 процентов. Коммунисты и единороссы чуть более лояльны к данной номенклатуре супермаркета. А на настоящую борьбу за право кушать дары испанской природы готовы выйти сторонники непарламентских партий и радикальной оппозиции. Молодежи оказывается труднее отказаться от испанских цитрусовых, чем людям в возрасте. Чиновники потребляют цитрусовых из Испании достаточно много, но все готовы отказаться от этой потребительской привычки. В отличие от военных — многие из силовиков (58 процентов) покупают лимоны и мандарины из Испании, и больше половины из них не хочет от этих продуктов оказываться.

Не слишком популярная в России австралийская говядина (всего 15 процентов опрошенных ее покупало) оказалась хорошим поводом проявить продуктовый патриотизм для избирателей всех партий, кроме… КПРФ! Почти половина из тех коммунистов, которые покупали мясо австралийских бычков, не хочет отказываться от него. Не исключено, что все они — жители Дальнего Востока, где больше всего потребителей говядины из страны кенгуру, а также тех, кто не готов от нее отказаться (30 процентов ее постоянных покупателей). Это и не удивительно — логистическое плечо австралийской говядины здесь короче, чем в остальных регионах страны, а соответственно и стоимость мяса ниже. Примечательно, что вместе с привычным нам аскетизмом чиновников, мы наблюдаем полную готовность отказаться от австралийского мяса со стороны военных и бизнесменов. Причем силовики оказались той социальной группой, которая больше других (25 процентов) знакома со вкусов австралийского бычка.

И, наконец, о пресловутых «ножках Буша» — американской курятине. Вопреки распространенному мнению, она не пользуется большим спросом на российском рынке. Всего 17 процентов опрошенных указали, что покупали ее. Едят ее бюджетники, военные, домохозяйки и, видимо, не слишком преуспевающие владельцы своего дела — как показывает распределение данных по шкале материально-финансового самочувствия, это представители нижнего сегмента среднего класса. Однако сюда не входят чиновники — они не едят «ножек Буша» вообще. Возможно, из врожденного патриотизма. И практически нет тех, кто не готов был бы отказаться от американских бройлеров. Исключение составляют лишь те немногочисленные сторонники несогласных, которые готовы испортить свой бюллетень, если завтра объявят выборы.

* * *

Если кратко суммировать итоги опроса ВЦИОМ о продуктовом патриотизме жителей нашей страны, то перед нами предстанут следующие выводы.

Самой патриотически настроенной стратой оказались чиновники. Они без проблем готовы отказаться от знаковых импортных продуктов, а многие из них уже не покупают. Впрочем, и у чиновников оказались свои слабости — они любят пармезан, семгу и суши.

Отнюдь не хамон и не пармезан оказались настоящими символами оппозиции продуктовым контрсанкциям, а — суши! Вот самый «оппозиционный» продукт. Граждане России не готовы отказываться от суши как ни от одного другого продукта.

Весьма много сходного в пищевых привычках и потребительских предпочтениях обнаружилось между жителями Москвы и Дальнего Востока. Прежде всего в их любви к рыбе, суши, хамону, импортной говядине и… латвийским молочным продуктам.

Левые партии (КПРФ, СР, отчасти ЛДПР и некоторые из радикальных несогласных) подтвердили свою приверженность к слабоалкогольным напиткам, в частности немецкому пиву. Что, впрочем, не мешало их сторонникам проявлять патриотизм в большинстве других случаев.

ЛДПР между тем оказалась партией сибаритов и гурманов. Сторонники Жириновского весьма неохотно отказывались от деликатесов.

А самой патриотичной партией логично оказалась «Единая Россия». Именно их электорат в большей степени демонстрирует «продуктовый патриотизм», причем ровный и по всей номенклатуре предложенной в опросе — без странных шатаний, свойственных коммунистам и справедливороссам.

_________________
24  — http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=114946

Вернуться назад и продолжить чтение

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика