20 сентября, пятница

Народ и санкции

19 сентября 2014 / 20:38

Глава 1.
Санкции: ожидание последствий

  Делается это всё политизированно, без всякого соблюдения
общепризнанных норм той самой Всемирной торговой организации.
Фактически группа стран в одностороннем порядке позволила себе
зачеркнуть эти и ряд других принципов и правил ВТО для России,
которая входит в число шести крупнейших экономик мира.
В. Путин (Из выступления на Госсовете, 18 сентября 2014 года)


Введение санкций Евросоюзом, США и некоторыми другими странами в отношении России, а также наши ответные меры породили у населения разнообразные настроения. Скажем, у пользователей фейсбука и твиттера после введения ответных мер России развернулась виртуальная война «за» и «против» хамона. Было посвящено этому и немало материалов в федеральных медиа самой различной идеологической окраски. Причем, в этих дискуссиях тема санкций часто подменялась рассуждениями об установках более общего порядка — сторонники действующей российской власти превращались в ярых протекционистов и борцов с польскими яблоками, идеологические противники внезапно оказывались поголовно потребляющими фуагра. Впрочем, эта дискуссия ограничивалась, скорее, относительно узким кругом людей, внимательно следящих за новостями в интернете и с удовольствием занимающихся их интерпретацией. Восприятие же санкций россиянами в целом, безусловно, отличалось от споров «хамонопоклонников» с «хамононенавситниками».

При этом, если посмотреть на данные социологических служб, очевидно: граждане и раньше не боялись санкций. Во-первых, жители России были морально готовы к введению режима санкций западными странами — социологические службы еще с начала года фиксировали понимание того, что международная обстановка накаляется, а отношения с Западом у России ухудшаются. Граждане, в общем, понимали риски, сопряженные с украинским политическим кризисом еще полгода назад. Тогда уже поллстерам респонденты отвечали, что отношения с Западом деградируют — таких граждан было 49 процентов, что на 10 процентов больше, нежели в 2008 году, после конфликта с Грузией, и на 32 процента больше, нежели в «мирном» 2007 году. При этом, число оптимистов, считающих, что отношения с Западом у России улучшаются, в 2007 году составляло 29 процентов, а в марте 2014 года их было всего 9 процентов.

Экономические санкции представлялись россиянам наиболее серьезной угрозой еще до принятия Крыма и Севастополя в состав России. В середине марта в опросе ВЦИОМ именно экономические санкции вызывали опасения у 26 процентов граждан России. Для сравнения: вступление Украины в НАТО (второе место в числе проблемных вопросов с точки зрения граждан страны) заботило 23 процента, отмена саммита G8 в Москве — 15 процентов, а отказ российским гражданам во въездных визах в США и Европу — всего 13 процентов. Однако более половины (57 процентов) респондентов ответили, что даже введение санкций стоит того, чтобы Крым вновь стал российским1. Таким образом, санкции вызывали опасения, но жители нашей страны в массе готовы были их терпеть.

1.1 Санкции? Переживем

  Санкции наносят какой-то ущерб, но не критического характера.
В. Путин (Из выступления в рамках первого Медиафорума
независимых региональных и местных СМИ
в Санкт-Петербурге, 4 апреля 2014 года)


Логично, что санкции практически не оказали влияния не информационную картину мира наших граждан — зачем бояться того, на что ты уже согласился? В конце июля 2014 года респонденты ФОМ упомянули санкции в числе запомнившихся им за неделю новостей. Однако доля отметивших тему введенных санкций в качестве темы недели была крайне низка — на уровне 1 процента. Столько же опрошенных отметили крушение алжирского (уточним — именно алжирского) самолета в Мали 24 июля, отравление в юношеском лагере, учения НАТО, смерть Валерии Новодворской, события в Израиле. А вот события на Украине в той или иной форме упомянули 76 процентов принимавших участие в опросе2.

Доля санкционных новостей в числе событий, вызвавших недовольство респондентов, была выше: эта новость стала третьей в топе «раздражающих». Респонденты ФОМ приводили следующие оценки: «Обама претензии предъявляет»; «все, что касается США, — всех против России натравливают»; «необоснованные санкции в сторону России»; «отношение Америки к России»; «отношение к России стран Запада и США»; «санкции Евросоюза против России из-за ее позиции по Украине». Но в целом и здесь число отметивших эту новость в перечне вызывающих раздражение была невысока: 4 процента, что сильно уступает по значимости собственно украинским событиям (их упомянули в том или ином виде 47 процентов опрошенных) и падению под Донецком малазийского «Боинга» (24 процента)3.

В целом, граждане оказались неплохо осведомлены о том, что Россия попала под санкционный пресс США и ЕС. По результатам опроса ФОМ от 26–27 июля, 48 процентов респондентов заявили о том, что им часто приходится слышать об экономических санкциях в последнее время. 44 процента опрошенных ФОМ знают о санкциях, введенных США и Европой, еще 39 «что-то слышали» и лишь 12 процентов услышали о санкциях от интервьюеров впервые.

Россияне не считают этот инструмент нормальным в отношениях государств — половина опрошенных назвали санкции неприемлемыми, только 21 процент полагает их допустимыми. При этом, 43 процента граждан считают, что санкции не являются эффективным инструментом, обратной точки зрения придерживается вдвое меньше — 21 процент (среди тех, кто полагает санкции приемлемыми, их больше — 56 процентов)4. О сильном влиянии европейских и американских санкций на российскую экономику заявили 13 процентов, о слабом влиянии — 29 процентов. Такой же процент опрошенных заявили об отсутствии влияния санкций на экономику. Чуть более четверти затруднились ответить.

1.2 Санкций испугалась лишь Москва

  Вместе с остальными регионами столица вносит свой вклад
в создание сильной, процветающей и благополучной России.
В. Путин (Из поздравления москвичей с Днём города, 1 сентября 2012 года)


Наиболее высокий процент считающих, что санкции сильно повлияют на российскую экономику, наблюдался в Москве — их оказалось целых 26 процентов, а вот вариант об отсутствии влияния санкций западных стран на российскую экономику выбрали лишь 14 процентов. В свою очередь, в городах-миллионниках картина оказалась в целом схожей с общероссийской: 11 процентов полагают, что санкции сильно повлияют на отечественную экономику, 28 полагают, что влияния не будет вовсе. Таким образом, основное беспокойство из-за санкций локализовано в Москве и, по всей видимости, объясняется специфической культурой распространения информации в столице — с сильным влиянием социальных сетей и оценочных суждений в них в качестве информации.

Меньше всего опасаются экономических последствий санкций в городах с населением от 250 тысяч до миллиона: здесь число людей, считающих, что санкции повлияют сильно — всего 8 процентов, а сторонников идеи «санкций без последствий» — целых 36 процентов. Интересно, что именно в эти города, как показывали предыдущие исследования Центра политического анализа, сместился в последнее время акцент недовольства политикой президента Владимира Путина.

Более всего беспокоит россиян рост цен, как возможное последствие западных санкций: об этом заявили 7 процентов из тех, кто замечает последствия санкций. Остальные варианты, в частности, ограничения на выезд за границу, набрали в районе 1 процента. К началу августа 2014 года (опрос ФОМ 2–3 августа), число опрошенных, которые назвали санкции в качестве запомнившейся новости последней недели, немного выросло — их стало уже 3 процента.

Аналогичные данные приводятся по всей России. Согласно опросу ВЦИОМ от 9–10 августа, 92 процента респондентов не заметили последствий от введенных в отношении России санкций. Еще 4 процента отметили рост цен (эти данные в целом соответствуют данными ФОМ), остальные варианты очевидных последствий не набрали и 1 процента.

Учитывая, что рост цен вообще и всегда беспокоит значительную часть жителей России (согласно многолетним замерам «Левада-центра» именно рост цен остается проблемой, которая больше всего заботит граждан — например, в феврале 2014 года таких было 69 процентов и этот уровень в целом стабилен на протяжении последних нескольких лет5), связь его с санкциями довольно слаба в сознании граждан. Да и те, кто ощущает последствия от санкций в виде роста цен, скорее, искусственно конструируют эту связь по принципу «что бы ни произошло — вырастут цены».

1.3 Обида на Запад

  И у меня даже такое подозрение, может быть, настаивая
на применении санкций в отношении России, наши американские
друзья (а они изощрённые ребята, так?), может быть,
хотят даже получить определённые конкурентные преимущества
в своих торгово-экономических связях с Европой?
Других побудительных мотивов, серьёзных, глубоких,
я просто не чувствую, не понимаю.
В. Путин (Из выступления в рамках ПМЭФ, 25 мая 2014 года)


Граждане России в своей массе придерживаются «геополитической» трактовки при интерпретации санкций Запада, при этом, в последнюю очередь введение санкций связывалось непосредственно с украинскими событиями. Так, согласно опросу ВИЦОМ от 9–10 августа, большинство респондентов предположило, что основной целью введения санкций странами Запада было стремление «ослабить Россию, замедлить развитие и усиления влияния на мировой арене» — так ответили 32 процента опрошенных. Еще 14 процентов предположили, что остальные страны, помимо США, «идут на поводу у США». Наконец, 13 процентов предположили, что страны Запада «пытаются доказать свое влияние/подавить/заставить подчиниться».

«Украинские» варианты, что целью санкций является стремление «заставить вернуть Крым Украине/Наказать за Крым» и «заставить перестать оказывать поддержку ДНР и ЛНР» набрали всего по пять процентов6. Таким образом, санкции воспринимаются гражданами прежде всего в контексте глобального конфликта России и стран Запада и в некотором отрыве от собственно событий на Украине — украинский политический кризис и гражданская война представляет респондентам лишь поводом, но не причиной введения санкций.

В связи с антироссийскими действиями наших зарубежных партнеров, по данным июльского опроса «Левада-центра», с начала года кратно выросли антиамериканские и антиевропейские настроения в обществе. Если в январе о «в основном хорошем» отношении к США говорили 41 процент респондентов, то к июлю их доля снизилась почти втрое — до 16 процентов. Зато доля тех, кто относится к США «очень плохо» выросла за тот же период в пять раз — с 8 до 40 процентов. Число в основном хорошо относящихся к Евросоюзу сократилось в два раза — с 50 до 25 процентов, а вот число крайне негативно настроенных также кратно выросло — с 4 до 27 процентов.

Граждане России, похоже, не вынесли антироссийской риторики западных лидеров в ходе украинского кризиса и полагают, что целью западных стран является не нормализация ситуации и преодоление кризиса, а давление на Россию и проведение антироссийской политики в целом. В этом их поддерживают и заявления официальных лиц страны. В частности, Министр иностранных дел России Сергей Лавров подчеркивал: «люди (на Западе) явно заняты выискиванием хоть какого-то повода для того, чтобы продолжать оказывать на нас давления. Но, во-первых, все эти поводы выглядят смехотворно и ничтожно. Во-вторых, никогда еще попытки оказывать давление на Россию не приносили результата».

При этом одними декларациями недовольства российские граждане не ограничились: антизападные настроения вполне конвертируются в реальный выбор россиян. В частности, это уже сказалось на вполне определенном сокращении туристического потока в страны ЕС. Как отметил в ходе совещания по ситуации на туристическом рынке премьер-министр Дмитрий Медведев, фиксируется «падение, как раз в сегменте так называемой старой Европы, до 30 процентов поездок — следствие, по понятным причинам, усложнения международных отношений и отдельных вопросов, которые возникают с нашими партнёрами»7.

1.4 Так что же такое санкции?

  Разве не очевидно и то, что экономические санкции
как инструмент политического давления в современном
взаимозависимом мире имеют эффект бумеранга
и в конечном счёте отражаются на бизнесе и экономиках стран,
которые их инициируют?
В. Путин (Из выступления Владимира Путина на ПМЭФ, 23 мая 2014 года)


Конкретные представления жителей России о санкциях при этом довольно расплывчаты. Так, ФОМ приводит вполне экзотические варианты ответов: «наложили санкции на Валерию, Газманова, Кобзона»)8.

Схожие данные об уровне конкретной информированности о введенных санкциях получили и во ВЦИОМе в начале августа9.

Соответственно, почти 60 процентов (те, кто не может вспомнить конкретные меры, и тех, кто затруднился в ответе на вопрос) практически не знают о том, что за санкции ввели против России. На уровне статпогрешности в восприятии граждан остались такие важнейшие последствия от введения санкций, как приостановка военно-технического сотрудничества, запрет на ввоз продукции «двойного» назначения и проблемы кредитования российских организаций и банков.

Таблица 1. Информированность о санкциях: данные ВЦИОМ


Для увеличения кликните по иллюстрации

Это понятно, поскольку подавляющее большинство граждан страны не воспринимает санкции как угрозу непосредственно их интересам.

Таблица 2. Последствия санкций: данные ВЦИОМ (опрос 9–10 августа)10


Для увеличения кликните по иллюстрации

1.5 Наш «ответ Чемберлену»

  При принятии ответных защитных мер думаем о своих интересах.
В. Путин (Из выступления на Госсовете, 18 сентября 2014 года)


По данным опросов, жители России поддержали и идею введения ответных мер в отношении стран Запада. Ответы на соответствующий вопрос «Левада-центра»11  распределились следующим образом:

Таблица 3. Как Вы считаете, следует ли России в ответ на санкции,
которые вводятся против нее странами Запада,
ввести ответные санкции против зарубежных компаний?


Для увеличения кликните по иллюстрации

То есть, почти три четверти респондентов поддержали идею ответных санкций, не поддержали ее менее 20 процентов. Еще более характерная картина представилась социологам, когда они спросили об одобрении или неодобрении действий Россельхознадзора относительно запрета на ввоз зарубежных овощей и фруктов: поддержали эти действия 76 процентов, а против них в той или иной степени выступили лишь 12 процентов. Общественный консенсус относительно ответных действий России на санкции стран Запада наблюдался еще до принятия окончательного решения о них российскими властями.

Примерно тот же, даже чуть более высокий уровень поддержки продемонстрировали россияне и в 20-х числах августа — уже после введения ответных санкций России. Согласно замеру «Левада-центра», общее число поддержавших эти меры (отнесшихся к ним определенно положительно и скорее положительно) составило 78 процентов от числа опрошенных. Доля отрицательно и скорее отрицательно воспринявших ответные меры составила соответственно 5 и 8 процентов от числа опрошенных12. Схожие данные в середине августа получил и ФОМ: 79 процентов опрошенных заявили об одобрении ответных мер России, но 10 процентов такие шаги не одобряли13.

1.6 Восприятие ответных санкций

  В ответ мы приняли защитные меры, и, я хочу здесь подчеркнуть,
это именно защитные меры, и они вызваны отнюдь
не стремлением кого-то наказать из наших партнёров,
как-то повлиять на их решение.
В. Путин (Из выступления на Госсовете, 18 сентября 2014 года)


Ответные санкции России в адрес стран ЕС и США вызвали больший интерес у граждан, нежели собственно санкции западных стран. В опросе ФОМ от 16–17 августа, ответные санкции России в качестве запомнившейся «темы недели» упомянули 7 процентов опрошенных, санкции стран Запада — 3 процента. Санкционные темы стояли в условном рейтинге новостей недели на втором месте после украинских событий14. Впрочем, на следующей неделе интерес к санкциям снизился: только 2 процента отметили в качестве заинтересовавшей их темы санкции России (столько же упомянули лихорадку Эбола в Западной Африке), 1 процент — санкции стран Запада (столько же отметили казнь американского журналиста Фоули в Ираке)15.

По данным ВЦИОМ от 16–17 августа, заявили о хорошей осведомленности об ответных мерах России в отношении стран ЕС и США 56 процентов респондентов, еще 35 сказали, что «что-то слышали», но не знают подробностей. Только 8 процентов услышали об ответных санкциях от социологов16. Данные  ФОМ того же периода показали еще более высокий уровень информированности — чуть более 2/3 респондентов выказали знание на тему введенных ответных санкций России, еще 27 «что-то слышали»17.

1.7 Опасения роста цен и дефицита

  Здесь есть и объективные факторы, и они не связаны даже с этими
санкциями, но и субъективные, которые заключаются в том,
что и торговые сети, и некоторые производители, некоторые
перекупщики они, как бы пользуясь ситуацией, со ссылкой
на определенные ограничения, связанные с нашим решением
о запрете ввоза продовольственных товаров из европейских стран
и некоторых других, они как бы ссылаясь на это,
искусственно цены повышают.
В. Путин (Из интервью «Первому каналу», 31 августа 2014 года)


Единственное, что заботит граждан в свете введения санкций, — рост цен на продукты питания. Следует еще раз подчеркнуть, что это — нормально для социологии. Согласно многолетним замерам ФОМ значительная доля жителей России традиционно говорит о том, что «за последний месяц цены растут быстрее, чем раньше». Причем, эта доля стабильна на протяжении последних лет и составляет примерно 40 процентов вне зависимости от действительного роста цен. В этом смысле зафиксированный социологами уровень в 40–41 процент респондентов, отметивших более интенсивный рост цен за прошедший месяц, не выделяется на обычном, «досанкционном» фоне. Такой же уровень фиксировался, например, в июне, июле и, скажем, марте 2013 года — до всяких украинских событий. В принципе, на любое событие внешнего мира российские граждане реагируют в том духе — вызовет или не вызовет данное событие рост цен. Причем, чаще реакция бывает именно положительной: что бы ни случалось — цены вырастут.

Но, несмотря на опасения, рацион респондентов не пострадал. 63 процента отметили, что введенный запрет на импорт продуктов питания из стран ЕС и США не создал никаких проблем с питанием, еще 27 отметили не слишком серьезные проблемы. Довольно серьезные и очень серьезные проблемы в этой связи упомянули 5 и 1 процент соответственно.

Ожидания тут чуть менее оптимистические: очень серьезные проблемы с питанием в связи запретом импорта ожидает тот же 1 процент, довольно серьезные проблемы — 10 процентов. 32 процента полагают, что серьезных проблем не будет, а 49 убеждены, что практически никаких проблем не возникнет18.

Согласно замеру ФОМ, 40 процентов, впрочем, ожидали сокращения ассортимента в продуктовых магазинах (не ожидали такого 55 процентов). При этом доля тех, кто был убежден в сокращении ассортимента в Москве, была существенно выше средней по выборке — их было 58 процентов, не ожидали уменьшения разнообразия на полках магазинов только 37 процентов. Менее выражены опасения по поводу сокращения ассортимента были в городах-миллионниках: 53 процента полагали его вероятным, 43 процента думали, что этого не случится19.

Схожие данные получил в середине августа и ВЦИОМ. Одобрили введение ответных мер 84 процента опрошенных, с неодобрением отнеслись только 9 процентов. В Москве и Санкт-Петербурге доля скептиков была выше, чем в среднем по выборке: 17 процентов жителей двух столиц заявили о том, что не одобряют введение ответных мер.

Доля скептиков выше и в студенческой среде. Если в целом по России о том, что ответные меры принесут стране больше пользы, ВЦИОМу заявили 80 процентов респондентов (сторонников версии о том, что ответные санкции принесут больше вреда было 9 процентов), то среди молодых людей от 18 до 24 лет о пользе запрета на ввоз импортного продовольствия заявили 73 процента, а придерживающихся противоположной точки зрения было 12 процентов20.

1.8 Наши продукты лучше

  Главная цель — использовать ёмкий внутренний рынок,
заполнить его качественными товарами.
В. Путин (Из выступления на Госсовете, 18 сентября 2014 года)


По данным опроса ВЦИОМ, в числе ожидаемых последствий запрета импорта продовольствия из стран ЕС и США граждане страны называли рост числа отечественных продуктов в магазинах (86 процентов), развития отечественного сельского хозяйства (85 процентов), роста цен и увеличения импорта из Азии и Южной Америки (по 63 процента). Примерно поровну разделилось число опасающихся роста контрабанды запрещенных товаров и полагающих, что этого не произойдет (46 и 38 процентов соответственно). А вот дефицита и ухудшения качества россияне в массе не ждут: полагают, что такого вариант развития ситуации не будет 73 процента, алармистов по этим вопросам чуть больше 20 процентов21.

В вопросе угрозы дефицита и качества отечественных товаров граждане страны вообще демонстрируют социальный оптимизм, причем доля оптимистов в последние годы заметно увеличилась. Так, согласно опросам ФОМ, в 2006 году число граждан, полагающих, что ограничение импорта приведет к дефициту, составляло 29 процентов, число противников этой точки зрения было чуть более половины. В середине августа 2014 года наблюдалась еще более рельефная картина: число сторонников версии о дефиците снизилось до 17 процентов, доля же оптимистов выросла до 70 процентов.

Граждане страны убеждены: продуктов питания отечественного производства много и их больше или, по крайней мере, столько же, сколько импортных. После кризиса 1998 года настроения были совершенно иными. Так, по данным ФОМ от 1999 года, 48 процентов были уверены, что в магазинах в том месте, где они живут, больше импортных товаров. Преобладание отечественных продуктов отмечали только 26 процентов.

Спустя 15 лет — в 2014 году — ситуация кардинальным образом изменилась. Теперь 40 процентов полагают, что в магазинах рядом с их домом отечественной продукции больше, еще 30 говорят о паритете отечественных и импортных товаров, а версии о преобладании импорта над российскими продуктами придерживается только 18 процентов22.

При этом, жители России уверены, что отечественные продукты питания по качеству превосходят импортные. Согласно данным опроса ВЦИОМ от середины августа 2014 года, 64 процента опрошенных настаивали на том, что отечественные товары выше по качеству, лишь 8 процентов отдавали приоритет импортным товарам. О «точно таком же качестве» отечественных и импортных продуктов заявили 24 процента опрошенных.

Представление о российских товарах как более качественных послужило одним из основных мотивов поддержки ответных мер гражданами. Респонденты чаще говорили только о необходимости поддержки своего производителя (31 процент опрошенных; респонденты предлагали следующие мотивации поддержки ответных санкций: «Надо дать дорогу нашим производителям», «надо развивать свое», «наша аграрная промышленность поднимется» и так далее). 20 процентов упирали именно на качество российских продуктов: «Российские продукты свежее и качество лучше», «говорят, что там нездоровая продукция, некачественная», «наши продукты намного чище и лучше. У них рыба несвежая», «ничего хорошего оттуда не привозили», «свое-то лучше, а там неизвестно что они нам намешают», «нам ввозят всякого дерьма, непонятно чего, вот мы из-за этого, наверное, и хвораем». Из остальных мотивов поддержки ответных мер стоит отметить также убежденность 14 процентов граждан в том, что Россия сама себя легко обеспечит всем необходимым, а также объяснение поддержки необходимостью российского ответа на санкции ЕС и США (11 процентов)23.

_________________
1  — «Нас пугают, а нам… не страшно!» ВЦИОМ. 26.03.2014 — http://wciom.ru/index.php?id=515&uid=114758
2  — Опрос «ФОМнибус» 26–27 июля. 100 населенных пунктов, 43 субъекта РФ, 1500 респондентов. — http://bd.fom.ru/pdf/d30sn14.pdf
3  — Опрос «ФОМнибус» 26–27 июля. 100 населенных пунктов, 43 субъекта РФ, 1500 респондентов. — http://bd.fom.ru/pdf/d30svn14.pdf
4  — Об эффективности экономических санкций. ФОМ. 04.08.2014 — http://fom.ru/Ekonomika/11649
5  — Россияне о проблемах. Опрос «Левада-центра». 10.03.2014 — http://www.levada.ru/10-03-2014/rossiyane-o-problemakh
6  — «Антироссийские санкции: причины и последствия». Опрос ВЦИОМ. 15.08.2014 — http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=114934
7  — Совещание о совершенствовании нормативно-правового регулирования в сфере выездного туризма. Сайт правительства Российской федерации. 03.08.2014 — http://government.ru/news/14706
8  — Об эффективности экономических санкций. ФОМ. 04.08.2014 — http://fom.ru/Ekonomika/11649
9  — «Антироссийские санкции: причины и последствия». Опрос ВЦИОМ. 15.08.2014 — http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=114934
10  — Там же
11  — Россияне о санкциях, о врагах и об уважении к России. Левада-центр. 08.08.2014 — http://www.levada.ru/08-08-2014/rossiyane-o-sanktsiyakh-o-vragakh-i-ob-uvazhenii-k-rossii
12  — Санкции: оценки и ожидания. Опрос «Левада-центра». 28.08.2014 — http://www.levada.ru/28-08-2014/sanktsii-otsenki-i-ozhidaniya
13  — «Продуктовые санкции» — отношение россиян. Опрос ФОМ. 27.08.2014 — http://fom.ru/Ekonomika/11688
14  — Опрос «ФОМнибус» 16–17 августа — http://bd.fom.ru/pdf/d33sn14.pdf
15  — Опрос «ФОМнибус» 23–24 августа — http://bd.fom.ru/pdf/d34sn14.pdf
16  — «Без западной еды: продовольственные страхи и надежды россиян». ВЦИОМ. 22.08.2014 — http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=114946
17  — «Продуктовые санкции» — отношение россиян. Опрос ФОМ. 27.08.2014 — http://fom.ru/Ekonomika/11688
18  — Санкции: оценки и ожидания. Опрос «Левада-центра». 28.08.2014 — http://www.levada.ru/28-08-2014/sanktsii-otsenki-i-ozhidaniya
19  — «Продуктовые санкции» — отношение россиян. Опрос ФОМ. 27.08.2014 — http://fom.ru/Ekonomika/11688
20  — «Без западной еды: продовольственные страхи и надежды россиян». ВЦИОМ. 22.08.2014 — http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=114946
21  — Там же
22  — Продукты питания: отечественные или импортные? Опрос ФОМ. 27.08.2014 — http://fom.ru/Ekonomika/11689
23  — «Продуктовые санкции» — отношение россиян. Опрос ФОМ. 27.08.2014 — http://fom.ru/Ekonomika/11688

Вернуться назад и продолжить чтение

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика